Российский производитель
защитных покрытий

На переломе года. Российский и мировой рынок стали: 21-28 июня

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
4 Июля 2020
Нынешнее время — действительно переломное. Состоявшийся на прошлой неделе парад Победы, голосование за поправки к Конституции на нынешней — это символы, за которыми стоят реальные процессы.

Выход мировой экономики из кризиса буксует. Да и был ли он реально, этот выход?! Пандемия никуда не делась. В ряде стран количество заразившихся и умерших от коронавируса снова пошло вверх — впору снова карантин объявлять.

Но этого делать никто не станет, разве что слишком уж припрет. Свою попытку все уже использовали, и второй не будет. Экономика просто не выдержит еще нескольких недель простоя. Однако и возвращение к нормальной жизни, в том числе экономической откладывается на еще более поздний срок. Впрочем, есть еще надежда, что осенью появится хоть какая-то вакцина, что позволит несколько снизить уровень напряженности.

Основная проблема заключается в том, что все закладывались на сравнительно непродолжительный срок выведения из экономики наиболее подверженных коронавирусу секторов. Июль, самый максимум, август — это крайний срок действия чрезвычайных программ, направленных просто на снижение потерь. После них надо переходить к новой стадии — запуску экономического роста. Но тут уже некоторые поспешили с отменой ограничений на авиаперелеты, туризм и футбольные матчи. Как говорится, в неясной обстановке лучше перебдеть, чем недобдеть.

На мировом рынке стали первая половина июня выглядела оптимистичной. Спрос увеличивался, цены росли. Но сейчас, когда июнь практически подошел к концу, дела выглядят не так благополучно, даже если не учитывать эпидемиологическую обстановку.

В конце июня снизилось видимое потребление стальной продукции на самых активных рынках — в Китае, Вьетнаме и Турции. Прежде всего, их просто насытили. Закупки в первой половине месяца удовлетворили отложенный спрос и позволили потребителям создать запасы на ближайшее будущее. А закладываться на более отдаленную перспективу сложно. Ведь если коронавирус снова наступает, политическая борьба в США будет продолжаться, как минимум, до ноября, а, скорее всего, и позже, то какая тут может быть уверенность в будущем?!

Второй фактор — сырьевой. Цены на металлолом прошли через свой локальный пик и начали опять снижаться. В Турции его стоимость пока уменьшилась только на $10-12 за т по сравнению с максимальными отметками двухнедельной давности, но она, очевидно, будет падать и дальше. По крайней мере, арматура в стране дешевеет. Японски й металлолом за последние две недели понизился на $20-25 за т. Как говорится, заготовке на Дальнем Востоке приготовиться.

Наконец, определенное влияние на рынки оказывает сезонный фактор. Где-то это жара, негативно воздействующая на стройки. В Азии — дождливый сезон, играющий аналогичную отрицательную роль. Некоторые районы Китая заливает, там наводнения. Рассчитывать на существенное расширение спроса можно будет только ближе к осени.

Впрочем, как бы там ни было, на Китай можно и нужно надеяться. Там и до начала кризиса проводились беспрецедентные по своим масштабам работы по модернизации промышленности. По оценкам Platts, только за вторую половину текущего года в строй должны войти мощности по выплавке 61 млн. т чугуна и 83 млн. т стали в год. Причем, за немногими исключениями, эти новые доменные и электродуговые печи, конвертеры, МНЛЗ и прокатные станы должны заменить выводимые из строя устаревшие производственные линии.

Не менее радикальная перестройка проводится в Китае и в других отраслях, в частности, в алюминиевой, цементной, угледобывающей промышленности, энергетике. И каждый такой проект — это масса заказов для китайских же производителей оборудования, комплектующих и материалов. В таких условиях не удивительно, что коронавирус и падение экспортных заказов стали для китайской экономики достаточно серьезными, но в целом преодолимыми неприятностями. При всей своей интегрированности в мировую экономику Китай достаточно успешно решает задачу по замещению внешнего спроса внутренним.

Кроме того, Китай по старой привычке делает ставку на инфраструктуру. Страна большая, развернуться там еще есть, где. При этом если ранее китайцы запускали всякие пафосные «мегастройки» наподобие самых длинных в мире мостов и самых быстрых железнодорожных поездов, то сейчас речь идет о множестве сравнительно небольших проектов на локальном уровне. Кстати, то же самое планируется и в России, только с некоторым уклоном в автодорожное строительство, тогда как китайцы строят, по большей части, железные дороги, метро и аэропорты.

Вообще, вопрос о приоритетных направлениях инвестиций, особенно, со стороны государства и крупных корпораций принципиально важен. Так, например, в Евросоюзе в последнее время началось настоящее «климатическое» безумие, напрямую затронувшее и металлургическую промышленность. Ведущие компании отрасли наперегонки заявляют о внедрении технологий «водородной металлургии», замене доменных печей электрическими, а железной руды — на металлолом и восстановленное железо, переходе на питание от солнечных батарей и ветряных мельниц... то есть, конечно же, турбин.

На Украине есть такая поговорка: мол, что занадто, то не здраво. И вот эта борьба с выбросами углекислого газа производит впечатление сильно избыточной и поэтому нездоровой. Во-первых, потому что никого уже не интересует истинность научных исследований, которые стали основанием для ее запуска. Климатическая политика превратилась в вероучение, в догмах которого нельзя сомневаться, словно в какой-то тоталитарной секте.

Во-вторых, борьбу с глобальным потеплением яро и с пеной у рта (а как еще назвать призывы к прямому административному запрету бензиновых автомобилей и угольных электростанций?) ведут те же самые люди, которые одновременно клеймят «тоталитарную Россию», сражаются за права ЛГБТ и прочих интеллектуальных меньшинств, а в последнее время еще и дирижируют «памятникопадом» в США. Как говорится, есть такое понятие — модус операнди...

В-третьих, климатическая политика — очень недешевое удовольствие. Группа ArcelorMittal, обнародовавшая свою программу достижения «углеродной нейтральности» к 2050 г. за счет перевода всех своих мощностей в Евросоюзе на использование металлолома и горячебрикетированного железа, замену природного газа водородом, улавливания и захоронения углекислого газа, оценивает свои затраты в 45-65 млрд. евро без учета расходов на создание новой инфраструктуры. И прямо намекает, что рассчитывает на финансовую поддержку со стороны правительств и общеевропейских структур.

Особенно умиляют планы Германии и еще полудюжины европейских стран перевести свою промышленность, транспорт и коммунальное хозяйство с нефти, природного газа и угля на «чистый» водород. Причем этот газ хотят получать в электролизерах, энергию для которых будут давать исключительно ветряные и солнечные установки. Атомная энергия не катит, хотя она-то углекислый газ никак не эмитирует.

«Изюминка» здесь заключается в том, что стоимость такого «зеленого водорода» составляет в настоящее время около 4 евро за килограмм. Тогда как природного газа (правда, при нынешних низких ценах на него) — что-то типа 7-10 евроцентов. Да, у водорода теплотворная способность в три с лишним раза выше, так что разница в цене будет не в 40 раз, а только в 13-15.

По оценкам ассоциации Hydrogen Europe, создание полноценной водородной отрасли в пределах ЕС с инфраструктурой и потреблением на уровне 16,9 млн. т в год к 2030 г. потребует порядка 430 млрд. евро, из которых 145 млрд. евро должно быть предоставлено в виде государственных грантов или капиталовложений. А если планы «безуглеродной экономики» предусматривают такие астрономические затраты на внедрение водородных технологий и прочую климатическую политику, то очевидно, что кто-то рассчитывает эти средства «заработать». И теперь готовит почву, проплачивая соответствующую агитацию и пропаганду.

Причем, ни конечным потребителям, ни государствам, которые так или иначе будут оплачивать данный банкет, он не принесет ничего, кроме, так сказать, морального удовлетворения. Потому что миллиарды, которые будут потрачены той же ArcelorMittal на борьбу с углекислым газом, не будут использованы для повышения качества стальной продукции, разработки новых материалов, внедрения цифровых технологий, модернизации производственных мощностей и т. д. А чтобы иметь возможность перенести свои мегарасходы на стоимость готовой продукции, та же корпорация лоббирует введение в ЕС «углеродных тарифов» на металл из стран, где сталелитейные компании не выбрасывают в прямом смысле средства на воздух.

Безусловно, здесь можно сказать, что каждый сходит с ума по-своему. Но исповедания той же «климатической религии» требуют и, в частности, от российских компаний, интересующихся европейским рынком. И вот уже наш отечественный бизнес вынужден внедрять принципы «устойчивого развития», бороться с углекислым газом (хорошо, если одновременно и с сернистым) и вообще активно «зеленеть».

Нет, прекрасно, если наши промышленники вкладывают в понятие «устойчивого развития» такие направления как социальная политика, охрана окружающей среды, энергоэффективность и другие общественно полезные мероприятия. Однако почему-то вспоминается, как точно так же в 2014 г. ведущим российским компаниям пришлось присоединиться к западным антироссийским санкциям... Если правила игры определяешь не ты, то в один далеко не прекрасный момент могут возникнуть всякие мерзопакостные сюрпризы.

При этом для российской экономики нынешнее время тоже будет переломным. По идее, уже сейчас, с начала третьего квартала, должен запуститься и заработать «План восстановления экономики России» со всеми изменениями и дополнениями, принятыми в течение последнего месяца. Прежнее правительство в похожих (хотя и не таких экстремальных) обстоятельствах не смогло быстро и уверенно запустить Национальные проекты (и, возможно, именно потому стало прежним). Сейчас шанс кардинально изменить ситуацию и, наконец, запустить в России полноценный экономический рост получила новая команда.

Тяжелый второй квартал с карантином, запретами и ограничениями наша страна перенесла с относительно небольшими потерями. Эпидемия постепенно идет на спад, хотя здесь, конечно, нужно очень серьезно поработать, чтобы не допустить рецидива. Теперь надо начинать выходить из кризиса.


Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
ФАС России проводит проверку BASF
16.10.2021
ФАС России проводит проверку BASF
Федеральная антимонопольная служба России (ФАС России) объявила о внеплановой проверке производителя лакокрасочных материалов BASF. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

ФАС России, фото ©kroosp.ru


«Компания подозревается в антиконкурентных действиях, что могло привести в конечном итоге к подорожанию материалов на рынке химической промышленности», – говорится в сообщении регулятора, опубликованном на Telegram.

Окончательно выводы об отсутствии или наличии нарушений ФАС России сделает по итогам проверки и после анализа информации. Детали проверки не раскрываются. 

Источник: ЛКМ Портал
Wacker повышает цены на силиконы
15.10.2021
Wacker повышает цены на силиконы
Wacker анонсировал повышение цен на всю продукцию подразделения Wacker Silicones. Эта мера связана с ростом затрат на производство и поставку товаров. Как сообщает компания, цены вырастут с 15 октября на 30% и больше.

Завод в Нюнхрице, фото ©process-worldwide.com


Подорожание затронет силаны, силиконовые смолы, силиконовые жидкости, герметики и полимеры с силановыми концевыми группами, силиконовые эмульсии, силиконовый каучук, пирогенный диоксид кремния HDK.

«Эта мера вызвана продолжающимся значительным ростом затрат на стратегическое сырье, особенно металлический кремний, логистику и упаковку, а также многочисленным мерами по борьбе с пандемией коронавируса», – отмечается в сообщении Wacker.

Напомним, Wacker в первой половине 2021 года повысил цены на винилацетатные дисперсии марок VINNAPAS и VINNOL, поливиниловый спирт POLYVIOL и твердые смолы VINNAPAS, дисперсии, смолы и диспергируемые полимерные порошки, а также силиконы.

Кроме того, в июне компания ввела доплату за диспергируемый полимерный порошок марки VINNAPAS. Надбавка составила 510 евро вместо прежних 400 евро за тонну. Она коснулась поставок июля и августа. С 15 сентября Wacker повысил цены в Азии на дисперсии и диспергируемые полимерные порошки. Расценки выросли в среднем на 10%.

Источник: ЛКМ Портал
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
14.10.2021
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
Прошедшая неделя началась весьма валидольно, если смотреть на состояние энергорынков, но затем прозвучало веское слово российского президента, и взлетевшие до невиданных высот цены на газ опустились до более вменяемых значений.

На рынке стали тоже, вроде бы, полегчало. Российские цены на арматуру и горячекатаный прокат немного отскочили от дна, а на ноябрь металлургические компании анонсируют повышения. За рубежом несколько улучшилась ситуация с заготовкой вследствие подорожания металлолома в Турции. Наконец, в Китае завершилась праздничная неделя. Как ожидается, местные компании возобновят импорт стальной продукции.

В то же время, на самом деле еще ничего не закончилось. Энергетический кризис пришел в Индию. Запасы угля на электростанциях упали до минимума, в нескольких штатах были массовые отключения электроэнергии. Для Индии это, вообще-то, не первая такая неприятность, дефициты угля там случаются регулярно раз в несколько лет, но ситуация, конечно, нехорошая.

Очевидно, что в ближайшие недели наладить там все не удастся. В стране только что завершился дождливый сезон, во время которого добыча угля падает, а чтобы ее снова нарастить, да еще развезти по электростанциям, потребуется время. Это может привести к снижению внутреннего спроса на стальную продукцию.

В то же время, индийские металлургические комбинаты имеют каптивные электростанции, некоторые компании добывают уголь для собственных нужд, так что существенное сокращение выплавки стали и производства листового проката в Индии маловероятно. Поэтому не исключено, что местные компании сохранят высокую активность на внешних рынках.

Кстати, опираться индийцам, скорее всего, придется на местные энергоресурсы. Значительно увеличить закупки угля за рубежом для удовлетворения внутреннего спроса у них вряд ли получится. Уголь сейчас нужен всем, за ним уже стоят в очереди китайцы и европейцы. А вот возможности для расширения поставок ограничены. Да и логистика проседает. Так, например, в Северной Америке новые контракты по продаже коксующегося угля в Китай заключаются с отгрузкой не раньше декабря-января: не хватает морских судов для перевозки.

В Китае после праздников, по мнению местных специалистов, пока сохранятся ограничения на поставки электроэнергии промышленным предприятиям, включая металлургические заводы. По крайней мере, после возобновления торгов на товарной бирже Чжэньчжоу энергетический уголь слегка понизился по сравнению с рекордной отметкой, достигнутой 1 октября, а ферросплавы продолжили подорожание. Возобновился и рост котировок на арматуру, горячекатаный прокат и нержавеющую сталь на Шанхайской фьючерсной бирже. Стало быть, участники торгов считают, что дефицит электроэнергии в ближайшее время никуда не денется.

На европейских биржах природный газ после феерических $1900 за 1 тыс. куб. м упал в цене почти вдвое. Но стоимость этого ресурса по-прежнему остается практически в те же два раза выше, чем в начале сентября. А контракты на поставку электроэнергии «на завтра» на германской бирже EEX 7 октября достигли нового пика — более 300 евро за МВт-ч, что в семь-восемь раз превышает средний уровень годичной давности.

Причем европейские металлургические компании считают, что все эти проблемы — всерьез и надолго. ArcelorMittal объявила о введении специальной доплаты при продажах сортового и фасонного проката в Европе — плюс 50 евро за каждую тонну стальной продукции. Как заявляет компания, из-за роста цен на газ и электроэнергию себестоимость производства на ее европейских мини-заводах прибавила около 120 евро за тонну. Ранее о введении доплаты размером в 30 ф.ст. (34,5 евро) за тонну объявила британская British Steel. Наверняка у них найдутся подражатели.

Право слово, по сравнению с этими проблемами финансовые потери российских компаний от введения акциза на жидкую сталь и повышения ставки НДПИ выглядят не такими уж и большими. Например, на Магнитогорском меткомбинате посчитали, что акциз в 2022 г. обойдется компании в среднем немногим менее $20 за тонну.

Впрочем, тут на первый план выходит вопрос о ценах. В начале октября меткомбинаты приподняли текущие предложения по арматуре и горячекатаному прокату и готовят новые повышения на ноябрь. И причины для таких действий у них, бесспорно, есть. Прежде всего, начал проявляться фактор отложенного спроса.

По данным «Северстали», в августе текущего года видимый спрос на стальную продукцию был на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого года. Причем в строительном секторе был зафиксирован спад на 16%, тогда как в ТЭК особых изменений не произошло, а машиностроение нарастило объем заказов на 23% несмотря на сложную обстановку в автомобильной промышленности. Между тем, ситуация со стройкой у нас определенно лучше, чем в прошлом году, так что летом и в начале осени явно имело место расходование запасов во время ценового спада. А теперь пришла пора их пополнять. Однако если обстановку на российском рынке в октябре-ноябре можно хоть как-то предугадать, дальше все покрыто мраком, возможно, от отключенных с целью экономии электроэнергии фонарей. Объективно, действия ArcelorMittal и British Steel показывают, что увеличение затрат на энергоносители ведет к повышению цен на стальную продукцию. Датский Saxo Bank, известный специалист по экзотичным прогнозам, вообще считает, что в мире начинается новый суперцикл роста сырьевых рынков. Причем его основной движущей силой является не столько увеличение спроса, хотя оно тоже присутствует, спасибо раздаче «вертолетных денег», сколько недостаточный объем предложения.

В принципе, рациональное зерно в этом есть. Угледобычу последовательно гнобят последние несколько лет. Кроме того, в ряде стран возникла проблема с рабочей силой. Люди не хотят идти на тяжелую и скудно оплачиваемую работу шахтеров, водителей грузовиков, докеров, медсестер, и этот список можно продолжать еще долго. При этом в западных странах развитая социалка позволяет мало-мальски сносно жить на пособиях.

Инвестиции в добычу природного газа тоже растут не так быстро, как требует рынок. В последние годы политики и эксперты с подачи климатического лобби дружно заявляли, что у этой отрасли нет будущего, так как уже через 10-15 лет традиционные энергоносители уступят дорогу солнцу и ветру. Поэтому у компаний возникли большие сомнения в обоснованности долгосрочных капиталовложений в нефтегазовые проекты.

Вообще, так получается, что реальная экономика сейчас как бы оказалась в загоне. Работать на заводе, в шахте, на стройке не престижно, не интересно, да и не выгодно. В моде креативность, биткойны, тик-токи и прочий хайп. Пока электроэнергию можно брать из розетки, а продукты — через службу доставки, это по-своему логично. Но вот когда потребление растет, а производство — не совсем, это уже становится не так интересно. А разрыв международных логистических цепочек и особенно сокращение выпуска всяких и разных товаров в Китае по причине дефицита электроэнергии вообще сулит очень острые ощущения, причем не позднее, чем этой зимой.

В данный момент на мировом рынке стали действительно намечается тенденция к росту цен из-за увеличения энергетических затрат. Но основной вопрос заключается в том, будет ли востребована стальная продукция в период дефицита газа и электроэнергии. На прошлой неделе котировки на листовой прокат на большинстве региональных рынков как раз снижались, а основной причиной этого был слабый спрос.

Острая стадия энергетического кризиса, похоже, пройдена. Моментальный обвал, как это было в октябре 2008 г., нам, скорее всего, не грозит. Но болезнь (энергетическая дистрофия), возможно, лишь перешла в хроническую стадию...

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»