Российский производитель
защитных покрытий

Проще, да не просто. Российский и мировой рынок стали: 31 мая – 7 июня 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
11 Июня 2020
Наступило лето, все пришло в движение и пошло в рост. События ускоряются. Начались не до конца еще понятные перемены, которые могут привести к очень серьезным последствиям – и в экономике, и в политике.

Эти изменения, безусловно, несут с собой новые опасности. Чего стоят, например, США, которые и раньше напоминали обезьяну с гранатой, а сейчас к хвосту этой обезьяны еще и привязали разгорающийся факел!

На рынке стали ситуация двойственная. С одной стороны, спрос на стальную продукцию продолжает увеличиваться. Цены идут вверх или, как минимум, перестали падать. Особенно радует Азия, где стоимость стальной продукции вернулась на уровень марта. Заготовка по $400 за т CFR, горячекатаный прокат более чем по $430 за т – живем же! А еще и тарифы на доставку этой продукции из черноморских портов в Китай снизились более чем на $15 за т по сравнению с докризисным уровнем.

Однако, с другой стороны, все эти достижения пока что стоят на довольно непрочном фундаменте. Подорожание стальной продукции в Китае, чьи компании активно покупают за рубежом полуфабрикаты и горячекатаный прокат, напрямую связано с подъемом цен на железную руду, которая всю прошлую неделю стояла у отметки $100 за т CFR. А она, в свою очередь, подскочила вследствие обострения коронавируса в Бразилии, сильно затронувшего северо-восточные штаты страны, где сосредоточено больше трети национальных мощностей по добыче железной руды.

Безусловно, покупать стальную продукцию в июне стали больше, чем в предыдущие два месяца. Помимо Китая, есть Вьетнам, тоже благополучно справившийся с коронавирусом. Есть Турция, выходящая из карантина, в чьей экономике началось оживление. Даже на российском рынке взлетели вверх цены на трубы малых размеров, которые внезапно оказались в дефиците при сработавшем эффекте отложенного спроса. Очевидно, в ближайшее время стоит ожидать прекращения спада по всему спотовому рынку проката. Но если сравнивать не с апрелем-маем, а с прошлым годом, обстановка по-прежнему весьма скверная.

Ассоциация Worldsteel, как и обещала, выпустила в начале июня свой краткосрочный прогноз на 2020-2021 гг. В нем она предсказывает для Китая увеличение внутреннего потребления стальной продукции на 1% по сравнению с прошлым годом, для прочих новых рыночных и развивающихся стран – спад на 11,2%, а для западных государств – на 17,8%.

Причем данный прогноз является оптимистичным. Он предполагает, что с карантином будет, в основном, покончено уже в июне-июле, второй волны коронавируса не будет, а правительства примут достаточно эффективные меры для того, чтобы запустить рост уже в третьем квартале. Но даже при выполнении всех этих условий ожидаемое восстановление металлопотребления в 2021 г. будет куда более скромным, чем спад в 2020-м.

Как признает Worldsteel, кризис в западных странах стартовал еще во второй половине 2019 г. А весной текущего, можно сказать, состоялся всемирный слет «черных лебедей», которые обвалили и обгадили все, что только можно. Теперь на многие месяцы вперед мировую экономику ждут последствия обвала потребительского спроса и обрушения инвестиций, что особенно сильно и негативно скажется на автопроме и производстве промышленного оборудования.

При этом возможности государств, чтобы запустить рост посредством капиталовложений в новые проекты, будут крайне ограничены – все и так очень сильно потратились на смягчение последствий карантина. Даже относительно благополучный в этом плане Китай не стал принимать какой-то новой антикризисной мега-программы по образцу 2009 г. Ставка делается на реализацию тех инфраструктурных проектов, что задумывались еще до эпидемии.

Вообще, каждый выбирается из ямы, как может. В Индии, где была принята программа экономического стимулирования на $266 млрд., во главу угла поставлены импортозамещение и поддержание доходов сельского населения. США по своей привычке заливают все деньгами, скупая ценные бумаги с рынка и выплачивая пособия и компенсации. Основной вопрос здесь заключается лишь в том, как и когда прекратить этот аттракцион неслыханной щедрости, пока за доллар еще не стали давать в морду.

В Евросоюзе, давно и прочно сдвинутом на теме борьбы с глобальным потеплением, решили совместить приятное с полезным. В рамках антикризисной программы там будут поддерживаться главным образом «климатически правильные» отрасли наподобие установки ветряков и производства электромобилей. Традиционным производителям предложено срочно «зеленеть» или сосать лапу.

Не осталась за обочиной антикризисного процесса и Россия. В первых числах июня свет увидел документ под названием «План восстановления экономики России». Рассчитанный до конца 2021 г., он включает без малого 500 мероприятий по поддержке граждан и бизнеса. Его основные направления – дальнейшая цифровизация экономики с широким и интенсивным внедрением электронных сервисов во все сферы жизни, стимулирование инвестиций, импортозамещения и экспорта.

В принципе, таких программ у нас было уже немало, а их эффективность зачастую оставляла желать много лучшего. Конечно, текущий План содержит минимум правильных слов, а в основном перечень конкретных заданий с указанными сроками, но два с лишним месяца пребывания в режиме самоизоляции показали, что рассчитывать на государственную поддержку «могут не только лишь все». Тем не менее, разработка и принятие данного документа представляет собой весьма значимое событие.

На нескольких онлайновых мероприятиях, проведенных на прошедшей неделе под эгидой РСПП, неоднократно подчеркивалось, что кризис радикально изменил стиль работы правительства. Как, в частности, отмечали глава РСПП Александр Шохин и руководитель «Реновы» Виктор Вексельберг, впервые бизнес и власть сотрудничали так конструктивно и эффективно. Проблемы, которые ранее бесплодно обсуждались годами, внезапно находили быстрые конкретные решения. Правительство реально стремилось помочь бизнесу (и не обязательно лишь самому крупному), действовало оперативно и без бюрократии.

Основное направление этих действий заключается в том, чтобы кардинально упростить работу бизнеса, избавить его от изматывающих процедур с кипами бумажных документов и запретительного регулирования. Для этого предполагается широко вводить инструменты электронного документооборота, объединять базы данных различных ведомств и использовать принцип единого окна при предоставлении государственных сервисов.

Примеры таких изменений уже есть. В частности, в Российском экспортном центре отработали и внедряют новый механизм предоставления транспортных субсидий. Вместо 75 дней на оказание услуги – 15, вместо коробок с документами, для перевозки которых порой приходилось использовать «Газели», - электронный документооборот с использованием данных таможенной и налоговой службы. В перспективе предлагается превратить Экспортный центр в ту самую структуру «одного окна» для всех 24 мер государственной поддержки экспорта. По такому же пути идет и ФТС, внедряя, в частности, автоматическую регистрацию экспортных деклараций и ускоряя подтверждение нулевой ставки НДС при экспорте.

Как отметил заместитель министра промышленности и торговли Василий Осьмаков, экспортировать должно быть просто. Тогда не только крупнейшие российские компании, но и представители среднего бизнеса смогут искать и находить рынки сбыта за рубежом. А без этого в обозримом будущем не обойтись: со внутренним рынком в ближайшие месяцы будет сложно.

Правда, для успешной экспортной деятельности в первую очередь необходимо иметь продукт, востребованный за рубежом. И раз уж поставлена задача развивать прежде всего несырьевой экспорт, этот продукт должен быть прорывной, инновационный, новый, какого раньше не бывало. И такие продукты в России есть, хотя пока что их не много. Большинству российских предпринимателей проще копировать зарубежные разработки, чем делать свои. Так что надо менять психологию. А инвесторам в помощь – Закон о защите капиталовложений (СЗПК), который должен заработать уже в июле.

Российская экономика и раньше была контрастной. В ней были передовые сектора, которые мощно двигались вперед. Были (и есть, конечно) крупные корпорации, находящиеся на переднем крае мировых технических достижений. Но немалую (а то и большую) ее часть составляло «болото». Сейчас это «болото» осушается. Кризис безжалостно отбраковывает некомпетентных, слишком авантюристичных, недостаточно активных и просто невезучих, вытянувших проигрышный «лотерейный билет».

Как уже показал пример 2014-2016 гг., российское государство будет помогать в первую очередь лидерам, а не аутсайдерам. А упрощение ведения бизнеса будет неизбежно сопровождаться и усилением контроля над ним и повышением прозрачности – во всех смыслах. А так – это у нас не первый кризис, и мы его, конечно, переживем.


Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
ФАС России проводит проверку BASF
16.10.2021
ФАС России проводит проверку BASF
Федеральная антимонопольная служба России (ФАС России) объявила о внеплановой проверке производителя лакокрасочных материалов BASF. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

ФАС России, фото ©kroosp.ru


«Компания подозревается в антиконкурентных действиях, что могло привести в конечном итоге к подорожанию материалов на рынке химической промышленности», – говорится в сообщении регулятора, опубликованном на Telegram.

Окончательно выводы об отсутствии или наличии нарушений ФАС России сделает по итогам проверки и после анализа информации. Детали проверки не раскрываются. 

Источник: ЛКМ Портал
Wacker повышает цены на силиконы
15.10.2021
Wacker повышает цены на силиконы
Wacker анонсировал повышение цен на всю продукцию подразделения Wacker Silicones. Эта мера связана с ростом затрат на производство и поставку товаров. Как сообщает компания, цены вырастут с 15 октября на 30% и больше.

Завод в Нюнхрице, фото ©process-worldwide.com


Подорожание затронет силаны, силиконовые смолы, силиконовые жидкости, герметики и полимеры с силановыми концевыми группами, силиконовые эмульсии, силиконовый каучук, пирогенный диоксид кремния HDK.

«Эта мера вызвана продолжающимся значительным ростом затрат на стратегическое сырье, особенно металлический кремний, логистику и упаковку, а также многочисленным мерами по борьбе с пандемией коронавируса», – отмечается в сообщении Wacker.

Напомним, Wacker в первой половине 2021 года повысил цены на винилацетатные дисперсии марок VINNAPAS и VINNOL, поливиниловый спирт POLYVIOL и твердые смолы VINNAPAS, дисперсии, смолы и диспергируемые полимерные порошки, а также силиконы.

Кроме того, в июне компания ввела доплату за диспергируемый полимерный порошок марки VINNAPAS. Надбавка составила 510 евро вместо прежних 400 евро за тонну. Она коснулась поставок июля и августа. С 15 сентября Wacker повысил цены в Азии на дисперсии и диспергируемые полимерные порошки. Расценки выросли в среднем на 10%.

Источник: ЛКМ Портал
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
14.10.2021
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
Прошедшая неделя началась весьма валидольно, если смотреть на состояние энергорынков, но затем прозвучало веское слово российского президента, и взлетевшие до невиданных высот цены на газ опустились до более вменяемых значений.

На рынке стали тоже, вроде бы, полегчало. Российские цены на арматуру и горячекатаный прокат немного отскочили от дна, а на ноябрь металлургические компании анонсируют повышения. За рубежом несколько улучшилась ситуация с заготовкой вследствие подорожания металлолома в Турции. Наконец, в Китае завершилась праздничная неделя. Как ожидается, местные компании возобновят импорт стальной продукции.

В то же время, на самом деле еще ничего не закончилось. Энергетический кризис пришел в Индию. Запасы угля на электростанциях упали до минимума, в нескольких штатах были массовые отключения электроэнергии. Для Индии это, вообще-то, не первая такая неприятность, дефициты угля там случаются регулярно раз в несколько лет, но ситуация, конечно, нехорошая.

Очевидно, что в ближайшие недели наладить там все не удастся. В стране только что завершился дождливый сезон, во время которого добыча угля падает, а чтобы ее снова нарастить, да еще развезти по электростанциям, потребуется время. Это может привести к снижению внутреннего спроса на стальную продукцию.

В то же время, индийские металлургические комбинаты имеют каптивные электростанции, некоторые компании добывают уголь для собственных нужд, так что существенное сокращение выплавки стали и производства листового проката в Индии маловероятно. Поэтому не исключено, что местные компании сохранят высокую активность на внешних рынках.

Кстати, опираться индийцам, скорее всего, придется на местные энергоресурсы. Значительно увеличить закупки угля за рубежом для удовлетворения внутреннего спроса у них вряд ли получится. Уголь сейчас нужен всем, за ним уже стоят в очереди китайцы и европейцы. А вот возможности для расширения поставок ограничены. Да и логистика проседает. Так, например, в Северной Америке новые контракты по продаже коксующегося угля в Китай заключаются с отгрузкой не раньше декабря-января: не хватает морских судов для перевозки.

В Китае после праздников, по мнению местных специалистов, пока сохранятся ограничения на поставки электроэнергии промышленным предприятиям, включая металлургические заводы. По крайней мере, после возобновления торгов на товарной бирже Чжэньчжоу энергетический уголь слегка понизился по сравнению с рекордной отметкой, достигнутой 1 октября, а ферросплавы продолжили подорожание. Возобновился и рост котировок на арматуру, горячекатаный прокат и нержавеющую сталь на Шанхайской фьючерсной бирже. Стало быть, участники торгов считают, что дефицит электроэнергии в ближайшее время никуда не денется.

На европейских биржах природный газ после феерических $1900 за 1 тыс. куб. м упал в цене почти вдвое. Но стоимость этого ресурса по-прежнему остается практически в те же два раза выше, чем в начале сентября. А контракты на поставку электроэнергии «на завтра» на германской бирже EEX 7 октября достигли нового пика — более 300 евро за МВт-ч, что в семь-восемь раз превышает средний уровень годичной давности.

Причем европейские металлургические компании считают, что все эти проблемы — всерьез и надолго. ArcelorMittal объявила о введении специальной доплаты при продажах сортового и фасонного проката в Европе — плюс 50 евро за каждую тонну стальной продукции. Как заявляет компания, из-за роста цен на газ и электроэнергию себестоимость производства на ее европейских мини-заводах прибавила около 120 евро за тонну. Ранее о введении доплаты размером в 30 ф.ст. (34,5 евро) за тонну объявила британская British Steel. Наверняка у них найдутся подражатели.

Право слово, по сравнению с этими проблемами финансовые потери российских компаний от введения акциза на жидкую сталь и повышения ставки НДПИ выглядят не такими уж и большими. Например, на Магнитогорском меткомбинате посчитали, что акциз в 2022 г. обойдется компании в среднем немногим менее $20 за тонну.

Впрочем, тут на первый план выходит вопрос о ценах. В начале октября меткомбинаты приподняли текущие предложения по арматуре и горячекатаному прокату и готовят новые повышения на ноябрь. И причины для таких действий у них, бесспорно, есть. Прежде всего, начал проявляться фактор отложенного спроса.

По данным «Северстали», в августе текущего года видимый спрос на стальную продукцию был на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого года. Причем в строительном секторе был зафиксирован спад на 16%, тогда как в ТЭК особых изменений не произошло, а машиностроение нарастило объем заказов на 23% несмотря на сложную обстановку в автомобильной промышленности. Между тем, ситуация со стройкой у нас определенно лучше, чем в прошлом году, так что летом и в начале осени явно имело место расходование запасов во время ценового спада. А теперь пришла пора их пополнять. Однако если обстановку на российском рынке в октябре-ноябре можно хоть как-то предугадать, дальше все покрыто мраком, возможно, от отключенных с целью экономии электроэнергии фонарей. Объективно, действия ArcelorMittal и British Steel показывают, что увеличение затрат на энергоносители ведет к повышению цен на стальную продукцию. Датский Saxo Bank, известный специалист по экзотичным прогнозам, вообще считает, что в мире начинается новый суперцикл роста сырьевых рынков. Причем его основной движущей силой является не столько увеличение спроса, хотя оно тоже присутствует, спасибо раздаче «вертолетных денег», сколько недостаточный объем предложения.

В принципе, рациональное зерно в этом есть. Угледобычу последовательно гнобят последние несколько лет. Кроме того, в ряде стран возникла проблема с рабочей силой. Люди не хотят идти на тяжелую и скудно оплачиваемую работу шахтеров, водителей грузовиков, докеров, медсестер, и этот список можно продолжать еще долго. При этом в западных странах развитая социалка позволяет мало-мальски сносно жить на пособиях.

Инвестиции в добычу природного газа тоже растут не так быстро, как требует рынок. В последние годы политики и эксперты с подачи климатического лобби дружно заявляли, что у этой отрасли нет будущего, так как уже через 10-15 лет традиционные энергоносители уступят дорогу солнцу и ветру. Поэтому у компаний возникли большие сомнения в обоснованности долгосрочных капиталовложений в нефтегазовые проекты.

Вообще, так получается, что реальная экономика сейчас как бы оказалась в загоне. Работать на заводе, в шахте, на стройке не престижно, не интересно, да и не выгодно. В моде креативность, биткойны, тик-токи и прочий хайп. Пока электроэнергию можно брать из розетки, а продукты — через службу доставки, это по-своему логично. Но вот когда потребление растет, а производство — не совсем, это уже становится не так интересно. А разрыв международных логистических цепочек и особенно сокращение выпуска всяких и разных товаров в Китае по причине дефицита электроэнергии вообще сулит очень острые ощущения, причем не позднее, чем этой зимой.

В данный момент на мировом рынке стали действительно намечается тенденция к росту цен из-за увеличения энергетических затрат. Но основной вопрос заключается в том, будет ли востребована стальная продукция в период дефицита газа и электроэнергии. На прошлой неделе котировки на листовой прокат на большинстве региональных рынков как раз снижались, а основной причиной этого был слабый спрос.

Острая стадия энергетического кризиса, похоже, пройдена. Моментальный обвал, как это было в октябре 2008 г., нам, скорее всего, не грозит. Но болезнь (энергетическая дистрофия), возможно, лишь перешла в хроническую стадию...

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»