Российский производитель
защитных покрытий

На переломе года. Российский и мировой рынок стали: 21-28 июня

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
4 Июля 2020
Нынешнее время — действительно переломное. Состоявшийся на прошлой неделе парад Победы, голосование за поправки к Конституции на нынешней — это символы, за которыми стоят реальные процессы.

Выход мировой экономики из кризиса буксует. Да и был ли он реально, этот выход?! Пандемия никуда не делась. В ряде стран количество заразившихся и умерших от коронавируса снова пошло вверх — впору снова карантин объявлять.

Но этого делать никто не станет, разве что слишком уж припрет. Свою попытку все уже использовали, и второй не будет. Экономика просто не выдержит еще нескольких недель простоя. Однако и возвращение к нормальной жизни, в том числе экономической откладывается на еще более поздний срок. Впрочем, есть еще надежда, что осенью появится хоть какая-то вакцина, что позволит несколько снизить уровень напряженности.

Основная проблема заключается в том, что все закладывались на сравнительно непродолжительный срок выведения из экономики наиболее подверженных коронавирусу секторов. Июль, самый максимум, август — это крайний срок действия чрезвычайных программ, направленных просто на снижение потерь. После них надо переходить к новой стадии — запуску экономического роста. Но тут уже некоторые поспешили с отменой ограничений на авиаперелеты, туризм и футбольные матчи. Как говорится, в неясной обстановке лучше перебдеть, чем недобдеть.

На мировом рынке стали первая половина июня выглядела оптимистичной. Спрос увеличивался, цены росли. Но сейчас, когда июнь практически подошел к концу, дела выглядят не так благополучно, даже если не учитывать эпидемиологическую обстановку.

В конце июня снизилось видимое потребление стальной продукции на самых активных рынках — в Китае, Вьетнаме и Турции. Прежде всего, их просто насытили. Закупки в первой половине месяца удовлетворили отложенный спрос и позволили потребителям создать запасы на ближайшее будущее. А закладываться на более отдаленную перспективу сложно. Ведь если коронавирус снова наступает, политическая борьба в США будет продолжаться, как минимум, до ноября, а, скорее всего, и позже, то какая тут может быть уверенность в будущем?!

Второй фактор — сырьевой. Цены на металлолом прошли через свой локальный пик и начали опять снижаться. В Турции его стоимость пока уменьшилась только на $10-12 за т по сравнению с максимальными отметками двухнедельной давности, но она, очевидно, будет падать и дальше. По крайней мере, арматура в стране дешевеет. Японски й металлолом за последние две недели понизился на $20-25 за т. Как говорится, заготовке на Дальнем Востоке приготовиться.

Наконец, определенное влияние на рынки оказывает сезонный фактор. Где-то это жара, негативно воздействующая на стройки. В Азии — дождливый сезон, играющий аналогичную отрицательную роль. Некоторые районы Китая заливает, там наводнения. Рассчитывать на существенное расширение спроса можно будет только ближе к осени.

Впрочем, как бы там ни было, на Китай можно и нужно надеяться. Там и до начала кризиса проводились беспрецедентные по своим масштабам работы по модернизации промышленности. По оценкам Platts, только за вторую половину текущего года в строй должны войти мощности по выплавке 61 млн. т чугуна и 83 млн. т стали в год. Причем, за немногими исключениями, эти новые доменные и электродуговые печи, конвертеры, МНЛЗ и прокатные станы должны заменить выводимые из строя устаревшие производственные линии.

Не менее радикальная перестройка проводится в Китае и в других отраслях, в частности, в алюминиевой, цементной, угледобывающей промышленности, энергетике. И каждый такой проект — это масса заказов для китайских же производителей оборудования, комплектующих и материалов. В таких условиях не удивительно, что коронавирус и падение экспортных заказов стали для китайской экономики достаточно серьезными, но в целом преодолимыми неприятностями. При всей своей интегрированности в мировую экономику Китай достаточно успешно решает задачу по замещению внешнего спроса внутренним.

Кроме того, Китай по старой привычке делает ставку на инфраструктуру. Страна большая, развернуться там еще есть, где. При этом если ранее китайцы запускали всякие пафосные «мегастройки» наподобие самых длинных в мире мостов и самых быстрых железнодорожных поездов, то сейчас речь идет о множестве сравнительно небольших проектов на локальном уровне. Кстати, то же самое планируется и в России, только с некоторым уклоном в автодорожное строительство, тогда как китайцы строят, по большей части, железные дороги, метро и аэропорты.

Вообще, вопрос о приоритетных направлениях инвестиций, особенно, со стороны государства и крупных корпораций принципиально важен. Так, например, в Евросоюзе в последнее время началось настоящее «климатическое» безумие, напрямую затронувшее и металлургическую промышленность. Ведущие компании отрасли наперегонки заявляют о внедрении технологий «водородной металлургии», замене доменных печей электрическими, а железной руды — на металлолом и восстановленное железо, переходе на питание от солнечных батарей и ветряных мельниц... то есть, конечно же, турбин.

На Украине есть такая поговорка: мол, что занадто, то не здраво. И вот эта борьба с выбросами углекислого газа производит впечатление сильно избыточной и поэтому нездоровой. Во-первых, потому что никого уже не интересует истинность научных исследований, которые стали основанием для ее запуска. Климатическая политика превратилась в вероучение, в догмах которого нельзя сомневаться, словно в какой-то тоталитарной секте.

Во-вторых, борьбу с глобальным потеплением яро и с пеной у рта (а как еще назвать призывы к прямому административному запрету бензиновых автомобилей и угольных электростанций?) ведут те же самые люди, которые одновременно клеймят «тоталитарную Россию», сражаются за права ЛГБТ и прочих интеллектуальных меньшинств, а в последнее время еще и дирижируют «памятникопадом» в США. Как говорится, есть такое понятие — модус операнди...

В-третьих, климатическая политика — очень недешевое удовольствие. Группа ArcelorMittal, обнародовавшая свою программу достижения «углеродной нейтральности» к 2050 г. за счет перевода всех своих мощностей в Евросоюзе на использование металлолома и горячебрикетированного железа, замену природного газа водородом, улавливания и захоронения углекислого газа, оценивает свои затраты в 45-65 млрд. евро без учета расходов на создание новой инфраструктуры. И прямо намекает, что рассчитывает на финансовую поддержку со стороны правительств и общеевропейских структур.

Особенно умиляют планы Германии и еще полудюжины европейских стран перевести свою промышленность, транспорт и коммунальное хозяйство с нефти, природного газа и угля на «чистый» водород. Причем этот газ хотят получать в электролизерах, энергию для которых будут давать исключительно ветряные и солнечные установки. Атомная энергия не катит, хотя она-то углекислый газ никак не эмитирует.

«Изюминка» здесь заключается в том, что стоимость такого «зеленого водорода» составляет в настоящее время около 4 евро за килограмм. Тогда как природного газа (правда, при нынешних низких ценах на него) — что-то типа 7-10 евроцентов. Да, у водорода теплотворная способность в три с лишним раза выше, так что разница в цене будет не в 40 раз, а только в 13-15.

По оценкам ассоциации Hydrogen Europe, создание полноценной водородной отрасли в пределах ЕС с инфраструктурой и потреблением на уровне 16,9 млн. т в год к 2030 г. потребует порядка 430 млрд. евро, из которых 145 млрд. евро должно быть предоставлено в виде государственных грантов или капиталовложений. А если планы «безуглеродной экономики» предусматривают такие астрономические затраты на внедрение водородных технологий и прочую климатическую политику, то очевидно, что кто-то рассчитывает эти средства «заработать». И теперь готовит почву, проплачивая соответствующую агитацию и пропаганду.

Причем, ни конечным потребителям, ни государствам, которые так или иначе будут оплачивать данный банкет, он не принесет ничего, кроме, так сказать, морального удовлетворения. Потому что миллиарды, которые будут потрачены той же ArcelorMittal на борьбу с углекислым газом, не будут использованы для повышения качества стальной продукции, разработки новых материалов, внедрения цифровых технологий, модернизации производственных мощностей и т. д. А чтобы иметь возможность перенести свои мегарасходы на стоимость готовой продукции, та же корпорация лоббирует введение в ЕС «углеродных тарифов» на металл из стран, где сталелитейные компании не выбрасывают в прямом смысле средства на воздух.

Безусловно, здесь можно сказать, что каждый сходит с ума по-своему. Но исповедания той же «климатической религии» требуют и, в частности, от российских компаний, интересующихся европейским рынком. И вот уже наш отечественный бизнес вынужден внедрять принципы «устойчивого развития», бороться с углекислым газом (хорошо, если одновременно и с сернистым) и вообще активно «зеленеть».

Нет, прекрасно, если наши промышленники вкладывают в понятие «устойчивого развития» такие направления как социальная политика, охрана окружающей среды, энергоэффективность и другие общественно полезные мероприятия. Однако почему-то вспоминается, как точно так же в 2014 г. ведущим российским компаниям пришлось присоединиться к западным антироссийским санкциям... Если правила игры определяешь не ты, то в один далеко не прекрасный момент могут возникнуть всякие мерзопакостные сюрпризы.

При этом для российской экономики нынешнее время тоже будет переломным. По идее, уже сейчас, с начала третьего квартала, должен запуститься и заработать «План восстановления экономики России» со всеми изменениями и дополнениями, принятыми в течение последнего месяца. Прежнее правительство в похожих (хотя и не таких экстремальных) обстоятельствах не смогло быстро и уверенно запустить Национальные проекты (и, возможно, именно потому стало прежним). Сейчас шанс кардинально изменить ситуацию и, наконец, запустить в России полноценный экономический рост получила новая команда.

Тяжелый второй квартал с карантином, запретами и ограничениями наша страна перенесла с относительно небольшими потерями. Эпидемия постепенно идет на спад, хотя здесь, конечно, нужно очень серьезно поработать, чтобы не допустить рецидива. Теперь надо начинать выходить из кризиса.


Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Операционные результаты 1-й квартал 2021 г.
24.04.2021
Операционные результаты 1-й квартал 2021 г.
Отчетность лидеров российского рынка за первый квартал 2021 года. Основные моменты

ПАО «СЕВЕРСТАЛЬ»



Основные моменты за 1-й кв. 2021 год

Производство стали увеличилось на 7% и составило 2.96 млн тонн (4 кв. 2020: 2.77 млн тонн), вследствие увеличения в 1 кв. 2021 количества плавок и их веса.

Объем производства чугуна в 1 кв. 2021 года увеличился на 12% по сравнению с предыдущим кварталом до 2.67 млн тонн (4 кв. 2020: 2.40 млн тонн) благодаря запуску доменной печи №3.

Продажи стальной продукции выросли на 8% к предыдущему кварталу и составили 2.63 млн тонн (4 кв. 2020: 2.44 млн тонн) из-за возросших объемов производства и завершения краткосрочных ремонтов в предыдущем квартале.

Компания нарастила долю продаж на экспортном рынке до 52% (4 кв. 2020: 35%) вследствие благоприятной динамики экспортных цен и возросшего спроса.

Доля продукции с высокой добавленной стоимостью составила 46% (4 кв. 2020: 53%) ввиду возросших объемов производства горячекатаного проката, сортового проката и полуфабрикатов.

Выручка группы выросла на 28.8% к предыдущему кварталу и составила $2,219 млн (4 кв. 2020: $1,723 млн) вследствие возросших объемов продаж стали и благоприятной динамики цен.

Групповой показатель EBITDA вырос на 63.7% до $1,162 млн (4 кв. 2020: $710 млн) на фоне возросшей выручки. Вертикально-интегрированная бизнес-модель Группы позволила обеспечить значение показателя рентабельности по EBITDA на уровне 52.4%, что остается одним из самых высоких в мире значений в стальной отрасли.

Объем свободного денежного потока вырос на 134.4% по сравнению с предыдущим кварталом до $497 млн в 1 кв. 2021 года (4 кв. 2020: $212 млн), что главным образом отражает рост EBITDA и положительные изменения в оборотном капитале по сравнению с предыдущим кварталом.

Чистая прибыль составила $721 млн (4 кв. 2020: $386 млн), что включает убытки от курсовых разниц в размере $47 млн.

Денежные потоки на капитальные инвестиции составили $278 млн (4 кв. 2020: $311 млн).

Чистый долг сократился до $1,589 млн на конец 1 кв. 2021 (4 кв. 2020: $2,029 млн).

«Северсталь» стремится повысить акционерную стоимость компании, в том числе поддерживая низкий уровень долга. Финансовое положение «Северстали» остается устойчивым при коэффициенте чистый долг/EBITDA на уровне 0.52 на конец 1 кв. 2021 года. Как следствие, рекомендованные Советом директоров дивиденды за 1 кв. 2021 составляют 46.77 рублей на акцию.

ПАО «ММК»



Основные моменты за 1-й кв. 2021 года

Рост выплавки чугуна на 9,2% относительно 1 квартала 2020 года обусловлен отсутствием капитальных ремонтов в доменном производстве в течение квартала.

Объем выплавки стали вырос на 9,2% относительно 1 квартала прошлого года в связи с отсутствием капитальных ремонтов в конвертерном производстве и завершением модернизации стана 2500 г/п.

Продажи товарной продукции по Группе ММК выросли к аналогичному периоду прошлого года на 5,8% на фоне высокой загрузки стана 2500 после модернизации.

Продажи премиальной продукции сократились на 11,8% по сравнению с уровнем 2020 года по причине изменения структуры заказов на толстый лист стана 5000 и в связи с ростом внутригрупповых продаж х/к проката на фоне реконструкции реверсивного стана 1700.

Объем производства угольного концентрата остался на уровне 1 квартала прошлого года и составил 815 тыс. тонн.

ПАО «НЛМК»



Основные моменты за 1-й кв. 2021 года

Производство стали выросло до 4,4 млн т (+12% кв/кв; +4% г/г) с увеличением производительности оборудования НЛМК после реконструкции, а также с завершением плановых ремонтов в сегменте Сортовой прокат Россия.

Внешние продажи сократились на 7% кв/кв (-13% г/г) до 3,9 млн т с уменьшением продаж товарного чугуна на фоне завершения капитального ремонта одной из доменных печей НЛМК, а также с возобновлением внутригрупповых поставок слябов на НЛМК США для удовлетворения локального спроса на готовый прокат (в запасах на конец 1 кв.). Кроме того, на конец квартала были накоплены запасы в портах Черного моря из-за неблагоприятных погодных условий, соответствующий металл будет реализован во 2-м квартале текущего года.

Продажи на «домашних» рынках выросли на 4% кв/кв (-10% г/г) до 2,7 млн т.

Продажи на экспортных рынках снизились до 1,2 млн т (-21% кв/кв; -12% г/г) с уменьшением продаж чугуна и увеличением внутригрупповых поставок слябов.

Сравнительная характеристика продаж металла с покрытием, тыс. тонн

Продажи, тыс. тонн 1 кв. 2021 г. 4 кв. 2020 г. изм., % 1 кв. 2021 г. 1 кв. 2020 г. изм., %
ПАО «СЕВЕРСТАЛЬ»
Оцинкованный лист и лист с другим металлическим покрытием 275 233 18 275 214 29
Лист с полимерным покрытием 83 98 -15 83 98 -15
ПАО «ММК» включая «ЛМЗ»
Оцинкованный прокат 439 460 -4,6 439 443 -1,1
Прокат с полимерным покрытиями 150 200 -24,8 150 140 7,3
ПАО «НЛМК»
Оцинкованный прокат 184 203 -9 184 216 -15
Прокат с полимерным покрытием 81 82 -2 81 97 -17


Источник: официальный сайт компании.

Динамика общих продаж металла с покрытием, тыс. тонн

Показатели, тыс. тонн 1 кв. 2021 г. 4 кв. 2020 г. изм., % 1 кв. 2021 г. 1 кв. 2020 г. изм., %
Оцинкованный прокат 898 896 0,2 898 873 2,8
Прокат с полимерным покрытиями 314 380 -17,3 314 335 -6,2
ММК снизил продажи окрашенного проката на 24,8%
23.04.2021
ММК снизил продажи окрашенного проката на 24,8%
Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) в первом квартале сократил продажи проката с полимерным покрытием на 24,8% относительно октября -декабря 2020 года и увеличил на 7,3% к аналогичному периоду 2020. Об этом сообщается в отчете компании.

Площадка завода, фото ©mmk.ru


Продажи металлопродукции в целом по группе в январе-марте составили 2,9 млн тонн – на 4,6% меньше четвертого квартала 2020 года и 5,8% больше, чем за аналогичный период 2020. Реализация оцинкованного проката достигла 439 тыс. тонн (соответственно – 4,6% и -1,1%), проката с полимерными покрытиями – 150 тыс. (-24,8% и +7,3%).

Компания сокращение продаж товарной продукции объясняет формированием складских запасов металлопроката строительного назначения перед стартом высокого сезона.

Продажи товарной металлопродукции в категории «Стальной сегмент Россия» составили 2,85 млн тонн – на 2,7% меньше октября -декабря 2020 года и 9,8% первого квартала 2020. В том числе ММК реализовал 270 тыс. тонн оцинкованного проката (соответственно - 9,1% и - 13,1%), окрашенного металлопроката – 126 тыс. (-16,1% и +15,3%).

ММК отмечает, что снижение продаж вызвано накоплением запасов перед стартом сезона «более привлекательной ценовой конъюнктурой в сегменте оцинкованного проката».

Средние цены на продукцию в первом квартале относительно октября -декабря 2020 года выросли на 24% и на 20% к аналогичному периоду 2020. Окрашенный металлопрокат подорожал соответственно на 31,6% и 35,6% до 1 121 долларов США за тонну, «оцинковка» – на 29,4% и 31% до 853 долларов США.

Источник: ЛКМ Портал
Ценам понадобится два года, чтобы перейти от роста к спаду
22.04.2021
Ценам понадобится два года, чтобы перейти от роста к спаду
После резкого подъема в конце 2020-го и первой половине 2021 г. ценам на стальную продукцию понадобится, как минимум, два года, чтобы «охладиться». Такое предположение высказал управляющий директор индийской компании Jindal Steel and Power Ltd (JSPL) В.Р. Шарма.



По его словам, причиной скачка цен стало резкое увеличение покупательского интереса, возникшее, в частности, под влиянием эффекта отложенного спроса.

В частности, в Индии потребление проката в 2020/2021 финансовом году (апрель/март) упало примерно на 10% по сравнению с предыдущим периодом до около 99 млн. т. Но в 2021/2022 гг. В.Р. Шарма прогнозирует рост до 140-150 млн. т, тогда как объем внутреннего производства (включая двойной счет) составит лишь порядка 125 млн. т.

Как отмечает эксперт, в большинстве стран мира, включая Индию, правительства запустили программы антиковидного стимулирования экономики. И пока они будут продолжать эту политику, выплачивая компенсации населению и бизнесу и направляя средства в реальный сектор, потребление стальной продукции останется высоким, а снижения цен на нее не произойдет.

Тем временем JSPL завершила объявленную в прошлом году сделку по продаже 48,99% акций своего оманского актива Jindal Shadeed. Покупателем выступила зарегистрированная на Маврикии частная компания Vulcan Steel.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»