Российский производитель
защитных покрытий

Кризис недопроизводства. Российский и мировой рынок стали: 4-11 апреля 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
15 Апреля 2021
Как пишут в учебниках, классический кризис — это кризис перепроизводства (или, точнее, недопотребления, что кардинально иное, но дает тот же результат). Произведенные товары невозможно продать, платежеспособный спрос рушится на глазах, цены валятся вниз.

Возможно, экономисты всегда готовятся к прошедшим кризисам, как генералы — к уже отгремевшим войнам. Однако, как оказалось, кризисы бывают и совсем другие, когда спрос есть, денег вроде бы хватает, и это не гиперинфляционные фантики, а настоящая твердая валюта, но не оказывается в достатке товаров, чтобы этот спрос удовлетворить.

Те, кто постарше, помнят времена тотального дефицита, но и это не тот случай. Дефицит — это когда нужных товаров нет в открытой продаже, но для нужных людей, из-под полы и втридорога все при желании можно достать. Нынешний же рынок относительно открытый и прозрачный, тени в нем практически нет. Просто определенных товаров, будь то, например, микросхемы или листовой прокат, нет в нужном количестве, чтобы не только покрыть текущие потребности, но и создать какой-то запасец.

Причем этот дефицит имеет избирательный характер. Если при гиперинфляции одинаково растет в цене все, вернее, дешевеют и теряют свою ценность деньги, то в текущем кризисе происходит выборочное увеличение затрат на отдельные виды ресурсов.

Самое интересное, что в западных странах, откуда к нам пришел этот необычный кризис, непрерывный рост цен на листовой прокат продолжается уже пять месяцев, с начала ноября прошлого года. И все это время на рынках наблюдается острый дефицит, который почему-то никуда не исчезает. Безобразие! Что делает «невидимая рука рынка»?! Почему она злостно бездельничает?! Ну хорошо, в Европе действуют импортные квоты, которые то ли отменят, то ли нет в середине текущего года. Но почему европейские металлурги не могут выйти даже на докризисный уровень?! Почему, по данным Worldsteel, выплавка стали в ЕС-27 по итогам января-февраля 2021 г. была на 3,7% меньше, чем годом ранее?! Что помешало европейским производителям в условиях рекордного с 2008 г. взлета цен нарастить выпуск?! Почему в США за те же два месяца отставание составило почти 10% по сравнению с прошлогодним графиком?!

Насчет США кое-какой ответ дал глава местной компании Cliffs Лоренцо Гонсалвеш, когда его спросили, почему из десяти имеющихся в его распоряжении доменных печей загружать в обозримом будущем планируется от шести до восьми. Как можно было понять этого достойного господина и эффективного менеджера, компания ставит на первое место прибыльность бизнеса, а не объемы производства, и не намерена изменять этому принципу даже в условиях острого дефицита проката на американском рынке.

Второй ответ дает недавно проведенное исследование британской консалтинговой компании McKinsey & Co. Согласно ее расчетам, европейский рынок стали продолжает сужаться. Если в 2004-2008 гг. средний объем потребления стали в ЕС составлял 188 млн. т в год, то в 2011-2019 гг. - уже 153 млн. т, а после 2020 г. этот показатель сократится до 140-150 млн. т в год. Увы, дезиндустриализация Европы — похоже, процесс необратимый. Там даже некому прокукарекать что-то вроде: «Make Europe Great Again!» В результате, по мнению аналитиков McKinsey, чтобы обеспечить нормальный уровень загрузки — порядка 85%, в ЕС и Великобритании надо вывести из эксплуатации избыточные мощности в объеме 25-30 млн. т в год.

Таким образом, начавшийся в ноябре подъем — явление конечное, а после него придется снова положить зубы на полку. Поэтому металлурги не видят необходимости в том, чтобы вкладываться в срочное возвращение в строй мощностей, которые через несколько месяцев опять окажутся избыточными и убыточными.

Кроме того, есть и третий ответ, который приводит S&P Global Platts, ссылающийся на опрос, проведенный среди германских металлургов. Сейчас инвестиционные бюджеты региональных сталелитейных компаний направлены на снижение выбросов углекислого газа, т. е. борьбу с глобальным потеплением. На прочие цели, в частности, расширение производства, денег уже не так, чтобы хватает.

И пока Еврокомиссия не отменяет импортные квоты, а правительства европейских стран, продлевая локауты, не перестают исправно выплачивать пособия и компенсации, ничего не мешает ценам на дефицитную стальную продукцию расти все выше и выше. Базовые цены на горячекатаный прокат там уже достигли 900 евро за т EXW. В Турции, равняющейся в этом плане на Европу, они, кстати, доросли до $1000 за т — на радость российским экспортерам.

В Азии между тем солирует Китай, где местные власти, тоже внося свой вклад в борьбу с глобальным потеплением и заявляя со всех трибун о необходимости сокращения производства стали, буквально из ничего создают собственный кризис недопроизводства. И с ним же героически борются, вводя барьеры для экспорта. Пекин уже, считай, несколько недель держит рынок в подвешенном состоянии, готовясь отменить НДС для экспортеров проката и при этом не объявляя о вступлении этого решения в силу.

Китайские компании, уставшие ждать, уже исходят из того, что 13% экспортного НДС у них так или иначе отберут, и заблаговременно подняли экспортные котировки на горячекатаный прокат до $900 за т FOB. В этом они получили горячую поддержку со стороны всех прочих поставщиков данной продукции в регионе. Японцы, например, уже $1000 за т CFR Вьетнам запрашивают.

Итак, кризис налицо, и не спрятаться от него никому, не скрыться. На российском рынке уже вполне есть свой дефицит, вызванный, в частности, запланированными на текущий месяц ремонтами, а цены на стальную продукцию подтягиваются к экспортному паритету. Апрельские котировки комбинатов на горячекатаный прокат уже подскочили от прежних 70 тыс. до не менее 75 тыс. руб. за т CPT. На май пока что анонсируются 80 тыс. руб. за т, но по нынешним временам и с учетом опять просевшего курса рубля это уже как-то мелковато.

Заграница нам по-прежнему только гадит, но и родное правительство не поможет. Минэкономразвития, по словам министра Максима Решетникова, считает нецелесообразным вводить в России демпфирующий механизм для сглаживания колебаний цен на металлопродукцию, поскольку полагает, что введение экспортных пошлин очень быстро приведет к дефицитам. Честно говоря, такую логику понять немного трудно, потому что демпфер по типу того, что уже вводится на рынке зерновых, не причиняет убытков производителям, а лишь режет им конъюнктурные сверхприбыли и давит вниз экспортный паритет. И вообще, для металлургических комбинатов очень важное значение имеет уровень загрузки. Уменьшать его только для того чтобы сократить поставки на внутренний рынок, которые все равно остаются прибыльными, - это что-то из категории жестких извращений.

Другое дело, что министр в целом частично прав, сообщая, что введение демпферов не только нецелесообразно, но по большому счету и невозможно. Это пшеницу и кукурузу можно привести к единому знаменателю и базовой цене отсечения. На рынке стальной продукции, где существует множество категорий стальной продукции, а котировки на одни виды проката колеблются по-иному, чем на другие, Министерство просто замучается создавать какой-то механизм управления. Кроме того, поставщиков зерна в России много, а горячекатаного листового проката, по сути, — только три. Типичный олигархический... нет, олигополистический рынок!

Да, правительство озабочено выросшими ценами на металл, но его заботы пока что ограничиваются стальной продукцией строительного назначения, с которой дела обстоят не так трагично, как с листом. Особого дефицита в этом секторе мирового и российского рынка нет. Цены, конечно, высоковатые, если сравнить с прошлыми годами, но и совсем уж непосильными их не назовешь.

Вообще, на самом деле проблема с инфляцией, которая раскручивается в России вследствие роста цен на многие виды ресурсов на мировом рынке, имеет, можно сказать, концептуальный характер. Побороть ее можно только одним способом — в той или иной степени отрезать нашу страну от глобальной экономики, уходить в автаркию, возвращать государственную монополию внешней торговли либо жестко контролировать ценообразование. Иными словами, здравствуй, СССР2.0!

В принципе, ничего особо ужасного в этом нет. Прежняя сверхдержава, чей цвет — красный, потенциально была весьма перспективным экономическим образованием, а вместе с СЭВ — так особенно. Увы, в те времена некому было осмыслить концепцию страны-мегакорпорации с достаточно сильным артельным сектором, а экономические эксперименты конца 50-х и 60-х гг. вообще поставили на будущем Союза жирный крест.

Сейчас такой вариант выглядит чистой воды фантастикой. Нет ни кадров, ни зарубежных партнеров, с которыми можно было бы выстроить новую экономическую модель, ни желания проводить новые широкомасштабные социальные революции. Хотя, кто знает, кто знает?.. Нынешний западный мир становится все более безумным, неуютным и непривлекательным местом, так что порой возникает желание отделиться от него подальше.

Но, если не можешь стать ведущим, приходится быть ведомым. Если предпочитаешь автаркии открытую экономику, приходится принимать все ее преимущества и недостатки. В том числе, вынужденное следование правилам, которые не ты принимаешь и устанавливаешь. Кстати, это относится не только к ценам на ресурсы, но и к такому потенциально конфликтному предмету как борьба с выбросами углекислого газа и глобальным потеплением.

Россия, между прочем, занимает четвертое место в мире по объемам эмиссии Цэ-О-два после Китая, США и Индии, и есть подозрение, что одними цветочками и помидорами, т. е., конечно, нашими лесными богатствами мы не отбрешемся. Придется либо участвовать во всеобщем безумии, наводняя города электроповозками, строя ветряки вместо электростанций и обваливая собственную промышленность и жизненный уровень населения, либо... когда-нибудь сказать этому твердое «Нет!» и принимать на себя последствия.

Также надо принять и то, что возвращения цен на листовой прокат хотя бы на уровень 2018-2019 гг. в обозримом будущем не произойдет. И лучшее, что можно, наверное, сделать в этой ситуации, это прекратить барахтаться, расслабиться, признать, что инфляция действительно резко ускорилась, и соответствующим образом пересчитать все цены, процентные ставки по кредитам и депозитам, зарплаты и пенсии. В конце концов, в начале «нулевых» инфляция ничуть не мешала российской экономике развиваться!

Правда, при этом, конечно, надо сменить парадигму в Центробанке и экономическом блоке правительства, во что, признаться, верится слабо. Впрочем, кризис — учитель жесткий. Тут либо изменишься и приспособишься, либо послужишь наглядным уроком и учебным пособием для других.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
ФАС России проводит проверку BASF
16.10.2021
ФАС России проводит проверку BASF
Федеральная антимонопольная служба России (ФАС России) объявила о внеплановой проверке производителя лакокрасочных материалов BASF. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

ФАС России, фото ©kroosp.ru


«Компания подозревается в антиконкурентных действиях, что могло привести в конечном итоге к подорожанию материалов на рынке химической промышленности», – говорится в сообщении регулятора, опубликованном на Telegram.

Окончательно выводы об отсутствии или наличии нарушений ФАС России сделает по итогам проверки и после анализа информации. Детали проверки не раскрываются. 

Источник: ЛКМ Портал
Wacker повышает цены на силиконы
15.10.2021
Wacker повышает цены на силиконы
Wacker анонсировал повышение цен на всю продукцию подразделения Wacker Silicones. Эта мера связана с ростом затрат на производство и поставку товаров. Как сообщает компания, цены вырастут с 15 октября на 30% и больше.

Завод в Нюнхрице, фото ©process-worldwide.com


Подорожание затронет силаны, силиконовые смолы, силиконовые жидкости, герметики и полимеры с силановыми концевыми группами, силиконовые эмульсии, силиконовый каучук, пирогенный диоксид кремния HDK.

«Эта мера вызвана продолжающимся значительным ростом затрат на стратегическое сырье, особенно металлический кремний, логистику и упаковку, а также многочисленным мерами по борьбе с пандемией коронавируса», – отмечается в сообщении Wacker.

Напомним, Wacker в первой половине 2021 года повысил цены на винилацетатные дисперсии марок VINNAPAS и VINNOL, поливиниловый спирт POLYVIOL и твердые смолы VINNAPAS, дисперсии, смолы и диспергируемые полимерные порошки, а также силиконы.

Кроме того, в июне компания ввела доплату за диспергируемый полимерный порошок марки VINNAPAS. Надбавка составила 510 евро вместо прежних 400 евро за тонну. Она коснулась поставок июля и августа. С 15 сентября Wacker повысил цены в Азии на дисперсии и диспергируемые полимерные порошки. Расценки выросли в среднем на 10%.

Источник: ЛКМ Портал
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
14.10.2021
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
Прошедшая неделя началась весьма валидольно, если смотреть на состояние энергорынков, но затем прозвучало веское слово российского президента, и взлетевшие до невиданных высот цены на газ опустились до более вменяемых значений.

На рынке стали тоже, вроде бы, полегчало. Российские цены на арматуру и горячекатаный прокат немного отскочили от дна, а на ноябрь металлургические компании анонсируют повышения. За рубежом несколько улучшилась ситуация с заготовкой вследствие подорожания металлолома в Турции. Наконец, в Китае завершилась праздничная неделя. Как ожидается, местные компании возобновят импорт стальной продукции.

В то же время, на самом деле еще ничего не закончилось. Энергетический кризис пришел в Индию. Запасы угля на электростанциях упали до минимума, в нескольких штатах были массовые отключения электроэнергии. Для Индии это, вообще-то, не первая такая неприятность, дефициты угля там случаются регулярно раз в несколько лет, но ситуация, конечно, нехорошая.

Очевидно, что в ближайшие недели наладить там все не удастся. В стране только что завершился дождливый сезон, во время которого добыча угля падает, а чтобы ее снова нарастить, да еще развезти по электростанциям, потребуется время. Это может привести к снижению внутреннего спроса на стальную продукцию.

В то же время, индийские металлургические комбинаты имеют каптивные электростанции, некоторые компании добывают уголь для собственных нужд, так что существенное сокращение выплавки стали и производства листового проката в Индии маловероятно. Поэтому не исключено, что местные компании сохранят высокую активность на внешних рынках.

Кстати, опираться индийцам, скорее всего, придется на местные энергоресурсы. Значительно увеличить закупки угля за рубежом для удовлетворения внутреннего спроса у них вряд ли получится. Уголь сейчас нужен всем, за ним уже стоят в очереди китайцы и европейцы. А вот возможности для расширения поставок ограничены. Да и логистика проседает. Так, например, в Северной Америке новые контракты по продаже коксующегося угля в Китай заключаются с отгрузкой не раньше декабря-января: не хватает морских судов для перевозки.

В Китае после праздников, по мнению местных специалистов, пока сохранятся ограничения на поставки электроэнергии промышленным предприятиям, включая металлургические заводы. По крайней мере, после возобновления торгов на товарной бирже Чжэньчжоу энергетический уголь слегка понизился по сравнению с рекордной отметкой, достигнутой 1 октября, а ферросплавы продолжили подорожание. Возобновился и рост котировок на арматуру, горячекатаный прокат и нержавеющую сталь на Шанхайской фьючерсной бирже. Стало быть, участники торгов считают, что дефицит электроэнергии в ближайшее время никуда не денется.

На европейских биржах природный газ после феерических $1900 за 1 тыс. куб. м упал в цене почти вдвое. Но стоимость этого ресурса по-прежнему остается практически в те же два раза выше, чем в начале сентября. А контракты на поставку электроэнергии «на завтра» на германской бирже EEX 7 октября достигли нового пика — более 300 евро за МВт-ч, что в семь-восемь раз превышает средний уровень годичной давности.

Причем европейские металлургические компании считают, что все эти проблемы — всерьез и надолго. ArcelorMittal объявила о введении специальной доплаты при продажах сортового и фасонного проката в Европе — плюс 50 евро за каждую тонну стальной продукции. Как заявляет компания, из-за роста цен на газ и электроэнергию себестоимость производства на ее европейских мини-заводах прибавила около 120 евро за тонну. Ранее о введении доплаты размером в 30 ф.ст. (34,5 евро) за тонну объявила британская British Steel. Наверняка у них найдутся подражатели.

Право слово, по сравнению с этими проблемами финансовые потери российских компаний от введения акциза на жидкую сталь и повышения ставки НДПИ выглядят не такими уж и большими. Например, на Магнитогорском меткомбинате посчитали, что акциз в 2022 г. обойдется компании в среднем немногим менее $20 за тонну.

Впрочем, тут на первый план выходит вопрос о ценах. В начале октября меткомбинаты приподняли текущие предложения по арматуре и горячекатаному прокату и готовят новые повышения на ноябрь. И причины для таких действий у них, бесспорно, есть. Прежде всего, начал проявляться фактор отложенного спроса.

По данным «Северстали», в августе текущего года видимый спрос на стальную продукцию был на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого года. Причем в строительном секторе был зафиксирован спад на 16%, тогда как в ТЭК особых изменений не произошло, а машиностроение нарастило объем заказов на 23% несмотря на сложную обстановку в автомобильной промышленности. Между тем, ситуация со стройкой у нас определенно лучше, чем в прошлом году, так что летом и в начале осени явно имело место расходование запасов во время ценового спада. А теперь пришла пора их пополнять. Однако если обстановку на российском рынке в октябре-ноябре можно хоть как-то предугадать, дальше все покрыто мраком, возможно, от отключенных с целью экономии электроэнергии фонарей. Объективно, действия ArcelorMittal и British Steel показывают, что увеличение затрат на энергоносители ведет к повышению цен на стальную продукцию. Датский Saxo Bank, известный специалист по экзотичным прогнозам, вообще считает, что в мире начинается новый суперцикл роста сырьевых рынков. Причем его основной движущей силой является не столько увеличение спроса, хотя оно тоже присутствует, спасибо раздаче «вертолетных денег», сколько недостаточный объем предложения.

В принципе, рациональное зерно в этом есть. Угледобычу последовательно гнобят последние несколько лет. Кроме того, в ряде стран возникла проблема с рабочей силой. Люди не хотят идти на тяжелую и скудно оплачиваемую работу шахтеров, водителей грузовиков, докеров, медсестер, и этот список можно продолжать еще долго. При этом в западных странах развитая социалка позволяет мало-мальски сносно жить на пособиях.

Инвестиции в добычу природного газа тоже растут не так быстро, как требует рынок. В последние годы политики и эксперты с подачи климатического лобби дружно заявляли, что у этой отрасли нет будущего, так как уже через 10-15 лет традиционные энергоносители уступят дорогу солнцу и ветру. Поэтому у компаний возникли большие сомнения в обоснованности долгосрочных капиталовложений в нефтегазовые проекты.

Вообще, так получается, что реальная экономика сейчас как бы оказалась в загоне. Работать на заводе, в шахте, на стройке не престижно, не интересно, да и не выгодно. В моде креативность, биткойны, тик-токи и прочий хайп. Пока электроэнергию можно брать из розетки, а продукты — через службу доставки, это по-своему логично. Но вот когда потребление растет, а производство — не совсем, это уже становится не так интересно. А разрыв международных логистических цепочек и особенно сокращение выпуска всяких и разных товаров в Китае по причине дефицита электроэнергии вообще сулит очень острые ощущения, причем не позднее, чем этой зимой.

В данный момент на мировом рынке стали действительно намечается тенденция к росту цен из-за увеличения энергетических затрат. Но основной вопрос заключается в том, будет ли востребована стальная продукция в период дефицита газа и электроэнергии. На прошлой неделе котировки на листовой прокат на большинстве региональных рынков как раз снижались, а основной причиной этого был слабый спрос.

Острая стадия энергетического кризиса, похоже, пройдена. Моментальный обвал, как это было в октябре 2008 г., нам, скорее всего, не грозит. Но болезнь (энергетическая дистрофия), возможно, лишь перешла в хроническую стадию...

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»