Российский производитель
защитных покрытий

Кризис недопроизводства. Российский и мировой рынок стали: 4-11 апреля 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
15 Апреля 2021
Как пишут в учебниках, классический кризис — это кризис перепроизводства (или, точнее, недопотребления, что кардинально иное, но дает тот же результат). Произведенные товары невозможно продать, платежеспособный спрос рушится на глазах, цены валятся вниз.

Возможно, экономисты всегда готовятся к прошедшим кризисам, как генералы — к уже отгремевшим войнам. Однако, как оказалось, кризисы бывают и совсем другие, когда спрос есть, денег вроде бы хватает, и это не гиперинфляционные фантики, а настоящая твердая валюта, но не оказывается в достатке товаров, чтобы этот спрос удовлетворить.

Те, кто постарше, помнят времена тотального дефицита, но и это не тот случай. Дефицит — это когда нужных товаров нет в открытой продаже, но для нужных людей, из-под полы и втридорога все при желании можно достать. Нынешний же рынок относительно открытый и прозрачный, тени в нем практически нет. Просто определенных товаров, будь то, например, микросхемы или листовой прокат, нет в нужном количестве, чтобы не только покрыть текущие потребности, но и создать какой-то запасец.

Причем этот дефицит имеет избирательный характер. Если при гиперинфляции одинаково растет в цене все, вернее, дешевеют и теряют свою ценность деньги, то в текущем кризисе происходит выборочное увеличение затрат на отдельные виды ресурсов.

Самое интересное, что в западных странах, откуда к нам пришел этот необычный кризис, непрерывный рост цен на листовой прокат продолжается уже пять месяцев, с начала ноября прошлого года. И все это время на рынках наблюдается острый дефицит, который почему-то никуда не исчезает. Безобразие! Что делает «невидимая рука рынка»?! Почему она злостно бездельничает?! Ну хорошо, в Европе действуют импортные квоты, которые то ли отменят, то ли нет в середине текущего года. Но почему европейские металлурги не могут выйти даже на докризисный уровень?! Почему, по данным Worldsteel, выплавка стали в ЕС-27 по итогам января-февраля 2021 г. была на 3,7% меньше, чем годом ранее?! Что помешало европейским производителям в условиях рекордного с 2008 г. взлета цен нарастить выпуск?! Почему в США за те же два месяца отставание составило почти 10% по сравнению с прошлогодним графиком?!

Насчет США кое-какой ответ дал глава местной компании Cliffs Лоренцо Гонсалвеш, когда его спросили, почему из десяти имеющихся в его распоряжении доменных печей загружать в обозримом будущем планируется от шести до восьми. Как можно было понять этого достойного господина и эффективного менеджера, компания ставит на первое место прибыльность бизнеса, а не объемы производства, и не намерена изменять этому принципу даже в условиях острого дефицита проката на американском рынке.

Второй ответ дает недавно проведенное исследование британской консалтинговой компании McKinsey & Co. Согласно ее расчетам, европейский рынок стали продолжает сужаться. Если в 2004-2008 гг. средний объем потребления стали в ЕС составлял 188 млн. т в год, то в 2011-2019 гг. - уже 153 млн. т, а после 2020 г. этот показатель сократится до 140-150 млн. т в год. Увы, дезиндустриализация Европы — похоже, процесс необратимый. Там даже некому прокукарекать что-то вроде: «Make Europe Great Again!» В результате, по мнению аналитиков McKinsey, чтобы обеспечить нормальный уровень загрузки — порядка 85%, в ЕС и Великобритании надо вывести из эксплуатации избыточные мощности в объеме 25-30 млн. т в год.

Таким образом, начавшийся в ноябре подъем — явление конечное, а после него придется снова положить зубы на полку. Поэтому металлурги не видят необходимости в том, чтобы вкладываться в срочное возвращение в строй мощностей, которые через несколько месяцев опять окажутся избыточными и убыточными.

Кроме того, есть и третий ответ, который приводит S&P Global Platts, ссылающийся на опрос, проведенный среди германских металлургов. Сейчас инвестиционные бюджеты региональных сталелитейных компаний направлены на снижение выбросов углекислого газа, т. е. борьбу с глобальным потеплением. На прочие цели, в частности, расширение производства, денег уже не так, чтобы хватает.

И пока Еврокомиссия не отменяет импортные квоты, а правительства европейских стран, продлевая локауты, не перестают исправно выплачивать пособия и компенсации, ничего не мешает ценам на дефицитную стальную продукцию расти все выше и выше. Базовые цены на горячекатаный прокат там уже достигли 900 евро за т EXW. В Турции, равняющейся в этом плане на Европу, они, кстати, доросли до $1000 за т — на радость российским экспортерам.

В Азии между тем солирует Китай, где местные власти, тоже внося свой вклад в борьбу с глобальным потеплением и заявляя со всех трибун о необходимости сокращения производства стали, буквально из ничего создают собственный кризис недопроизводства. И с ним же героически борются, вводя барьеры для экспорта. Пекин уже, считай, несколько недель держит рынок в подвешенном состоянии, готовясь отменить НДС для экспортеров проката и при этом не объявляя о вступлении этого решения в силу.

Китайские компании, уставшие ждать, уже исходят из того, что 13% экспортного НДС у них так или иначе отберут, и заблаговременно подняли экспортные котировки на горячекатаный прокат до $900 за т FOB. В этом они получили горячую поддержку со стороны всех прочих поставщиков данной продукции в регионе. Японцы, например, уже $1000 за т CFR Вьетнам запрашивают.

Итак, кризис налицо, и не спрятаться от него никому, не скрыться. На российском рынке уже вполне есть свой дефицит, вызванный, в частности, запланированными на текущий месяц ремонтами, а цены на стальную продукцию подтягиваются к экспортному паритету. Апрельские котировки комбинатов на горячекатаный прокат уже подскочили от прежних 70 тыс. до не менее 75 тыс. руб. за т CPT. На май пока что анонсируются 80 тыс. руб. за т, но по нынешним временам и с учетом опять просевшего курса рубля это уже как-то мелковато.

Заграница нам по-прежнему только гадит, но и родное правительство не поможет. Минэкономразвития, по словам министра Максима Решетникова, считает нецелесообразным вводить в России демпфирующий механизм для сглаживания колебаний цен на металлопродукцию, поскольку полагает, что введение экспортных пошлин очень быстро приведет к дефицитам. Честно говоря, такую логику понять немного трудно, потому что демпфер по типу того, что уже вводится на рынке зерновых, не причиняет убытков производителям, а лишь режет им конъюнктурные сверхприбыли и давит вниз экспортный паритет. И вообще, для металлургических комбинатов очень важное значение имеет уровень загрузки. Уменьшать его только для того чтобы сократить поставки на внутренний рынок, которые все равно остаются прибыльными, - это что-то из категории жестких извращений.

Другое дело, что министр в целом частично прав, сообщая, что введение демпферов не только нецелесообразно, но по большому счету и невозможно. Это пшеницу и кукурузу можно привести к единому знаменателю и базовой цене отсечения. На рынке стальной продукции, где существует множество категорий стальной продукции, а котировки на одни виды проката колеблются по-иному, чем на другие, Министерство просто замучается создавать какой-то механизм управления. Кроме того, поставщиков зерна в России много, а горячекатаного листового проката, по сути, — только три. Типичный олигархический... нет, олигополистический рынок!

Да, правительство озабочено выросшими ценами на металл, но его заботы пока что ограничиваются стальной продукцией строительного назначения, с которой дела обстоят не так трагично, как с листом. Особого дефицита в этом секторе мирового и российского рынка нет. Цены, конечно, высоковатые, если сравнить с прошлыми годами, но и совсем уж непосильными их не назовешь.

Вообще, на самом деле проблема с инфляцией, которая раскручивается в России вследствие роста цен на многие виды ресурсов на мировом рынке, имеет, можно сказать, концептуальный характер. Побороть ее можно только одним способом — в той или иной степени отрезать нашу страну от глобальной экономики, уходить в автаркию, возвращать государственную монополию внешней торговли либо жестко контролировать ценообразование. Иными словами, здравствуй, СССР2.0!

В принципе, ничего особо ужасного в этом нет. Прежняя сверхдержава, чей цвет — красный, потенциально была весьма перспективным экономическим образованием, а вместе с СЭВ — так особенно. Увы, в те времена некому было осмыслить концепцию страны-мегакорпорации с достаточно сильным артельным сектором, а экономические эксперименты конца 50-х и 60-х гг. вообще поставили на будущем Союза жирный крест.

Сейчас такой вариант выглядит чистой воды фантастикой. Нет ни кадров, ни зарубежных партнеров, с которыми можно было бы выстроить новую экономическую модель, ни желания проводить новые широкомасштабные социальные революции. Хотя, кто знает, кто знает?.. Нынешний западный мир становится все более безумным, неуютным и непривлекательным местом, так что порой возникает желание отделиться от него подальше.

Но, если не можешь стать ведущим, приходится быть ведомым. Если предпочитаешь автаркии открытую экономику, приходится принимать все ее преимущества и недостатки. В том числе, вынужденное следование правилам, которые не ты принимаешь и устанавливаешь. Кстати, это относится не только к ценам на ресурсы, но и к такому потенциально конфликтному предмету как борьба с выбросами углекислого газа и глобальным потеплением.

Россия, между прочем, занимает четвертое место в мире по объемам эмиссии Цэ-О-два после Китая, США и Индии, и есть подозрение, что одними цветочками и помидорами, т. е., конечно, нашими лесными богатствами мы не отбрешемся. Придется либо участвовать во всеобщем безумии, наводняя города электроповозками, строя ветряки вместо электростанций и обваливая собственную промышленность и жизненный уровень населения, либо... когда-нибудь сказать этому твердое «Нет!» и принимать на себя последствия.

Также надо принять и то, что возвращения цен на листовой прокат хотя бы на уровень 2018-2019 гг. в обозримом будущем не произойдет. И лучшее, что можно, наверное, сделать в этой ситуации, это прекратить барахтаться, расслабиться, признать, что инфляция действительно резко ускорилась, и соответствующим образом пересчитать все цены, процентные ставки по кредитам и депозитам, зарплаты и пенсии. В конце концов, в начале «нулевых» инфляция ничуть не мешала российской экономике развиваться!

Правда, при этом, конечно, надо сменить парадигму в Центробанке и экономическом блоке правительства, во что, признаться, верится слабо. Впрочем, кризис — учитель жесткий. Тут либо изменишься и приспособишься, либо послужишь наглядным уроком и учебным пособием для других.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Операционные результаты 2-й квартал 2021 г.
22.07.2021
Операционные результаты 2-й квартал 2021 г.

Отчетность лидеров российского рынка за второй квартал 2021 года. Основные моменты

ПАО «СЕВЕРСТАЛЬ»



Основные моменты за 2-й кв. 2021 год в сравнении с 1-м кв. 2021 года

Производство чугуна снизилось на 2% кв/кв до 2,63 млн т из-за проведения плановых ремонтов на доменном оборудовании. Производство стали уменьшилось до 2,78 млн т (-6% кв/кв) в связи с сокращением выпуска чугуна и проведением запланированных ремонтных работ в конвертерном цеху.

Продажи стали выросли на 2% кв/кв до 2,68 млн т в основном благодаря увеличению отгрузок полуфабрикатов и продукции с высокой добавленной стоимостью. Начало строительного сезона в России поддержало спрос на холоднокатаную сталь, сталь с полимерным покрытием и метизы. Продажи горячекатаной стали и толстолистового проката снизились на 7% кв/кв до 1,1 млн т на фоне масштабных запланированных ремонтов. В результате доля продаж на внутреннем рынке выросла до 55% (+7 п.п. кв/кв).

Доля продукции с высокой добавленной стоимостью (ВДС) составила 49% (+3 п.п. кв/кв).

Продажи сырья: Продажи угля уменьшились на 18% кв/кв до 0,28 млн т в основном в связи со снижением реализации энергетического угля на фоне сокращения спроса в летний период. Северсталь продолжает реализацию своей экологической стратегии. Так, Воркутауголь объявила о прекращении добычи энергетического угля с первого квартала 2022 года (пресс-релиз). Продажи железорудной продукции выросли на 28% до 1,3 млн т благодаря высокому спросу на окатыши на европейском рынке (рост продаж окатышей на 34% кв/кв) на фоне продолжающегося восстановления производства стали в странах Европейского союза.

Основные моменты за 6 мес. 2021 год в сравнении с 6 мес. 2020 года

Производство чугуна выросло на 12% г/г до 5,3 млн т благодаря запуску доменной печи №3 в декабре 2020. Выпуск стали увеличился до 5,7 млн т (+1% г/г), на фоне запуска дуговой сталеплавильной печи №1 в апреле 2021.

Продажи стали выросли на 4% г/г до 5,3 млн т. Реализация полуфабрикатов увеличилась на 181% г/г до 0,58 млн т в связи с ростом производства стали и проведением ремонтов на горячекатаных станах. Продажи горячекатаного проката и толстого листа снизились на 17% г/г в связи с реконструкцией методической печи. Продажи на внутреннем рынке уменьшились на 7 п.п. г/г до 51% на фоне благоприятных условий для экспорта в 1 кв. 2021.

Продажи продукции с высокой добавленной стоимостью (ВДС) увеличились на 12% г/г до 2,5 млн т в основном из-за роста реализации холоднокатаного проката (+32% г/г до 0,54 млн т) и оцинкованного проката (+31% г/г до 0,53 млн т). Доля продукции ВДС в консолидированных продажах составила 48% (+4 п.п. г/г).

Продажи сырья: реализация угля снизилась на 17% г/г до 0,63 млн т в результате снижения объемов производства угольного концентрата из-за перемонтажа лав. Продажи железной руды снизились на 26% г/г до 2,3 млн т, в связи с перенаправлением продаж на собственные активы после запуска доменной печи № 3 в 3 конце 2020 года. Продажи железорудных окатышей третьим лицам выросли на 23% г/г до 2,3 млн т. Реализация железорудного концентрата значительно снизилась во 2 кв. 2021, в связи с этим, продажи за 6м 2021 составили только 47 тыс т (-74% г/г).

ПАО «ММК»



Основные моменты за 2-й кв. 2021 год в сравнении с 1-м кв. 2021 года

Объем выплавки чугуна вырос на 2,6% к уровню прошлого квартала и составил 2 640 тыс. тонн в связи с увеличением производительности доменных печей на фоне продолжающегося высокого спроса на металлопродукцию.

Объем выплавки стали вырос на 3,1% по сравнению с прошлым кварталом и составил 3 401 тыс. тонн, отражая благоприятную конъюнктуру рынков.

Продажи металлопродукции по Группе ММК составили 3 320 тыс. тонн, увеличившись к уровню прошлого квартала на 14,3% на фоне высокого спроса на металлопродукцию.

Продажи премиальной продукции по Группе выросли на 20,6% до 1 392 тыс. тонн на фоне сезонного роста спроса.

Объем производства угольного концентрата ММК-УГОЛЬ составил 874 тыс. тонн, увеличившись на 7,3% к уровню прошлого квартала в связи с увеличением закупок рядовых углей на фоне роста потребности ПАО «ММК».

Основные моменты за 6 мес. 2021 год в сравнении с 6 мес. 2020 года

Рост выплавки чугуна на 17,3% до 5 213 тыс. тонн относительно 6 месяцев 2020 года обусловлен отсутствием капитальных ремонтов в доменном производстве в течение полугодия.

Объем выплавки стали вырос на 24,5% относительно 1 полугодия прошлого года в связи с отсутствием капитальных ремонтов в конвертерном производстве и завершением модернизации стана 2500 г/п.

Продажи товарной продукции по Группе ММК составили 6 224 тыс. тонн, увеличившись к уровню прошлого года на 25,3% на фоне высокой загрузки стана 2500 после модернизации и благоприятной рыночной конъюнктуры.

Продажи премиальной продукции выросли на 3,5% до 2 546 тыс. тонн по сравнению с уровнем 2020 года на фоне положительных рыночных тенденций.

Объем производства угольного концентрата вырос на 12,6% до 1 690 тыс. тонн относительно 1 полугодия прошлого года в связи с увеличением потребности ПАО «ММК» на фоне благоприятной рыночной ситуации.

ПАО «НЛМК»



Основные моменты за 2-й кв. 2021 года

Производство стали выросло на 5% кв/кв до 4,6 млн т (+19% г/г) за счет выхода оборудования НЛМК на проектную мощность после реконструкции.

Продажи увеличились на 11% кв/кв до 4,3 млн т (-1% г/г) на фоне роста продаж на российский рынок (+8% кв/кв; +26% г/г), а также роста поставок слябов и чугуна на экспорт. Продажи полуфабрикатов третьим лицам выросли на 57% кв/кв в основном за счет отгрузки слябов, реализация готовой продукции увеличилась на 1% кв/кв до 2,7 млн т (+12% г/г) на фоне восстановления спроса на ключевых рынках.

Продажи на «домашних» рынках составили 2,8 млн т (+1% кв/кв; +19% г/г).

Продажи на экспортных рынках выросли на 20% кв/кв до 1,4 млн т (-30% г/г).

Основные моменты за 6 м. 2021 года

Производство стали увеличилось на 11% г/г до уровня 9 млн т.

Продажи составили 8,2 млн т (-7% г/г) с ростом поставок слябов НЛМК США на фоне сильной динамики потребления в регионе.

Продажи на «домашних» рынках выросли на 3% г/г до 5,5 млн т, в основном за счет поставок на рынок России (+9% г/г).

Продажи на экспортных рынках сократились на 23% г/г до 2,6 млн т из-за эффекта высокой базы. Объемы в первом полугодии 2020 г. были перераспределены в пользу экспорта ввиду слабого спроса в России во время карантинных ограничений.

Сравнительная характеристика продаж металла с покрытием, тыс. тонн

Продажи, тыс. тонн 2 кв. 2021 г. 1 кв. 2021 г. изм., % 6 м. 2021 г. 6 м. 2020 г. изм., %
ПАО «СЕВЕРСТАЛЬ»
Оцинкованный лист и лист с другим металлическим покрытием 255 275 -7 530 406 31
Лист с полимерным покрытием 119 83 43 202 211 -4
ПАО «ММК», в т.ч. ООО «ММК-ЛМЗ»
Оцинкованный прокат 538 439 22,5 976 821 19
Прокат с полимерным покрытиями 158 150 5 308 297 3,8
ПАО «НЛМК»
Оцинкованный прокат 212 184 15 396 400 -1
Прокат с полимерным покрытием 96 81 20 177 193 -9

Источник: официальный сайт компании.

Динамика общих продаж металла с покрытием, тыс. тонн

Показатели, тыс. тонн 2 кв. 2021 г. 1 кв. 2021 г. изм., % 6 м. 2021 г. 6 м. 2020 г. изм., %
Оцинкованный прокат 1005 898 11,9 1902 1627 16,9
Прокат с полимерным покрытиями 373 314 18,8 687 701 -1,9
Axalta повышает цены на ЛКМ
21.07.2021
Axalta повышает цены на ЛКМ
Концерн Axalta 15 июля объявил о повышении цен на продукцию по всем направлениям бизнеса. Причиной подорожания продукции является рост затрат на производство и поставку товара.

Продукция Axalta, фото ©www.axalta.com


Как сообщает компания, продукция подорожает по всему миру. Корректировка цен будет зависеть от региона поставки, продуктов и рынков. Поэтому более точные расценки торговые представители Axalta сообщат непосредственно клиентам.

Повышение цен, как отметили в компании, мера вынужденная.

«С начала 2021 года стоимость сырья, используемого для производства покрытий, значительно выросла, а несырьевые затраты на ресурсы, включая фрахт, энергию и рабочую силу, продолжают расти намного выше ожиданий», – говорится в заявлении компании.

Финансовый директор Axalta Шон Ланнон добавил, что даже, применяя «агрессивные меры» по контролю над расходами, компания сталкивается с чрезвычайным давлением расценок и инфляции. Поэтому, чтобы продолжать поставки продукции, предоставлять клиентам сервис, инновационные решения, приходится повышать цены.

Источник: ЛКМ Портал
А теперь — снова рабочие будни! Российский и мировой рынок стали: 11-18 июля 2021 г.
20.07.2021
А теперь — снова рабочие будни! Российский и мировой рынок стали: 11-18 июля 2021 г.
Хороший праздник — День Металлурга! И встретили славно, и отметили. А теперь, снова за работу, товарищи! Время у нас, как всегда, непростое, проблем много, и решать их надо.

На российском рынке стальной продукции — маленький праздник для потребителей. Цены на прокат продолжают постепенно идти вниз. Как правило, без обвалов, без резких падений, но несколько тысяч рублей за тонну в неделю с ценника снимается. Продукция строительного назначения (арматура, фасон, прокат с покрытием) дешевеют медленнее, непокрытый листовой прокат — быстрее, но все движутся в одном направлении.

Через две недели должны вступить в силу экспортные пошлины. Против их введения уже перестали возражать, а на повестку дня встал вопрос о коррекции. В частности, предлагаются совершенно логичные и правильные меры по снижению минимальных тарифов для экспортеров заготовки и чугуна. Для них $115 за т и в самом деле — слишком много. Но базовая ставка, по-видимому, так и останется на уровне 15%. Так что в отношении поставок листового

По идее, после этого продажи на внутреннем рынке либо в страны ЕАЭС станут для отечественных металлургических компаний более выгодными, чем поставки на экспорт в дальнее зарубежье. Вероятно, это станет дополнительным аргументом в пользу дальнейшего удешевления стальной продукции в России в августе.

Однако спад, судя по всему, не будет слишком уж значительным. В лучшем случае, российские цены окажутся в итоге чуть ниже экспортного паритета без учета пошлины. У металлургов по-прежнему не будет проблем со сбытом, разве что маржинальность уменьшится. Избытку предложения на внутреннем рынке, который обычно вызывает ценовые обвалы, взяться неоткуда, реальное потребление, прежде всего, в строительном секторе, в целом хорошее.

Фактически сейчас на российском рынке ликвидируется возникший в конце весны этого года дисбаланс между внутренними и экспортными котировками. Ну, не могут первые превышать вторые на 15-20 тыс. руб. за т! Вот они больше и не будут. А дальше станем, как и ранее, равняться по мировому рынку.

Ближе к концу первой половины июля ситуация за рубежом более-менее стабилизировалась. Спрос слабоватый по причине дождливого сезона в Азии, начала периода летних отпусков в Европе, жаркой погоды на Ближнем Востоке и коронавируса пока что везде. Цены на прокат и сырье относительно постоянные. Но уже нарисовался новый потенциальный возмутитель спокойствия в лице Китая.

Честно говоря, правительство КНР похоже сейчас на того путника, который хочет идти на все четыре стороны одновременно. С одной стороны, есть выраженное желание сократить выплавку стали. Собственно, в июне темпы роста уже снизились до 1,6%, а это минимальный показатель с апреля прошлого года. Выплавка чугуна вообще просела на 2,7% по сравнению с июнем 2020-го. И дело здесь не только в зловредном углекислом газе, но и во вполне осязаемых выбросах пыли, вредных для здоровья соединений серы и азота и прочей таблицы Менделеева.

С другой стороны, помимо борьбы с глобальным потеплением, есть и общие вопросы экономики. Во втором квартале 2021 г. темпы роста ВВП в Китае составили 7,9%, а в первом полугодии в целом — 12,7%. Учитывая, что год назад Китай боролся с коронавирусом (и таки его поборол!), результат не самый впечатляющий.

Поэтому Народный банк Китая снизил для коммерческих банков уровень резервирования, что позволит направить на кредитование дополнительно 1 трлн. юаней ($155 млрд.). Как ожидается, это приободрит экономику, которая уже начала ощущать негативные эффекты от сужения инвестиций в строительство и инфраструктуру, а также предвидеть уменьшение зарубежных заказов на китайские товары.

К слову сказать, китайская банковская система — это очень мощный ресурс для развития национальной экономики. Четыре ведущих банка страны с совокупным капиталом первого порядка почти в $1,5 трлн. занимают первые четыре места в мировом рейтинге (кстати, в следующей пятерке банков — четыре американских), а в первой двадцатке Китаю принадлежат девять мест. Но при этом китайские госмегабанки — это не «пуп земли» и не вещь в себе, а, прежде всего, инструмент для финансирования реального сектора экономики. Остается тихо позавидовать и идти дальше.

Сочетание сокращающегося производства и получившего новое ускорение спроса привело к подъему цен на стальную продукцию в Китае. Основной скачок пришелся, правда, на конец июня — начало июля, но и в предыдущую неделю котировки на арматуру и горячекатаный прокат прибавили $25-30 за т, При этом пошли в рост экспортные цены на китайскую продукцию, а местные прокатчики снова начали приобретать импортную заготовку, стоимость которой достигла $710 за т CFR и более. С этим уже можно работать даже при отправке товара из черноморских портов.

Если китайские власти не станут принимать новых срочных мер по понижению цен на прокат, подорожание местной стальной продукции обеспечит российским металлургам крепкую опору — планку, ниже которой экспортные котировки можно не опускать. А там уже совсем немного времени осталось до осени, когда подойдет к концу дождливый сезон в Азии, а также можно будет надеяться на прекращение коронавирусных ограничений.

Как бы там ни было, но российский горячекатаный прокат в обозримом будущем вряд ли упадет до менее $900 за т FOB Черное море (хотя, наверное, и не поднимется до $1000), а для заготовки нормальным средним интервалом станут $630-680 за т FOB. Отсюда надо будет «плясать» и при определении равновесных цен на внутреннем рынке.

Правда, главный фактор дороговизны ресурсов — это денежная политика западных стран. Пока что она не меняется, хотя данные об инфляции за июнь, оказавшиеся примерно на уровне майских тринадцатилетних максимумов, уже вызывают опасения у специалистов. Руководство ФРС США и европейских центральных банков, правда, заявляет, что беспокоиться не о чем, - это, мол, сказывается прошлогодняя дефляция. Однако что будет, если наивысшие с 2008 г. инфляционные показатели сохранятся и на июль, август, сентябрь?!..

Аналитики Bank of America не исключают, что в таком случае с инфляцией придется бороться. А это значит — прекращать разбрасывать деньги с вертолета, умерить либо вовсе остановить выкуп ценных бумаг с рынка, начать разбираться с бюджетными дефицитами, повышать ставки. При таком раскладе платежеспособный спрос может съежиться очень быстро. Сейчас опасаться этого еще рано, и горячекатаный прокат в США бодро промаршировал на отметку $2000 за т EXW, но ближе к осени надо будет поглядывать зорче.

Европейская комиссия разродилась на прошлой неделе программой радикального сокращения выбросов углекислого газа к 2030 г., в каковую включен и проект системы углеродных тарифов на стальную продукцию, алюминий, цемент, удобрения и электроэнергию. Рассчитывать их планируется уже с 2023 г., а реально взимать — с 2026 г. Ассоциация «Русская сталь» ответила на эту новацию своим критическим заявлением. По ее оценкам, введение углеродных тарифов на сталь «может привести к существенному рыночному дисбалансу, порождая неравные условия конкуренции с европейскими производителями». При этом, «проведение расчетов по сложной европейской методологии и обязательная внешняя верификация выбросов может стать серьезным административным барьером для поставок в ЕС».

Предложенная Европейской комиссией модель действительно запутанная. Предполагается, что в будущем появится еще один документ, в котором будут указаны уровни «углеродного следа» для каждого вида продукции, подпадающей под тарифы. Причем рассчитываться пока что будут только прямые выбросы непосредственно на производство конечной продукции.

Так, например, не будет иметь значения, из какого источника металлурги будут получать электроэнергию. Станут ли они подключаться к «кошерным» солнечным установкам или тянуть ЛЭП от угольных ТЭС, углеродный след им будет насчитан одинаковый. Европейские металлурги от предложенной системы тоже крайне не в восторге, так как для них могут отменить бесплатные разрешения на выбросы, а это более 50 евро за каждую тонну углекислого газа.

Сама система достаточно сложная, в первую очередь, для импортеров, которым сначала придется покупать сертификаты на выбросы углекислого газа, который образуется при производстве приобретаемой за рубежом продукции, а затем обращаться за вычетами. Для бюрократии здесь и в самом деле будет раздолье.

Фишка здесь заключается в том, что из тарифа будет вычитаться стоимость разрешений на выбросы углекислого газа, приобретенных экспортером у себя в стране. Поэтому углеродные тарифы не приведут к существенному снижению конкурентоспособности российских металлургов по сравнению с европейскими (тем в ближайшие годы, судя по всему, будет вообще совсем грустно).

Проблема в том, что данные тарифы ставят российские компании в невыгодное положение по сравнению с коллегами в Великобритании, Канаде или где еще будет введена плата за выбросы углекислого газа. Таким образом, углеродные тарифы - это, в первую очередь, инструмент для навязывания другим странам своих правил, превращение металлургов, заинтересованных в европейском рынке, в лоббистов европейской климатической политики, разрушительной для экономики. К слову сказать, с 16 июля систему торговли разрешениями на выбросы запустили и в Китае несмотря на проблемы с верификацией данных. Получили цену $8,20 за тонну CO2.Но это, как говорится, только пока.

В последние месяцы проблема «декарбонизации» стала весьма актуальной и для металлургических компаний в России (и Украине тоже). Ряд производителей объявили о запуске проектов, направленных на снижение выбросов углекислого газа. Причем для них самих это исключительно лишние расходы, которые не будут направлены на что-либо более полезное, и рост себестоимости. Для потребителей стальной продукции «декарбонизация» приведет только к повышению цен при полном отсутствии каких-либо положительных эффектов.

Да, приходится признать, что климатическое «окно Овертона» уже открыто настежь, и из него дуют не вонюченькие сквознячки, а вполне настоящие ураганы, что даже на уровне высшего руководства России заявляется о важности борьбы с выбросами углекислого газа, что российским компаниям с мало-мальски заметным зарубежным бизнесом приходится не только произносить нужные мантры, но и выбрасывать на воздух реальные деньги. Однако тем более важно не поддаваться модному климатическому безумию, а сосредоточиться на более вещественных и существенных проблемах.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»