Российский производитель
защитных покрытий

Новая ирреальность. Российский и мировой рынок стали: 22-29 мая 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
3 Июня 2020
Вот позади уже второй месяц, который мы прожили в условиях эпидемии коронавируса. Ограничения, с одной стороны, постепенно ослабевают, но, с другой, ходить в масках и перчатках, похоже, придется еще не один месяц, а в экономике все более очевидно проявляется долгосрочный спад, из которого выбираться придется долго и сложно.

bswan.jpg

По данным Министерства экономического развития, в апреле российский ВВП снизился на 12,0% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Объем строительных работ, правда, как ни странно, уменьшился только на 2,3% (впрочем, посмотрим, что покажет май, когда строительство временных и чрезвычайных госпиталей, в основном, завершилось), но платные услуги, предоставляемые населению, упали на 37,2%. Среди отраслей промышленности обращает на себя внимание более чем 34%-ное падение в машиностроении.

Вообще, нынешняя ситуация напоминает первую половину 2015 г., но в усиленном варианте. Как тогда, так и сейчас резко сократился платежеспособный спрос буквально на все – «Мы не можем себе этого позволить». Обвалилось автомобилестроение, глубокий спад произошел в секторе жилищного строительства, а с новыми торгово-развлекательными и офисными центрами стало совсем худо.

Как и тогда, из этой ямы мы будем выползать медленно и печально. Эпидемия продолжается, количество выявленных вирусоносителей продолжает увеличиваться более чем по 8 тыс. в день, а смертей к концу прошедшей неделе прибавилось. Значит, ограничения будут сохраняться, как минимум, пока не появится массовая, доступная и надежная вакцина.

А это плохо не только потому, что совсем не скоро заработает на полную мощность экономика. Карантин, падение доходов компаний и населения, рост безработицы, неуверенность в будущем – все эти факторы меняют поведение потребителей. Есть риск свалиться в классическую «ловушку бедности»: производство не функционирует, потому что нет спроса, а спросу взяться неоткуда, потому что ничего не работает – негде и не на чем зарабатывать, нечего тратить.

Последние тенденции и события за рубежом показывают, что экономический кризис приобретает долгосрочные масштабы и глобальный характер. Индикатором растущих неурядиц становится при этом самая, пожалуй, глобализированная отрасль – автомобилестроение. Понятно, что автозаводы просто остановились во время жесткого карантина, так как перебои в работе транспорта оборвали многие международные производственные цепочки. Но и в обозримом будущем автомобильные компании не ждут особого улучшения.

В частности, такие страны как Таиланд, Индонезия, Индия прогнозируют на 2020 г. в целом падение автопроизводства на 40-50% по сравнению с прошлым годом – не самым, кстати, благополучным. Японская корпорация Nissan планирует выпускать на 20% автомобилей меньше до конца 2023/2024 финансового года (апрель/март). Она закрывает автозаводы в Индонезии и Испании и прекращает производство машин марки Datsun в России.

В прогнозах западных компаний, банков и промышленных ассоциаций в последнее время все чаще появляются ссылки на конец 2020-го, 2021, даже 2022 г. как срок возможного восстановления рынка и возвращения к докризисным показателям. Это в полной мере относится и к стальной продукции.

По данным европейской металлургической ассоциации Eurofer, в мае спрос на металл в странах региона составил не более 40-50% от уровня аналогичного месяца прошлого года. Такая же, если не хуже, обстановка в США. Еще более существенное падение наблюдается в Индии и ряде стран Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, где только во второй половине мая приступили к отмене наиболее радикальных запретов. При этом производство стали практически везде снизилось в меньшей степени, чем потребление. Из-за этого металлургические компании ищут возможности для расширения сбыта за рубежом, сталкиваясь там с такими же жаждущими продаж продавцами. Основную поддержку мировому рынку стали продолжает оказывать Китай. В начале прошедшей недели внутренние цены там немного пошатнулись, так как правительство страны признало, что не может предложить всем рецепты чудесного восстановления, но затем вернулись на прежние позиции. Железная руда в Китае снова вышла на отметку $100 за т, подтягивая за собой вверх прокат.

Благодаря этому стоимость заготовки, которую продолжают импортировать китайские компании, приблизилась к $400 за т CFR, а горячекатаный прокат в Азии достиг $415-430 за т CFR с поставкой в июле. Тем не менее, устойчивого подъема там не происходит. Китайцы импортируют стальную продукцию, пока внутренние цены выше, чем за рубежом, и тем самым фактически регулируют весь региональный рынок. Кроме того, на Дальнем Востоке начался сезон дождей, который продлится до конца сентября. В это время спрос на стальную продукцию будет относительно невысокий. В западных странах, где доля кризисного автомобилестроения в потреблении стали достигает 30% и более, дела идут куда хуже. Так, не остановилось скольжение вниз котировок на прокат в Европе. В Турции, где производство автомобилей и автокомпонентов тоже является одной из важнейших отраслей экономики, дела чуть лучше, но цены на стальную продукцию растут слабо. Металлолом с середины мая трепыхается вокруг отметки $250 за т CFR и не движется ни в ту, ни в другую сторону.

Российские металлурги во второй половине мая добились некоторого повышения экспортных котировок, прежде всего, на азиатском направлении. Но продолжить этот рост в ближайшие недели, скорее всего, будет нелегко. Это ставит под вопрос и возможность подорожания стальной продукции в России. Хотя летом потребление традиционно достигает пика, а ситуация в экономике в июне будет определенно лучше, чем в апреле-мае, на споте арматура и горячекатаный прокат все еще дешевеют. Развороту мешают избыток запасов (в том числе, в сбытовой сети комбинатов), с одной стороны, и недостаточный объем потребления, с другой.

Здесь впору вспомнить о том, как и за счет чего мы выходили из кризиса 2015 г. Стоимость стальной продукции в России тогда пошла вверх весной 16-го, а организовал этот подъем Китай. Тогда же, пройдя крайнюю точку падения, двинулись на повышение и цены на нефть. Сейчас Китай, по большому счету, удерживает мировой рынок стали от обвала, но запустить в одиночку рост у него, очевидно, не получится. Нефть дошла до около $35 за баррель, но возможность ее дальнейшего подорожания пока блокируется глобальным экономическим кризисом.

Причем, если в 2009 г. проблему удалось решить триллионными перечислениями банковскому сектору, что позволило банкам списать потерянные осенью 2008 г. активы и возобновить кредитование, то сейчас подобный инструмент не работает. Судя по подъему курсов акций на западных биржах, в финансовой сфере как раз все в полном порядке. А вот запустить заново промышленность и сферу услуг, остановленные вследствие карантина, – задача, как оказалось, совсем не тривиальная. Можно, конечно, поддерживать социальную стабильность выплатами щедрых пособий по безработице из бездонного государственного кошелька, как это сейчас делают в США, но кто знает, какие ягодки вырастут по осени из этих цветочков?!

Впрочем, американские проблемы пусть решают сами американцы, а у нас хватает и своих собственных. Исходя из того, что программа восстановления экономики, которую сейчас клепают в правительстве, рассчитана до 2025 г., напрасных иллюзий там никто не строит. Можно, конечно, попробовать полечить нынешнюю спросовую анемию сильнодействующими средствами наподобие более решительной прямой финансовой поддержки населения, раздачи безвозвратных грантов компаниям, запуска многочисленных государственных инвестиционных и строительных проектов за счет печатного станка и т.д. Но использование таких инструментов, во-первых сопряжено с серьезным риском раскручивания инфляции, а, во-вторых, требует филигранного управления процессом, что явно не наш случай. Наконец, в-третьих, стимулирование экономики, очевидно, стартует не раньше, чем завершится действие карантинных ограничений.

В 2015 г. российское правительство не смогло пойти по китайскому пути, использовав государственные инвестиции как основной источник экономического роста. Но тогда приоритетными задачами считались борьба с инфляцией, очистка банковской системы, «обеление» российской экономики и снижение доли нефти в государственных доходах… за счет перераспределения «тягла» на другие сектора. К настоящему времени все эти задачи, в целом, выполнены, да и команда в правительстве сильно обновилась. Так что, не исключено, что в ближайшие месяцы мы сможем увидеть в России что-то из китайского опыта.

Как и пять лет тому назад, в качестве антикризисных мер наверняка будут использоваться импортозамещение и поддержка ключевых секторов промышленности и строительства. По крайней мере, на рынке потребительских товаров есть масса возможностей для замены импортной продукции на отечественную. А обновленные СПИКи, закон о защите капиталовложений и прочие законодательные изменения могут создать благоприятную почву для новых инвестиций.

Однако прежде чем что-то запускать, надо дождаться очевидного перелома в борьбе с эпидемией. Именно этот фактор сейчас играет определяющую роль на российском рынке. Поэтому, по меньшей мере, на ближайшие две-три-четыре недели нынешнее состояние измененной реальности будет сохраняться.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
ФАС России проводит проверку BASF
16.10.2021
ФАС России проводит проверку BASF
Федеральная антимонопольная служба России (ФАС России) объявила о внеплановой проверке производителя лакокрасочных материалов BASF. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

ФАС России, фото ©kroosp.ru


«Компания подозревается в антиконкурентных действиях, что могло привести в конечном итоге к подорожанию материалов на рынке химической промышленности», – говорится в сообщении регулятора, опубликованном на Telegram.

Окончательно выводы об отсутствии или наличии нарушений ФАС России сделает по итогам проверки и после анализа информации. Детали проверки не раскрываются. 

Источник: ЛКМ Портал
Wacker повышает цены на силиконы
15.10.2021
Wacker повышает цены на силиконы
Wacker анонсировал повышение цен на всю продукцию подразделения Wacker Silicones. Эта мера связана с ростом затрат на производство и поставку товаров. Как сообщает компания, цены вырастут с 15 октября на 30% и больше.

Завод в Нюнхрице, фото ©process-worldwide.com


Подорожание затронет силаны, силиконовые смолы, силиконовые жидкости, герметики и полимеры с силановыми концевыми группами, силиконовые эмульсии, силиконовый каучук, пирогенный диоксид кремния HDK.

«Эта мера вызвана продолжающимся значительным ростом затрат на стратегическое сырье, особенно металлический кремний, логистику и упаковку, а также многочисленным мерами по борьбе с пандемией коронавируса», – отмечается в сообщении Wacker.

Напомним, Wacker в первой половине 2021 года повысил цены на винилацетатные дисперсии марок VINNAPAS и VINNOL, поливиниловый спирт POLYVIOL и твердые смолы VINNAPAS, дисперсии, смолы и диспергируемые полимерные порошки, а также силиконы.

Кроме того, в июне компания ввела доплату за диспергируемый полимерный порошок марки VINNAPAS. Надбавка составила 510 евро вместо прежних 400 евро за тонну. Она коснулась поставок июля и августа. С 15 сентября Wacker повысил цены в Азии на дисперсии и диспергируемые полимерные порошки. Расценки выросли в среднем на 10%.

Источник: ЛКМ Портал
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
14.10.2021
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
Прошедшая неделя началась весьма валидольно, если смотреть на состояние энергорынков, но затем прозвучало веское слово российского президента, и взлетевшие до невиданных высот цены на газ опустились до более вменяемых значений.

На рынке стали тоже, вроде бы, полегчало. Российские цены на арматуру и горячекатаный прокат немного отскочили от дна, а на ноябрь металлургические компании анонсируют повышения. За рубежом несколько улучшилась ситуация с заготовкой вследствие подорожания металлолома в Турции. Наконец, в Китае завершилась праздничная неделя. Как ожидается, местные компании возобновят импорт стальной продукции.

В то же время, на самом деле еще ничего не закончилось. Энергетический кризис пришел в Индию. Запасы угля на электростанциях упали до минимума, в нескольких штатах были массовые отключения электроэнергии. Для Индии это, вообще-то, не первая такая неприятность, дефициты угля там случаются регулярно раз в несколько лет, но ситуация, конечно, нехорошая.

Очевидно, что в ближайшие недели наладить там все не удастся. В стране только что завершился дождливый сезон, во время которого добыча угля падает, а чтобы ее снова нарастить, да еще развезти по электростанциям, потребуется время. Это может привести к снижению внутреннего спроса на стальную продукцию.

В то же время, индийские металлургические комбинаты имеют каптивные электростанции, некоторые компании добывают уголь для собственных нужд, так что существенное сокращение выплавки стали и производства листового проката в Индии маловероятно. Поэтому не исключено, что местные компании сохранят высокую активность на внешних рынках.

Кстати, опираться индийцам, скорее всего, придется на местные энергоресурсы. Значительно увеличить закупки угля за рубежом для удовлетворения внутреннего спроса у них вряд ли получится. Уголь сейчас нужен всем, за ним уже стоят в очереди китайцы и европейцы. А вот возможности для расширения поставок ограничены. Да и логистика проседает. Так, например, в Северной Америке новые контракты по продаже коксующегося угля в Китай заключаются с отгрузкой не раньше декабря-января: не хватает морских судов для перевозки.

В Китае после праздников, по мнению местных специалистов, пока сохранятся ограничения на поставки электроэнергии промышленным предприятиям, включая металлургические заводы. По крайней мере, после возобновления торгов на товарной бирже Чжэньчжоу энергетический уголь слегка понизился по сравнению с рекордной отметкой, достигнутой 1 октября, а ферросплавы продолжили подорожание. Возобновился и рост котировок на арматуру, горячекатаный прокат и нержавеющую сталь на Шанхайской фьючерсной бирже. Стало быть, участники торгов считают, что дефицит электроэнергии в ближайшее время никуда не денется.

На европейских биржах природный газ после феерических $1900 за 1 тыс. куб. м упал в цене почти вдвое. Но стоимость этого ресурса по-прежнему остается практически в те же два раза выше, чем в начале сентября. А контракты на поставку электроэнергии «на завтра» на германской бирже EEX 7 октября достигли нового пика — более 300 евро за МВт-ч, что в семь-восемь раз превышает средний уровень годичной давности.

Причем европейские металлургические компании считают, что все эти проблемы — всерьез и надолго. ArcelorMittal объявила о введении специальной доплаты при продажах сортового и фасонного проката в Европе — плюс 50 евро за каждую тонну стальной продукции. Как заявляет компания, из-за роста цен на газ и электроэнергию себестоимость производства на ее европейских мини-заводах прибавила около 120 евро за тонну. Ранее о введении доплаты размером в 30 ф.ст. (34,5 евро) за тонну объявила британская British Steel. Наверняка у них найдутся подражатели.

Право слово, по сравнению с этими проблемами финансовые потери российских компаний от введения акциза на жидкую сталь и повышения ставки НДПИ выглядят не такими уж и большими. Например, на Магнитогорском меткомбинате посчитали, что акциз в 2022 г. обойдется компании в среднем немногим менее $20 за тонну.

Впрочем, тут на первый план выходит вопрос о ценах. В начале октября меткомбинаты приподняли текущие предложения по арматуре и горячекатаному прокату и готовят новые повышения на ноябрь. И причины для таких действий у них, бесспорно, есть. Прежде всего, начал проявляться фактор отложенного спроса.

По данным «Северстали», в августе текущего года видимый спрос на стальную продукцию был на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого года. Причем в строительном секторе был зафиксирован спад на 16%, тогда как в ТЭК особых изменений не произошло, а машиностроение нарастило объем заказов на 23% несмотря на сложную обстановку в автомобильной промышленности. Между тем, ситуация со стройкой у нас определенно лучше, чем в прошлом году, так что летом и в начале осени явно имело место расходование запасов во время ценового спада. А теперь пришла пора их пополнять. Однако если обстановку на российском рынке в октябре-ноябре можно хоть как-то предугадать, дальше все покрыто мраком, возможно, от отключенных с целью экономии электроэнергии фонарей. Объективно, действия ArcelorMittal и British Steel показывают, что увеличение затрат на энергоносители ведет к повышению цен на стальную продукцию. Датский Saxo Bank, известный специалист по экзотичным прогнозам, вообще считает, что в мире начинается новый суперцикл роста сырьевых рынков. Причем его основной движущей силой является не столько увеличение спроса, хотя оно тоже присутствует, спасибо раздаче «вертолетных денег», сколько недостаточный объем предложения.

В принципе, рациональное зерно в этом есть. Угледобычу последовательно гнобят последние несколько лет. Кроме того, в ряде стран возникла проблема с рабочей силой. Люди не хотят идти на тяжелую и скудно оплачиваемую работу шахтеров, водителей грузовиков, докеров, медсестер, и этот список можно продолжать еще долго. При этом в западных странах развитая социалка позволяет мало-мальски сносно жить на пособиях.

Инвестиции в добычу природного газа тоже растут не так быстро, как требует рынок. В последние годы политики и эксперты с подачи климатического лобби дружно заявляли, что у этой отрасли нет будущего, так как уже через 10-15 лет традиционные энергоносители уступят дорогу солнцу и ветру. Поэтому у компаний возникли большие сомнения в обоснованности долгосрочных капиталовложений в нефтегазовые проекты.

Вообще, так получается, что реальная экономика сейчас как бы оказалась в загоне. Работать на заводе, в шахте, на стройке не престижно, не интересно, да и не выгодно. В моде креативность, биткойны, тик-токи и прочий хайп. Пока электроэнергию можно брать из розетки, а продукты — через службу доставки, это по-своему логично. Но вот когда потребление растет, а производство — не совсем, это уже становится не так интересно. А разрыв международных логистических цепочек и особенно сокращение выпуска всяких и разных товаров в Китае по причине дефицита электроэнергии вообще сулит очень острые ощущения, причем не позднее, чем этой зимой.

В данный момент на мировом рынке стали действительно намечается тенденция к росту цен из-за увеличения энергетических затрат. Но основной вопрос заключается в том, будет ли востребована стальная продукция в период дефицита газа и электроэнергии. На прошлой неделе котировки на листовой прокат на большинстве региональных рынков как раз снижались, а основной причиной этого был слабый спрос.

Острая стадия энергетического кризиса, похоже, пройдена. Моментальный обвал, как это было в октябре 2008 г., нам, скорее всего, не грозит. Но болезнь (энергетическая дистрофия), возможно, лишь перешла в хроническую стадию...

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»