Российский производитель
защитных покрытий

Дорога перемен. Российский и мировой рынок стали: 16-23 августа 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
30 Августа 2020
Большие изменения редко происходят быстро. Обычно они накапливаются постепенно и почти незаметно. Но иногда оглядываешься назад, и поражаешься: а ведь недавно было все совсем по-другому!

Так, за последние месяцы заметно поменялись зоны подъема и спада в российской экономике. Нефтегазодобыча, которая ранее была ее главным двигателем, теперь превратилась в тормоз.

В июле нефти было получено на 16,3% меньше, чем в том же месяце годом ранее, а газа — на 11,4%. Именно обвал в этих отраслях стал основной причиной продолжения спада ВВП и промышленного производства в июле. Доля нефти и газа в доходах государственного бюджета России по итогам первого полугодия упала до 29,3% по сравнению с 43,2% в январе-июне 2019 г. В то же время, обрабатывающая промышленность явно выходит из кризиса. В том же июле производство легковых автомобилей, наконец, обогнало прошлогодний график, хотя отставание по данным за семь месяцев остается огромным. Стабильный рост демонстрируют пищевая, фармацевтическая, химическая промышленность. Скоро должны выйти в ноль машиностроение и металлургия.

Лето подходит к концу, но строительная отрасль по-прежнему демонстрирует рост, а с ним продолжается повышение цен на оцинкованную сталь. Сейчас это, пожалуй, наиболее благополучный сектор российского рынка проката. Между тем стальные трубы, похоже, приблизились к крайней точке своего подъема. Постепенно, но неуклонно дорожает арматура, которая, скорее всего, достигнет пика только в сентябре.

Однако увеличение стоимости горячекатаного проката, которое готовят на сентябрь металлургические комбинаты, очевидно, поставит в трудное положение дистрибьюторов. На споте спрос на эту продукцию остается ограниченным по понятной причине: вследствие кризиса, спровоцированного карантином, резко упала инвестиционная активность и покупательская способность в частном секторе. Причем здесь как раз не ожидается скорых изменений к лучшему. Вообще, этот ценовой рост для российского рынка — заимствованный, привходящий извне. Котировки на листовой прокат поднимаются на всех региональных рынках. В Китае горячекатаный прокат достиг наивысшего значения с осени 2018 г. Индийские компании предлагают его по $520-530 за т FOB, а европейские производители рассчитывают в сентябре довести базовые цены до 450-500 евро за т EXW — кому на что хватит фантазии. Точно так же и российские металлурги ориентируются на $500 за т CFR при поставках в Турцию, а ведь это соответствует, как минимум, 43 тыс. руб. за т с НДС для российского рынка на условиях CPT.

Но у подорожания горячекатаного проката за рубежом есть свои причины. Одна из главнейших — сырьевая. Стоимость импортной железной руды в Китае на прошлой неделе едва не дотянула до $130 за т CFR, а на этом уровне рынок в предыдущий раз находился в далеком январе 2014 г.,когда никто и не думал ни о каких кризисах. Тогда и нефть дороже $100 за баррель стоила!

Кстати, металлолом в Китае тоже очень дорогой. Мини-заводам в провинции Цзянсу, где расположены его крупнейшие потребители, он обходится почти в $325 без НДС. Прямо обидно, что Китай лом принципиально не импортирует, приравнивая его к опасным промышленным отходам. Хотя в 2021 г. закупки могут быть разрешены, и тогда никому мало не покажется! Как минимум, азиатский рынок лома переформатируется весьма радикально и быстро.

Зато Китай обеспечивает денежными заказами российских экспортеров товарного чугуна и поддерживает высокий уровень цен на заготовку. По оценкам местного издания «Shanghai Metals Market» (SMM), в январе-июле текущего года в страну поступило из-за рубежа 8,33 млн. т полуфабрикатов, при том, что до осени прошлого года китайцы данную продукцию экспортировали! Из них немногим менее 6 млн. т пришлось на заготовку и блюмы и менее 2,5 млн. т — на слябы. Объемы закупок — максимальные с 2004 г.!

Китай сейчас поглощает стальную продукцию в небывалых, невиданных объемах. Миллиард тонн в год — да легко! После эпидемии коронавируса правительство КНР прописало национальной экономике сильнодействующее лекарство — резкое увеличение инвестиций в инфраструктуру. По подсчетам Platts, уже по итогам семи месяцев количество утвержденных центральными властями крупных проектов строительства железных дорог, метро, каналов и аэропортов превысило показатель всего прошлого года. Это позволяет перекрыть спад капиталовложений в частном секторе, который и в Китае имеет место быть.

Правда, влияние Китая на мировой рынок стали — величина непостоянная. Она сильно зависит от соотношения цен на внутреннем и мировом рынке. Так, китайские компании приостановили закупку заготовки и горячекатаного проката за рубежом, поскольку цены на эту продукцию в азиатском регионе слишком уж выросли. В SMM предсказывают падение китайского импорта стали с сентября, хотя тут может возникнуть и другой вариант. Если прокат в Китае подскочит из-за дороговизны металлолома и железной руды, внешние закупки снова могут стать интересны местным компаниям.

Однако, как говорится, не Китаем единым. До недавнего времени солидный рост демонстрировала Турция, где правительство решило поддержать строительный сектор льготными ипотечными кредитами. Правда, в начале августа этот подъем натолкнулся на падение курса лиры по отношению к доллару. Турецким металлургам стало трудно поднимать котировки в местной валюте, чтобы сохранить их долларовый эквивалент. Из-за этого они были вынуждены приостановить закупки металлолома за рубежом. А это, в свою очередь, положило предел росту цен на российскую заготовку. Впрочем, турецкий валютный рынок сохраняет стабильность уже две недели, так что там может возобновиться рост.

На повышение нацелены европейские металлурги. У них, конечно, все еще плохо, но уже не плохо-плохо-плохо, как во втором квартале. В регионе оживает строительный сектор, а автомобилестроение снижает темпы падения по сравнению с прошлогодними показателями. Хотя западные страны так или иначе завершат третий квартал в глубоком минусе.

Вот в чем западники признанные лидеры — так это в умении навязать всему миру свои заморочки. На прошлой неделе австралийская компания BHP, второй по величине поставщик угля в мире, объявила о намерении полностью выйти из этого бизнеса, оставив себе только коксующийся уголь, который еще понадобится металлургам, пока его еще не заменили «зеленым» водородом. А немногим ранее британская корпорация BP, которая явно стыдится от того, что ее когда-то звали «British Petroleum», объявила, что к 2030 г. сократит добычу нефти и газа на 40%, чтобы снизить выбросы углекислого газа.

Причины таких перемен в бизнес-стратегии элементарны. Это давление со стороны «хозяев денег», например инвестиционного фонда Black Rock с активами в $10 трлн., который является одним из акционеров BHP, а также купленных ими «мировых медиа» и распропагандированной общественности. Призывы о том, что надо в законодательном порядке запретить использование угольных энергоблоков и автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, раздаются уже в ООН и с веб-сайтов «мейнстримных» СМИ.

Если не углубляться в совсем уж конспирологические теории (например, что «хозяева денег» стремятся сократить сильно избыточное, по их мнению, население Земного шара и хотят сэкономить небесконечные ресурсы для будущих поколений), искусственность нынешней климатической политики можно проиллюстрировать двумя примерами.

Во-первых, если так важно уменьшить выбросы углекислого газа, то почему бы не сделать ставку на атомную энергию — источник совершенно безуглеродный?! Однако она считается «климатическим лобби» однозначно «вредной» и «неправильной». Во-вторых, исходя из тех же соображений, почему бы не направить все усилия на разработку технологий улавливания углекислого газа на угольных и газовых энергоблоках?! Об этом говорят и пишут, как минимум, лет 15, но все пока ограничивается одной (1 шт.) действующей установкой промышленного масштаба в Норвегии, где закачивают в пласт излишки CO2, содержащегося в добываемом там природном газе.

Между тем, за удовольствие жить с энергосистемой с высокой долей солнца и ветра уже расплачиваются жители Дании и Германии, имеющие самые высокие тарифы на электричество в мире, и Калифорнии, где в условиях рекордной жары при слабом ветре возник дефицит электроэнергии, приведший к массовым отключениям потребителей. Причем власти Калифорнии по-прежнему намерены закрыть в штате все газовые энергоблоки до 2045 г. и заменить их «мегабатарейками» ценой в $85 млрд.

Безусловно, российская энергосистема по-прежнему основана на газе, угле, атомной и гидроэнергии, и никто пока не собирается ставить над ней крупномасштабные эксперименты. Но есть риск, просто выполняя требования западных регуляторов для получения доступа на западные рынки, окончательно прогнуться под чужую и чуждую климатическую политику. И российских металлургов это касается в весьма значительной степени.

Изменениями надо сознательно и целеустремленно управлять. Особенно, медленными и постепенными качественными изменениями. Только тогда дорога перемен будет вести в правильном направлении.


Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
25.05.2022
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
Компания «Роял Групп» получит кредит по новой программе региональной поддержки бизнеса. Средства пойдут на расширение производства порошковых покрытий. Об этом сообщает пресс-служба министерства инвестиций, промышленности и науки Московской области.

Порошковая покраска, фото ©metkolor.ru


На днях производитель заключил договор по программе льготного кредитования с «Прио-Внешторгбанк» (Рязань). В прошлом году компания «Роял Групп» начала расширять производство порошковых ЛКМ в Егорьевске. Средства пойдут на реализацию инвестпроекта.

«Компания “Роял Групп” в рамках кредитного договора получит 100 млн рублей по ставке 8,5% годовых. Эта процентная ставка будет обеспечена за счет программы субсидирования, которая доступна подмосковным предпринимателям в качестве новой региональной меры поддержки бизнеса», – сообщила заместитель председателя правительства – министр инвестиций, промышленности и науки Московской области Екатерина Зиновьева.

Кроме того, за счет кредита предприятие построит новый склад и закупит сырье для производства порошковых лакокрасочных материалов.

Отмечается, что по новой программе Московская область субсидирует часть процентной ставки. Благодаря ей предприятия малого и среднего бизнеса могут взять кредит на сумму от 5 до 100 млн рублей на срок до трех лет по максимальной ставке 8,5%, а на отдельных территориях – 7,5%. Средства доступны при реализации проектов по модернизации действующих предприятий и строительству новых.

Источник: ЛКМ Портал
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
24.05.2022
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
В прошедшую неделю на российском рынке стали состоялось немало важных событий. Прежде всего, президент поручил до 1 июня обновить стратегию развития металлургии в РФ, а также до этого срока принять меры для снижения цен на металлопродукцию на внутреннем рынке.

Второе поручение в данный момент выглядит излишним. Стоимость стальной продукции в России и так падает. По сравнению с пиком в начале марта арматура подешевела на споте более чем на треть, а листовой прокат – примерно на 20%.

Причем, по мнению всех специалистов, это понижение будет продолжаться. На конференции «Стальные трубы: производство и региональный сбыт», которая состоялась в Челябинске 19-20 мая, некоторые участники прогнозировали удешевление арматуры и сварных труб до 45-50 тыс. руб. за т с НДС.

Текущая ситуация крайне неблагоприятна для металлургов. Почти треть российского экспорта стали в 2021 г. (около 10 млн. т) пришлась на недружественные страны. К настоящему времени поставки на этих направлениях сократились до минимума. Но и многие другие государства приостановили закупки российского проката и полуфабрикатов.

Это обусловлено наличием серьезных проблем с транспортировкой и платежами. Внешняя торговля и финансовый сектор – это те области, где антироссийские санкции продемонстрировали наибольшую эффективность. Сделки в целом идут, но с большими трудностями. Нет и в ближайшее время не будет системных решений, которые позволили бы разблокировать хотя бы часть импорта и неэнергетического экспорта.

Основные покупатели российской стальной продукции в Турции, Китае, некоторых странах Ближнего Востока и в СНГ пользуются сложившейся ситуации. Отечественным компаниям приходится осуществлять продажи с большими дисконтами. Но и в целом на мировом рынке котировки падают. Во многих странах они опустились ниже уровня середины февраля текущего года.

Спрос на стальную продукцию в мире сужается. Глобальная экономика все глубже обваливается в кризис. Долгосрочный рост цен на энергоносители и продовольствие, повышение процентных ставок, разрыв логистических цепочек, политическая нестабильность делают металл невостребованным. Причем обстановка, очевидно, будет еще ухудшаться.

В российской экономике тоже вовсю идут негативные процессы. Три месяца завышенных процентных ставок, огромные проблемы с импортом и экспортом, повышение цен резко снизили деловую активность. Государственных денег в реальный сектор тоже поступает недостаточно. Программы поддержки различных отраслей задекларированы, но с их реальным исполнением на местах есть проблемы.

По некоторым оценкам, видимый спрос на прокат в России уменьшился на 25-35% по сравнению с тем же уровнем прошлого года. К этому надо еще добавить кратное падение экспорта в марте-мае и стремление металлургических компаний сохранить более-менее приемлемый уровень загрузки мощностей. В результате получаем беспрецедентное превышение предложения над спросом, обвал цен и накопление складских запасов, прежде всего, у производителей и в подконтрольных им сбытовых сетях.

На что надеются металлурги? Прежде всего, на улучшение внутреннего спроса и хотя бы частичное восстановление экспорта в июне-июле. В принципе, можно рассчитывать, что после завершения срока мартовских депозитов, которые размещались на три месяца более чем под 20% годовых, в финансовой системе высвободятся определенные средства, которые хотя бы частично подкрепят спрос. Вероятно, продолжится снижение ключевой ставки Центробанка РФ. Может быть, летом в экономику начнут поступать в заметных объемах государственные средства. Возможно, из-за укрепления рубля и низкого спроса начнется всеобщее понижение цен на все группы товаров и уменьшение затрат. Впрочем, производители стальной продукции рассматривают и другой вариант – сокращение производства. Остановку доменных и электродуговых печей, МНЛЗ и прокатных станов. К такой политике, в частности, приходилось прибегать в 2009 г., а сейчас дела как бы не похуже.

В общем, основная забота – как день простоять, ночь продержаться, да к концу месяца не обанкротиться. Однако от президента поступило задание на срочную доработку стратегии развития металлургии до 2030 г., да еще с обеспечением долгосрочного понижения цен. Казалось бы, сейчас и на месяц что-либо прогнозировать сложно, а тут требуются планы на восемь лет вперед. Тем не менее, как раз здесь от чего-то можно оттолкнуться.

Самое первое долгосрочное предположение заключается в том, что западные санкции отменены не будут – вообще и никогда. В то же время, России и другим незападным странам удастся создать свою «полуглобальную» экономическую модель со своими системами трансграничных платежей, расчетных валют, внешней торговли, международного разделения труда и т.д. Это как бы необходимое условие. Без него быть ничего не может, иначе не следовало и огород городить, т.е. спецоперацию начинать.

Если все это будет создано, у российских металлургов не будет необходимости отказываться от нынешней модели со значительной экспортной ориентацией. Правда, при этом следует отметить, что на своем «полумировом» рынке им придется конкурировать с другими крупными экспортерами из Индии, Китая, Турции, Ирана, Вьетнама, а в перспективе – некоторых других стран Юго-Восточной Азии и, не исключено, Алжира.

Наиболее перспективным рынком сбыта при этом видится Африка. Неоколониализм принес «Черному континенту» много горя. Следует создавать для него новую модель экономических отношений с развитием не только экспорта ресурсов (на чем фокусируются китайцы), но и внутреннего потребления. По сути, это будет возвращение к советской практике социального прогрессорства, но без тогдашней наивности и прекраснодушия. В то же время, создающие у себя нормальную экономику африканские страны могут стать для российских компаний весьма значимым рынком сбыта.

Африканцам будет нужны, прежде всего, прокат строительного назначения, заготовка, оцинкованный прокат, трубы. То есть, существенного изменения структуры российского экспорта стали не произойдет. Может, хуже будет с непокрытым листовым прокатом, но его, возможно, станут покупать те страны, которые отправляют свою собственную продукцию в Европу. По такой модели, в частности, традиционно строятся отношения с Турцией.

Впрочем, наиболее важные изменения относятся к внутреннему рынку. Здесь президент дает две установки. Первая – это увеличение металлопотребления, а вторая – обеспечение доступных цен.

Итак, за счет чего может возрасти спрос на стальную продукцию в России? Самое очевидное решение – стройка. Но существующая система с опорой на ипотечное кредитование – не панацея. При нынешней стоимости жилья платежеспособный спрос на него будет поневоле ограниченным. Здесь, прежде всего, не помешало бы провести глубокий анализ себестоимости строительных компаний на предмет определения источников их затрат и поиска путей их снижения.

Второй вариант – широкомасштабный приход в строительный сектор государства, например, в рамках национальной программы «Строительство», которая должна быть запущена в 2023 г. Основным содержанием этой программы может стать, скажем, строительство максимально недорогого «социального» жилья с кредитованием по минимальной ставке. За счет этого как раз можно будет повысить спрос и увеличить объемы строительства до тех самых 120 млн. кв. м в год, о которых указывается в Национальном проекте. Наконец, рост металлопотребления в строительстве может дать дальнейшее ускорение реализации инфраструктурных проектов.

К такому развитию ситуации отечественная металлургия полностью готова. В России и так существует избыток мощностей по производству стальной продукции строительного назначения. Сейчас они, к слову, в значительной мере не задействованы.

Более важное и сложное направление – это создание в России импортозамещающего производства промышленной продукции по множеству отраслей. Судостроение и авиастроение. Промышленное оборудование, станки, дорожная, строительная, горнодобывающая техника, транспортные средства и комплектующие к ним. Подшипники, электромоторы, сервоприводы, специализированный крепеж и очень много прочего. И, не забыть бы, металлосодержащие потребительские товары.

Сегодня трудно сказать, какое именно производство каких видов продукции из этого гигантского списка удастся наладить в России и в какие сроки. Но очевидно, что для новой индустриализации понадобятся специальные, нерядовые марки стали в очень широком ассортименте и в сравнительно небольших объемах для каждого отдельного вида продукции.

Поэтому вполне вероятно, что одним из основных пунктов новой стратегии развития российской металлургии должно стать создание подобной «малой металлургии» - гибких производств, способных давать по конкретным заказам относительно небольшие партии специализированной высокотехнологичной продукции. Причем такая деятельность может осуществляться и на крупных предприятиях: пример подобного подхода может, например, продемонстрировать ЧТПЗ. Да и у «Магнитки», «Северстали», НЛМК есть все возможности для выпуска качественных сталей. В сортовом сегменте такие мощности сейчас и так не загружены и могут быть расширены.

Важной составной частью этого направления должно стать освоение в России нержавеющего листового проката. Это, наверное, самый проблемный сектор в отечественной металлургии. В случае успешного проведения импортозамещения нержавейка будет очень востребованным материалом.

Что касается доступных цен, то здесь могут быть важными следующие аспекты. Во-первых, это относительно высокий курс рубля, который удешевит импорт и понизит уровень экспортных паритетов.

Во-вторых, снижение уровня затрат металлургов – прежде всего, на логистику. Понятно желание РЖД быть рентабельной и прибыльной организацией, но, наверное, важнее обеспечить относительно низкий уровень транспортных расходов для всех субъектов экономики. То же самое можно сказать о тарифах на электроэнергию и стоимости топлива. Наконец, следует кардинально пересмотреть подходы к снижению выбросов углекислого газа и прочему ESG. Новомодные «безуглеродные» технологии – это чистые затраты для металлургов. Никакой потребительской ценности они не несут.

В-третьих, меры антицикличного рыночного регулирования. В 2021 г. обсуждалось создание госрезерва металлопродукции. Не исключено, что это решение следует рассмотреть повнимательнее. Также избежать резких скачков цен могут помочь данные оперативного мониторинга – например, в виде индекса «МСС-ТР» (Температура рынка). Им могут воспользоваться как дистрибьюторы, так и производители.

Наконец, в-четвертых, можно сделать ценовой вопрос менее важным. Если значительная часть потребления стали в России будет приходиться на высококачественную специализированную продукцию для промышленности, ее стоимость станет второстепенным фактором. Вообще, Россия должна увеличивать долю в экономике высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Тогда генерируемых прибылей хватит и бизнесу, и населению, и государству.

Мир, похоже, разделяется новым «железным занавесом». Но тогда стоит позаботиться о том, чтобы на нашей стороне от него жизнь была лучшее и комфортнее.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
20.05.2022
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
Владимирское предприятие НПП «Макромер» им. В.С. Лебедева запустило производство полиуретановых олигомеров с концевыми алкоксисилановыми группами (СТП-полимеров). Об этом сообщает RUPEC со ссылкой на представителя компании.

Предприятие «Макромер», фото ©macromer.ru


Эта продукция ранее поступала из-за границы, поскольку своего производства не было. Однако зарубежные поставки СТП-полимеров прекратились. Связующие российского производства являются аналогами продуктов серии Geniosil STP и Desmoseal SXP (их производят, к примеру, Wacker и Covestro, прим ред.).

«Отверждение СТП-полимеров происходит путем гидролиза алкоксисилановых групп влагой воздуха при температуре помещения, без выделения углекислого газа, в результате чего образуется трехмерная структура. Благодаря такой структуре силан-модифицированные полимеры сочетают в себе преимущества полиуретанов (ПУ) и силиконов: органическая полиуретановая фаза дает возможность регулировать свойства материала за счет варьирования ПУ-блоков, эластичность при низких температурах, прочность, высокую адгезию к различным субстратам, хорошую когезию, легкость окрашивания», — пояснили в НПП «Макромер».

Как отметил представитель компании, российские аналоги имеют повышенную устойчивость к УФ-излучению, воде, кислотам и щелочам, высоким температурам, а также экологически безопасны, поскольку не включают растворители и токсичные изоцианатные группы.

Источник: ЛКМ Портал