Российский производитель
защитных покрытий

Экономика России к концу выходных: мнение бизнеса

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
4 Апреля 2020
Индустрия 

«Северсталь»: «В текущей волатильной ситуации сложно давать какие-либо прогнозы. Сейчас как сталеплавильные, так и сталепрокатные мощности продолжают работать, дальнейшая ситуация будет зависеть от масштабов распространения COVID-19 в России. При этом финансовое положение компании устойчивое (у нас одни из самых комфортных в отрасли долговых нагрузок, высокая маржа и низкие косты). Что касается CAPEX, мы не исключаем снижения инвестпрограммы в пределах заявленных ранее «гибких» 30–40%».

Магнитогорский металлургический комбинат: «Как компания заявляла ранее, критического влияния на реализацию продукции ММК на его основных рынках сбыта не наблюдается. При этом негативная ситуация с развитием пандемии уже отрицательно сказывается на деловой активности в мире и внутри страны. Тем не менее на сегодняшний день группа не испытывает сложностей с поставками основных видов сырья, оборудования и запасных частей и продолжает держать на особом контроле все сырьевые ресурсы, отслеживая их как с учетом потребления в производстве, так и с учетом складских запасов».

Финансы

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков: «Позитивно это на банках не отразится, потому что начинают возникать проблемы с обслуживанием имеющихся кредитов и обслуживанием вкладов. Все равно в приоритете здоровье: сначала необходимо нормализовать ситуацию в сфере здоровья и потом уже думать об экономике. Ассоциация уже просила ЦБ о послаблениях по вопросам оценки качества кредитов, по которым задерживаются платежи, и создания дополнительных резервов. Важно, чтобы Банк России применил и другие смягчающие меры и не делал преференции крупнейшим банкам с госучастием, чтобы это были меры по поддержке всей системы».

«Основное негативное влияние на заемщиков оказывает не продление выходных как таковых, а общее снижение экономической активности, что уже приводит к снижению доходов предприятий малого бизнеса, а соответственно, и к снижению доходов работающих на этих предприятиях сотрудников. Мы видим значительное увеличение количества заявок на реструктуризацию кредитных обязательств в этих сегментах бизнеса, которые мы рассматриваем в максимально сжатые сроки, и по возможности идем навстречу клиентам», — сказали РБК в пресс-службе «Уралсиба». Банк планирует продолжать работу в режиме полной функциональности, при этом предоставление услуг максимально осуществляется в дистанционном формате. «Мы продолжаем работать во всех регионах присутствия, хотя количество открытых отделений в каждом отдельном регионе будет регулироваться с учетом актуальных данных о клиентском потоке», — уточнили в банке.

«Продление нерабочей недели до конца апреля является серьезным вызовом для российской экономики, в первую очередь для компаний малого бизнеса, — сообщили РБК в пресс-службе МКБ. — Мы рассчитываем, что предлагаемые сейчас правительством меры поддержки вместе с активной позицией банковского сообщества помогут МСБ пережить этот непростой период. Важно отметить, что ряд активно привлекающих банковские заемные средства отраслей даже в этот непростой период чувствуют себя хорошо. Например, строительная и сельскохозяйственная, которые относятся к предприятиям непрерывного цикла. На них продление нерабочих дней не распространяется, компании из этих отраслей продолжают активно работать, и потому мы не ожидаем резкого ухудшения их финансового положения в связи с продлением выходных».

Рестораны

У низкорентабельного бизнеса ресторанов и отелей нет запаса прочности на то, чтобы выдержать два или три месяца без выручки, но с затратами, в частности, на сохранение заработной платы, отмечает вице-президент Федерации рестораторов и отельеров России Вадим Прасов. «Далеко не все имеют финансовые возможности пережить эту историю и сохранить персонал при отсутствии выручки», — отмечает Прасов. У крупных компаний могут быть такие возможности, но часть предприятий малого и среднего бизнеса ждет закрытие или банкротство, считает эксперт.

Сейчас правительство рассматривает в качестве меры поддержки отрасли беспроцентные кредиты на выплату зарплат, «но это все же кредиты, которые надо будет возвращать, при этом непонятно, как долго продлится текущая ситуация», отмечает президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров. Сейчас отрасль сосредоточилась на тех мерах, которые позволят как-то существовать в текущей ситуации, — например, часть предприятий готова брать кредиты, кто-то договаривается с крупнейшими интернет-ретейлерами, чтобы временно перевести к ним своих сотрудников, например на позиции курьеров. Рестораны и отели могут работать во время кризиса, но отрасли важно понимать, как она потом будет из этого кризиса выходить, а в условиях «вчерашнего законодательства» этого делать нельзя, для этого нужна новая экономическая политика, подчеркивает Бухаров.

Потребительские товары

Председатель совета директоров «Глория Джинс» Владимир Мельников не берется прогнозировать потери компании и отрасли от продления каникул. «Производства не работают, денежного потока у магазинов нет, но мы должны платить зарплату сотрудникам. В данной ситуации мы «крепостные» и должны подчиняться. Может быть, наше правительство знает, где нам взять деньги?»

«Месяц карантинного режима, исходя из опыта других стран, может превратиться в два, два с половиной месяца. Все это время офлайн-магазины будут закрыты, а спрос на товары из сегмента fashion в онлайне очень сузился — в онлайн перетекает спрос на товары первой необходимости. В сегменте онлайн-продаж мы уже просели на 50–60%. Кроме того, бизнес носит сезонный характер, а значит, когда будет снят карантин и нам нужно будет финансировать создание зимних коллекций, у бизнеса не будет средств на это», — говорит вице-президент ГК «Новард» (управляет сетью «Эконика») Сергей Саркисов.

По мнению Саркисова, государство, обращая внимание на малый и средний бизнес, забывает, что есть крупный сетевой ретейл, партнером которого также является малый бизнес как в виде франшизы, так и оптовых закупок. Меры государственной поддержки, без которой не вытянуть, должны распространяться на всех пострадавших участников рынка, уверен он.

Производители и поставщики товаров, которые должны, несмотря на ситуацию с карантином, ажиотажным спросом и динамикой валют, обеспечить бесперебойную поставку продуктов питания потребителям, уже сейчас перешли на круглосуточный режим работы или работают в две смены, отмечает исполнительный директор «Руспродсоюза» Дмитрий Востриков. По его словам, нагрузка на них постоянно возрастает не только из-за резко выросшего спроса, но также из-за дополнительных трудностей с пропусками и сбоями в работе поставщиков сырья и тары. В условиях продления режима самоизоляции до 30 апреля предприятиям пищевой промышленности просто необходимы меры поддержки, отмечает Востриков: например, это смягчение банковских кредитных ковенантов при ухудшении финансовых показателей, налоговые каникулы, бесперебойное обеспечение сотрудников предприятий средствами индивидуальной защиты, решение всех вопросов, связанных с выдачей пропусков для транспортировки продовольствия, а также защита от давления и штрафов со стороны торговых сетей.

Совладелец сети гипермаркетов мебели и товаров для дома Hoff Михаил Кучмент считает, что этот кризис очень четко разделит компании на цифровые и традиционные. «Мы давно развиваем онлайн и относим себя к одним из наиболее развитых в дистанционных продажах компаний в индустрии, но мы уже потеряли 75% выручки. Хорошо, что хотя бы закрыты магазины, в текущей ситуации они бы просто увеличивали убытки», — убежден Кучмент. Он пояснил, что если кризис будет длиться месяц-два, то компания его пройдет, а дальше будет зависеть от того, насколько сохранится платежеспособный спрос населения. Однако сейчас все производства закрыты и может возникнуть недостаток товаров в некоторых категориях. «Наша модель подразумевает наличие остатков, а многие участники индустрии работают под заказ или без значительных товарных остатков. Я не исключаю, что через месяц диван может стать дефицитным товаром», — говорит Кучмент.

«ФосАгро»: «На предприятиях созданы необходимые резервные запасы сырья, которые в случае даже самых жестких ограничительных ситуаций позволят в течение двух недель обеспечивать производство удобрений для выполнения текущих поставок продукции на внутренний рынок. В связи с их значимостью для обеспечения продовольственной безопасности страны разработаны производственные регламенты на случай любого развития эпидемиологической ситуации».

Фитнес

Ольга Киселева, президент Ассоциации операторов фитнес-индустрии России: «Ранее мы оценивали, что потери за месяц простоя всей отрасли в среднем 8–10 млрд руб., но сейчас ни у кого продаж нет. Продление выходных за счет бизнеса — это самая сложная история для нас, ведь работодатель ответствен за выплату зарплаты сотрудников, а этих денег нет. Беспроцентные кредиты, хоть и снимают на какое-то время социальную напряженность, только отодвинут ситуацию коллапса до момента, когда их нужно будет вернуть. Когда фитнес-клубы откроются вновь, клиенты не придут сразу покупать карты из-за своей личной финансовой ситуации, а кто-то будет обращаться за возвратом стоимости карт. Думаю, мы потеряем индустрию, около 60–70% бизнесов не выживут».

Кино, книги

Олег Березин, председатель Ассоциации владельцев кинотеатров, считает, что даже если режим самоизоляции снимут в конце апреля, то кинотеатры не начнут работать раньше июля-августа: «После снятия карантина сначала начнут оживать торговые центры, а кинотеатры смогут открыться, только когда появится достаточное количество релизов, а далеко не каждая кинокомпания захочет ставить свой фильм первым — все будут ждать, пока экономика придет в себя». По мнению Березина, на данный момент потери всех кинотеатров России можно оценить в 15 млрд руб. — после снятия режима самоизоляции соскучившиеся по кино россияне компенсируют часть потерь кинотеатров, надеется он. Однако эту оценку он считает оптимистичной.

Олег Новиков, президент издательской группы «Эксмо-АСТ»: «Продление нерабочих дней до конца апреля — это неожиданная мера, которая фактически означает, что работа розничных предприятий будет остановлена. Приостановка на целый месяц каких-либо денежных поступлений на фоне ограничения доступа к кредитным средствам со стороны банков затрудняет выплаты зарплат сотрудникам. В данный момент сложно оценить реальные масштабы и последствия, ситуация крайне сложная».

Выставочный бизнес

Исполнительный директор Союза выставочных застройщиков Андрей Амбарцумян считает, что продление нерабочих дней хуже индустрии вряд ли сделает — выручка в течение двух последних месяцев «уже по факту равна нулю». По его словам, в такой ситуации без поддержки правительства нет понимания, как платить 20 тыс. работников отрасли обещанную президентом зарплату. «Решения должны идти на опережение, а не вдогонку: сейчас нашу отрасль могут спасти только субсидии», — считает собеседник РБК.

Торговая недвижимость

Булат Шакиров, президент Российского совета торговых центров: «По нашим подсчетам, каждый торговый центр теряет из-за дня простоя около 50 млн руб. Соответственно, если 2 тыс. торговых центров, которые уже приостановили деятельность, не будут работать еще месяц, то общие потери могут составить 3 трлн руб. В отрасли, по нашим оценкам, заняты около 10 млн человек. Ни у одного торгового центра не хватит подушки безопасности, чтобы платить людям зарплаты весь месяц.

Думаю, начнется массовая волна банкротств, увольнений и десятки миллионов людей останутся без работы и без денег. Это при том, что мы активно просили две меры господдержки — отмену всех налогов и отмену платежей банкам, чтобы наши финансовые ресурсы пустить в первую очередь на выплаты и на поддержку сотрудников. На сегодня не принято ни одной меры. Если будут приняты эти две меры, мы хотя бы доживем до конца апреля без подобных потрясений. Если нет, мы увидим покинутые объекты, которые разграбляются, потому что люди не получают средства и вынуждены искать себе источники пропитания. Не хотелось бы увидеть этот апокалиптический сценарий, но пока, к сожалению, даже по сравнению с другими странами наше правительство бездействует».

ИТ-индустрия

Глава Ассоциации российских разработчиков и производителей электроники Иван Покровский заявил РБК, что решение президента было ожидаемо многими компаниями. «После апреля начинаются майские праздники, в этот период тоже непонятно, можно ли будет восстановить работу. Поэтому большинство компаний закладывали, что полностью восстановить работу можно будет с середины мая».

По его словам, во многих компаниях настроения, близкие к паническим. «Где-то треть компаний не знают, как пережить этот период простоя. Другие две трети видят выход в том, чтобы добиться разрешения на частичное возобновление работы самых необходимых организаций», — считает он. «Если разрешение получить не удастся, то вся страна очень быстро столкнется с аварийными ситуациями. Оборудование независимо от эпидемиологической ситуации имеет свойство выходить из строя, и даже на уровне элементарных замен оборудования или ремонта необходимы поставки. И тогда разрешения в любом случае придется выдавать, но уже в другом режиме и с большими потерями для всех», — подчеркнул Покровский. Он также добавил, что сейчас многие компании продолжают работать, принимая на себя все риски штрафных санкций. «Некоторые предприятия, которые решили не рисковать и не выходить на работу, столкнулись с ситуацией, что заказчики из других отраслей, которые относятся к непрерывному производству, сразу призывают их к выполнению обязательств», — заключил он.

Президент НП «Руссофт» Валентин Макаров напоминает, что ИТ-компании считаются непрерывными производствами, им разрешена работа в удаленном режиме, поэтому сильного удара для членов «Руссофт» (куда входят 1С, Mail.ru Cloud Solutions, Astra Linux и другие) не предвидится. «В среднем у компаний есть денежный запас на месяц-полтора, это время они могут работать, не начиная сокращать сотрудников», — отмечает он.

Туризм

Туристическая отрасль сейчас «стоит вне зависимости от того, будет апрель рабочим или нерабочим месяцем», констатирует пресс-секретарь Российского союза туриндустрии Ирина Тюрина. «Никаких продаж нет, авиасообщение со всем миром закрыто, российские курорты закрыты, так как отелям и гостиницам до 1 июня запрещено принимать постояльцев», при этом, по словам Тюриной, «обескураживает», что в текущей ситуации власти требуют еще месяц платить зарплату сотрудникам, которые не работают.

Часть сотрудников, которые работали в офисах, сейчас работают удаленно — от туристов поступает много заявлений на аннуляцию и перенос туров, отмечает исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. По ее словам, банкротства туроператоров «пока не начнутся», но как «без внятной поддержки сохранить персонал, о чем постоянно говорят власти, не очень понятно».

Офисная и жилая недвижимость

Николай Казанский, президент Российской гильдии управляющих и девелоперов, управляющий партнер Colliers International: «Сейчас нужно не разбивать бизнес на торговую недвижимость, офисную, арендаторов, а в целом дать поддержку всему бизнесу. Мы сейчас слышим много разных заявлений от власти, но не услышали двух принципиальных вещей. Никто официально не вводит режим чрезвычайной ситуации, который можно было бы на всю страну трактовать как форс-мажор. Второе — мы не увидели конкретных действенных мер поддержки бизнеса.

Были предложены хорошие меры, но до конца они не работают и по сути являются полумерами. Вы посмотрите на американцев, там Дональд Трамп одним росчерком пера $2 трлн подписывает, это больше, чем годовой бюджет России, просто чтобы всем дать денег и успокоиться. А мы пока только всячески мотивируем население не контактировать, что, наверное, правильно. Но при этом мы должны подумать, чтобы через месяц-два не оказаться в ситуации, когда экономика просто умерла.

Деньги для экономики — это кровь, если мы сейчас обескровим экономику, заново нам ее отстраивать будет очень тяжело. Или мы рассматриваем вариант, что госбанки все заберут и мы уйдем обратно в коммунизм? Вряд ли нам это нужно, мы уже научились эффективно жить в капитализме. Если мы хотим продолжать, нужно поддерживать бизнес. Нужно дать бизнесу возможность выплачивать бизнесу зарплаты. Я вот сегодня предложил коллегам сократить зарплаты на 40% на сложное время и начал с себя. Я пока не слышал, чтобы ни один чиновник что-то себе сократил. Наши люди, бизнес не поверят власти, если та не начнет с себя».

Леонид Казинец, президент Национального объединения застройщиков, председатель правления корпорации «Баркли»: «Проблемы застройщиков жилья сейчас прежде всего в денежном потоке. Мы находимся в действительно сложной ситуации. С одной стороны, регистрация сделок во многих регионах остановилась, регистрация бумажных ДДУ невозможна. Теоретически мы можем провести сделку в электронном виде, но люди обычно хотят посмотреть и выбрать квартиру лично. Так что выручка застройщиков в этом месяце будет катастрофически падать. С другой стороны, застройщики обязаны выполнять свои обязательства оплачивать кредиты, платежи за материалы, оборудование. Банки получают деньги и проценты по существующим кредитам и их закрывают, но не выдают новые. Не открывают кредитные линии, не одобряют практически ипотеки. Мы надеемся, что новый пакет мер по поддержке бизнеса поможет строительной отрасли выдержать. Без поддержки строительному бизнесу не пережить момент».

Реклама и маркетинг

Лариса Фортуна, президент Российской ассоциации маркетинговых услуг: «Создается ощущение, что все происходящее делается для целенаправленного свертывания целого сегмента экономики. После этого выступления стало совершенно очевидно, что до компаний, работающих в сфере рекламного бизнеса, и в частности в маркетинговых коммуникациях, никому в государстве нет никакого дела. И помощи мы ждали совершенно напрасно. Каникулы «за счет работодателей» продлены еще на месяц. Это при том, что на счетах этих самых работодателей с большой вероятностью скоро просто не останется денег. И о том, как решать эту проблему, наш президент не дал никаких вменяемых инструкций. В сфере офлайн-маркетинга произошла настоящая катастрофа, которая в скором времени будет сопоставима разве что с временами Великой депрессии. Event marketing — упал в связи с запретом на массовые мероприятия до нуля; сonsumer promo — упал до нуля в связи с санитарными ограничениями и текущей рыночной ситуацией; sport marketing — снизился на 80%; production — снизился на 80%; trade marketing — снижение пока до 30%; creative services — снижение на 50%».

Источник: РБК (rbc.ru)

Вам также может быть интересно
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
25.05.2022
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
Компания «Роял Групп» получит кредит по новой программе региональной поддержки бизнеса. Средства пойдут на расширение производства порошковых покрытий. Об этом сообщает пресс-служба министерства инвестиций, промышленности и науки Московской области.

Порошковая покраска, фото ©metkolor.ru


На днях производитель заключил договор по программе льготного кредитования с «Прио-Внешторгбанк» (Рязань). В прошлом году компания «Роял Групп» начала расширять производство порошковых ЛКМ в Егорьевске. Средства пойдут на реализацию инвестпроекта.

«Компания “Роял Групп” в рамках кредитного договора получит 100 млн рублей по ставке 8,5% годовых. Эта процентная ставка будет обеспечена за счет программы субсидирования, которая доступна подмосковным предпринимателям в качестве новой региональной меры поддержки бизнеса», – сообщила заместитель председателя правительства – министр инвестиций, промышленности и науки Московской области Екатерина Зиновьева.

Кроме того, за счет кредита предприятие построит новый склад и закупит сырье для производства порошковых лакокрасочных материалов.

Отмечается, что по новой программе Московская область субсидирует часть процентной ставки. Благодаря ей предприятия малого и среднего бизнеса могут взять кредит на сумму от 5 до 100 млн рублей на срок до трех лет по максимальной ставке 8,5%, а на отдельных территориях – 7,5%. Средства доступны при реализации проектов по модернизации действующих предприятий и строительству новых.

Источник: ЛКМ Портал
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
24.05.2022
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
В прошедшую неделю на российском рынке стали состоялось немало важных событий. Прежде всего, президент поручил до 1 июня обновить стратегию развития металлургии в РФ, а также до этого срока принять меры для снижения цен на металлопродукцию на внутреннем рынке.

Второе поручение в данный момент выглядит излишним. Стоимость стальной продукции в России и так падает. По сравнению с пиком в начале марта арматура подешевела на споте более чем на треть, а листовой прокат – примерно на 20%.

Причем, по мнению всех специалистов, это понижение будет продолжаться. На конференции «Стальные трубы: производство и региональный сбыт», которая состоялась в Челябинске 19-20 мая, некоторые участники прогнозировали удешевление арматуры и сварных труб до 45-50 тыс. руб. за т с НДС.

Текущая ситуация крайне неблагоприятна для металлургов. Почти треть российского экспорта стали в 2021 г. (около 10 млн. т) пришлась на недружественные страны. К настоящему времени поставки на этих направлениях сократились до минимума. Но и многие другие государства приостановили закупки российского проката и полуфабрикатов.

Это обусловлено наличием серьезных проблем с транспортировкой и платежами. Внешняя торговля и финансовый сектор – это те области, где антироссийские санкции продемонстрировали наибольшую эффективность. Сделки в целом идут, но с большими трудностями. Нет и в ближайшее время не будет системных решений, которые позволили бы разблокировать хотя бы часть импорта и неэнергетического экспорта.

Основные покупатели российской стальной продукции в Турции, Китае, некоторых странах Ближнего Востока и в СНГ пользуются сложившейся ситуации. Отечественным компаниям приходится осуществлять продажи с большими дисконтами. Но и в целом на мировом рынке котировки падают. Во многих странах они опустились ниже уровня середины февраля текущего года.

Спрос на стальную продукцию в мире сужается. Глобальная экономика все глубже обваливается в кризис. Долгосрочный рост цен на энергоносители и продовольствие, повышение процентных ставок, разрыв логистических цепочек, политическая нестабильность делают металл невостребованным. Причем обстановка, очевидно, будет еще ухудшаться.

В российской экономике тоже вовсю идут негативные процессы. Три месяца завышенных процентных ставок, огромные проблемы с импортом и экспортом, повышение цен резко снизили деловую активность. Государственных денег в реальный сектор тоже поступает недостаточно. Программы поддержки различных отраслей задекларированы, но с их реальным исполнением на местах есть проблемы.

По некоторым оценкам, видимый спрос на прокат в России уменьшился на 25-35% по сравнению с тем же уровнем прошлого года. К этому надо еще добавить кратное падение экспорта в марте-мае и стремление металлургических компаний сохранить более-менее приемлемый уровень загрузки мощностей. В результате получаем беспрецедентное превышение предложения над спросом, обвал цен и накопление складских запасов, прежде всего, у производителей и в подконтрольных им сбытовых сетях.

На что надеются металлурги? Прежде всего, на улучшение внутреннего спроса и хотя бы частичное восстановление экспорта в июне-июле. В принципе, можно рассчитывать, что после завершения срока мартовских депозитов, которые размещались на три месяца более чем под 20% годовых, в финансовой системе высвободятся определенные средства, которые хотя бы частично подкрепят спрос. Вероятно, продолжится снижение ключевой ставки Центробанка РФ. Может быть, летом в экономику начнут поступать в заметных объемах государственные средства. Возможно, из-за укрепления рубля и низкого спроса начнется всеобщее понижение цен на все группы товаров и уменьшение затрат. Впрочем, производители стальной продукции рассматривают и другой вариант – сокращение производства. Остановку доменных и электродуговых печей, МНЛЗ и прокатных станов. К такой политике, в частности, приходилось прибегать в 2009 г., а сейчас дела как бы не похуже.

В общем, основная забота – как день простоять, ночь продержаться, да к концу месяца не обанкротиться. Однако от президента поступило задание на срочную доработку стратегии развития металлургии до 2030 г., да еще с обеспечением долгосрочного понижения цен. Казалось бы, сейчас и на месяц что-либо прогнозировать сложно, а тут требуются планы на восемь лет вперед. Тем не менее, как раз здесь от чего-то можно оттолкнуться.

Самое первое долгосрочное предположение заключается в том, что западные санкции отменены не будут – вообще и никогда. В то же время, России и другим незападным странам удастся создать свою «полуглобальную» экономическую модель со своими системами трансграничных платежей, расчетных валют, внешней торговли, международного разделения труда и т.д. Это как бы необходимое условие. Без него быть ничего не может, иначе не следовало и огород городить, т.е. спецоперацию начинать.

Если все это будет создано, у российских металлургов не будет необходимости отказываться от нынешней модели со значительной экспортной ориентацией. Правда, при этом следует отметить, что на своем «полумировом» рынке им придется конкурировать с другими крупными экспортерами из Индии, Китая, Турции, Ирана, Вьетнама, а в перспективе – некоторых других стран Юго-Восточной Азии и, не исключено, Алжира.

Наиболее перспективным рынком сбыта при этом видится Африка. Неоколониализм принес «Черному континенту» много горя. Следует создавать для него новую модель экономических отношений с развитием не только экспорта ресурсов (на чем фокусируются китайцы), но и внутреннего потребления. По сути, это будет возвращение к советской практике социального прогрессорства, но без тогдашней наивности и прекраснодушия. В то же время, создающие у себя нормальную экономику африканские страны могут стать для российских компаний весьма значимым рынком сбыта.

Африканцам будет нужны, прежде всего, прокат строительного назначения, заготовка, оцинкованный прокат, трубы. То есть, существенного изменения структуры российского экспорта стали не произойдет. Может, хуже будет с непокрытым листовым прокатом, но его, возможно, станут покупать те страны, которые отправляют свою собственную продукцию в Европу. По такой модели, в частности, традиционно строятся отношения с Турцией.

Впрочем, наиболее важные изменения относятся к внутреннему рынку. Здесь президент дает две установки. Первая – это увеличение металлопотребления, а вторая – обеспечение доступных цен.

Итак, за счет чего может возрасти спрос на стальную продукцию в России? Самое очевидное решение – стройка. Но существующая система с опорой на ипотечное кредитование – не панацея. При нынешней стоимости жилья платежеспособный спрос на него будет поневоле ограниченным. Здесь, прежде всего, не помешало бы провести глубокий анализ себестоимости строительных компаний на предмет определения источников их затрат и поиска путей их снижения.

Второй вариант – широкомасштабный приход в строительный сектор государства, например, в рамках национальной программы «Строительство», которая должна быть запущена в 2023 г. Основным содержанием этой программы может стать, скажем, строительство максимально недорогого «социального» жилья с кредитованием по минимальной ставке. За счет этого как раз можно будет повысить спрос и увеличить объемы строительства до тех самых 120 млн. кв. м в год, о которых указывается в Национальном проекте. Наконец, рост металлопотребления в строительстве может дать дальнейшее ускорение реализации инфраструктурных проектов.

К такому развитию ситуации отечественная металлургия полностью готова. В России и так существует избыток мощностей по производству стальной продукции строительного назначения. Сейчас они, к слову, в значительной мере не задействованы.

Более важное и сложное направление – это создание в России импортозамещающего производства промышленной продукции по множеству отраслей. Судостроение и авиастроение. Промышленное оборудование, станки, дорожная, строительная, горнодобывающая техника, транспортные средства и комплектующие к ним. Подшипники, электромоторы, сервоприводы, специализированный крепеж и очень много прочего. И, не забыть бы, металлосодержащие потребительские товары.

Сегодня трудно сказать, какое именно производство каких видов продукции из этого гигантского списка удастся наладить в России и в какие сроки. Но очевидно, что для новой индустриализации понадобятся специальные, нерядовые марки стали в очень широком ассортименте и в сравнительно небольших объемах для каждого отдельного вида продукции.

Поэтому вполне вероятно, что одним из основных пунктов новой стратегии развития российской металлургии должно стать создание подобной «малой металлургии» - гибких производств, способных давать по конкретным заказам относительно небольшие партии специализированной высокотехнологичной продукции. Причем такая деятельность может осуществляться и на крупных предприятиях: пример подобного подхода может, например, продемонстрировать ЧТПЗ. Да и у «Магнитки», «Северстали», НЛМК есть все возможности для выпуска качественных сталей. В сортовом сегменте такие мощности сейчас и так не загружены и могут быть расширены.

Важной составной частью этого направления должно стать освоение в России нержавеющего листового проката. Это, наверное, самый проблемный сектор в отечественной металлургии. В случае успешного проведения импортозамещения нержавейка будет очень востребованным материалом.

Что касается доступных цен, то здесь могут быть важными следующие аспекты. Во-первых, это относительно высокий курс рубля, который удешевит импорт и понизит уровень экспортных паритетов.

Во-вторых, снижение уровня затрат металлургов – прежде всего, на логистику. Понятно желание РЖД быть рентабельной и прибыльной организацией, но, наверное, важнее обеспечить относительно низкий уровень транспортных расходов для всех субъектов экономики. То же самое можно сказать о тарифах на электроэнергию и стоимости топлива. Наконец, следует кардинально пересмотреть подходы к снижению выбросов углекислого газа и прочему ESG. Новомодные «безуглеродные» технологии – это чистые затраты для металлургов. Никакой потребительской ценности они не несут.

В-третьих, меры антицикличного рыночного регулирования. В 2021 г. обсуждалось создание госрезерва металлопродукции. Не исключено, что это решение следует рассмотреть повнимательнее. Также избежать резких скачков цен могут помочь данные оперативного мониторинга – например, в виде индекса «МСС-ТР» (Температура рынка). Им могут воспользоваться как дистрибьюторы, так и производители.

Наконец, в-четвертых, можно сделать ценовой вопрос менее важным. Если значительная часть потребления стали в России будет приходиться на высококачественную специализированную продукцию для промышленности, ее стоимость станет второстепенным фактором. Вообще, Россия должна увеличивать долю в экономике высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Тогда генерируемых прибылей хватит и бизнесу, и населению, и государству.

Мир, похоже, разделяется новым «железным занавесом». Но тогда стоит позаботиться о том, чтобы на нашей стороне от него жизнь была лучшее и комфортнее.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
20.05.2022
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
Владимирское предприятие НПП «Макромер» им. В.С. Лебедева запустило производство полиуретановых олигомеров с концевыми алкоксисилановыми группами (СТП-полимеров). Об этом сообщает RUPEC со ссылкой на представителя компании.

Предприятие «Макромер», фото ©macromer.ru


Эта продукция ранее поступала из-за границы, поскольку своего производства не было. Однако зарубежные поставки СТП-полимеров прекратились. Связующие российского производства являются аналогами продуктов серии Geniosil STP и Desmoseal SXP (их производят, к примеру, Wacker и Covestro, прим ред.).

«Отверждение СТП-полимеров происходит путем гидролиза алкоксисилановых групп влагой воздуха при температуре помещения, без выделения углекислого газа, в результате чего образуется трехмерная структура. Благодаря такой структуре силан-модифицированные полимеры сочетают в себе преимущества полиуретанов (ПУ) и силиконов: органическая полиуретановая фаза дает возможность регулировать свойства материала за счет варьирования ПУ-блоков, эластичность при низких температурах, прочность, высокую адгезию к различным субстратам, хорошую когезию, легкость окрашивания», — пояснили в НПП «Макромер».

Как отметил представитель компании, российские аналоги имеют повышенную устойчивость к УФ-излучению, воде, кислотам и щелочам, высоким температурам, а также экологически безопасны, поскольку не включают растворители и токсичные изоцианатные группы.

Источник: ЛКМ Портал