Российский производитель
защитных покрытий

Новая ирреальность. Российский и мировой рынок стали: 22-29 мая 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
3 Июня 2020
Вот позади уже второй месяц, который мы прожили в условиях эпидемии коронавируса. Ограничения, с одной стороны, постепенно ослабевают, но, с другой, ходить в масках и перчатках, похоже, придется еще не один месяц, а в экономике все более очевидно проявляется долгосрочный спад, из которого выбираться придется долго и сложно.

bswan.jpg

По данным Министерства экономического развития, в апреле российский ВВП снизился на 12,0% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Объем строительных работ, правда, как ни странно, уменьшился только на 2,3% (впрочем, посмотрим, что покажет май, когда строительство временных и чрезвычайных госпиталей, в основном, завершилось), но платные услуги, предоставляемые населению, упали на 37,2%. Среди отраслей промышленности обращает на себя внимание более чем 34%-ное падение в машиностроении.

Вообще, нынешняя ситуация напоминает первую половину 2015 г., но в усиленном варианте. Как тогда, так и сейчас резко сократился платежеспособный спрос буквально на все – «Мы не можем себе этого позволить». Обвалилось автомобилестроение, глубокий спад произошел в секторе жилищного строительства, а с новыми торгово-развлекательными и офисными центрами стало совсем худо.

Как и тогда, из этой ямы мы будем выползать медленно и печально. Эпидемия продолжается, количество выявленных вирусоносителей продолжает увеличиваться более чем по 8 тыс. в день, а смертей к концу прошедшей неделе прибавилось. Значит, ограничения будут сохраняться, как минимум, пока не появится массовая, доступная и надежная вакцина.

А это плохо не только потому, что совсем не скоро заработает на полную мощность экономика. Карантин, падение доходов компаний и населения, рост безработицы, неуверенность в будущем – все эти факторы меняют поведение потребителей. Есть риск свалиться в классическую «ловушку бедности»: производство не функционирует, потому что нет спроса, а спросу взяться неоткуда, потому что ничего не работает – негде и не на чем зарабатывать, нечего тратить.

Последние тенденции и события за рубежом показывают, что экономический кризис приобретает долгосрочные масштабы и глобальный характер. Индикатором растущих неурядиц становится при этом самая, пожалуй, глобализированная отрасль – автомобилестроение. Понятно, что автозаводы просто остановились во время жесткого карантина, так как перебои в работе транспорта оборвали многие международные производственные цепочки. Но и в обозримом будущем автомобильные компании не ждут особого улучшения.

В частности, такие страны как Таиланд, Индонезия, Индия прогнозируют на 2020 г. в целом падение автопроизводства на 40-50% по сравнению с прошлым годом – не самым, кстати, благополучным. Японская корпорация Nissan планирует выпускать на 20% автомобилей меньше до конца 2023/2024 финансового года (апрель/март). Она закрывает автозаводы в Индонезии и Испании и прекращает производство машин марки Datsun в России.

В прогнозах западных компаний, банков и промышленных ассоциаций в последнее время все чаще появляются ссылки на конец 2020-го, 2021, даже 2022 г. как срок возможного восстановления рынка и возвращения к докризисным показателям. Это в полной мере относится и к стальной продукции.

По данным европейской металлургической ассоциации Eurofer, в мае спрос на металл в странах региона составил не более 40-50% от уровня аналогичного месяца прошлого года. Такая же, если не хуже, обстановка в США. Еще более существенное падение наблюдается в Индии и ряде стран Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, где только во второй половине мая приступили к отмене наиболее радикальных запретов. При этом производство стали практически везде снизилось в меньшей степени, чем потребление. Из-за этого металлургические компании ищут возможности для расширения сбыта за рубежом, сталкиваясь там с такими же жаждущими продаж продавцами. Основную поддержку мировому рынку стали продолжает оказывать Китай. В начале прошедшей недели внутренние цены там немного пошатнулись, так как правительство страны признало, что не может предложить всем рецепты чудесного восстановления, но затем вернулись на прежние позиции. Железная руда в Китае снова вышла на отметку $100 за т, подтягивая за собой вверх прокат.

Благодаря этому стоимость заготовки, которую продолжают импортировать китайские компании, приблизилась к $400 за т CFR, а горячекатаный прокат в Азии достиг $415-430 за т CFR с поставкой в июле. Тем не менее, устойчивого подъема там не происходит. Китайцы импортируют стальную продукцию, пока внутренние цены выше, чем за рубежом, и тем самым фактически регулируют весь региональный рынок. Кроме того, на Дальнем Востоке начался сезон дождей, который продлится до конца сентября. В это время спрос на стальную продукцию будет относительно невысокий. В западных странах, где доля кризисного автомобилестроения в потреблении стали достигает 30% и более, дела идут куда хуже. Так, не остановилось скольжение вниз котировок на прокат в Европе. В Турции, где производство автомобилей и автокомпонентов тоже является одной из важнейших отраслей экономики, дела чуть лучше, но цены на стальную продукцию растут слабо. Металлолом с середины мая трепыхается вокруг отметки $250 за т CFR и не движется ни в ту, ни в другую сторону.

Российские металлурги во второй половине мая добились некоторого повышения экспортных котировок, прежде всего, на азиатском направлении. Но продолжить этот рост в ближайшие недели, скорее всего, будет нелегко. Это ставит под вопрос и возможность подорожания стальной продукции в России. Хотя летом потребление традиционно достигает пика, а ситуация в экономике в июне будет определенно лучше, чем в апреле-мае, на споте арматура и горячекатаный прокат все еще дешевеют. Развороту мешают избыток запасов (в том числе, в сбытовой сети комбинатов), с одной стороны, и недостаточный объем потребления, с другой.

Здесь впору вспомнить о том, как и за счет чего мы выходили из кризиса 2015 г. Стоимость стальной продукции в России тогда пошла вверх весной 16-го, а организовал этот подъем Китай. Тогда же, пройдя крайнюю точку падения, двинулись на повышение и цены на нефть. Сейчас Китай, по большому счету, удерживает мировой рынок стали от обвала, но запустить в одиночку рост у него, очевидно, не получится. Нефть дошла до около $35 за баррель, но возможность ее дальнейшего подорожания пока блокируется глобальным экономическим кризисом.

Причем, если в 2009 г. проблему удалось решить триллионными перечислениями банковскому сектору, что позволило банкам списать потерянные осенью 2008 г. активы и возобновить кредитование, то сейчас подобный инструмент не работает. Судя по подъему курсов акций на западных биржах, в финансовой сфере как раз все в полном порядке. А вот запустить заново промышленность и сферу услуг, остановленные вследствие карантина, – задача, как оказалось, совсем не тривиальная. Можно, конечно, поддерживать социальную стабильность выплатами щедрых пособий по безработице из бездонного государственного кошелька, как это сейчас делают в США, но кто знает, какие ягодки вырастут по осени из этих цветочков?!

Впрочем, американские проблемы пусть решают сами американцы, а у нас хватает и своих собственных. Исходя из того, что программа восстановления экономики, которую сейчас клепают в правительстве, рассчитана до 2025 г., напрасных иллюзий там никто не строит. Можно, конечно, попробовать полечить нынешнюю спросовую анемию сильнодействующими средствами наподобие более решительной прямой финансовой поддержки населения, раздачи безвозвратных грантов компаниям, запуска многочисленных государственных инвестиционных и строительных проектов за счет печатного станка и т.д. Но использование таких инструментов, во-первых сопряжено с серьезным риском раскручивания инфляции, а, во-вторых, требует филигранного управления процессом, что явно не наш случай. Наконец, в-третьих, стимулирование экономики, очевидно, стартует не раньше, чем завершится действие карантинных ограничений.

В 2015 г. российское правительство не смогло пойти по китайскому пути, использовав государственные инвестиции как основной источник экономического роста. Но тогда приоритетными задачами считались борьба с инфляцией, очистка банковской системы, «обеление» российской экономики и снижение доли нефти в государственных доходах… за счет перераспределения «тягла» на другие сектора. К настоящему времени все эти задачи, в целом, выполнены, да и команда в правительстве сильно обновилась. Так что, не исключено, что в ближайшие месяцы мы сможем увидеть в России что-то из китайского опыта.

Как и пять лет тому назад, в качестве антикризисных мер наверняка будут использоваться импортозамещение и поддержка ключевых секторов промышленности и строительства. По крайней мере, на рынке потребительских товаров есть масса возможностей для замены импортной продукции на отечественную. А обновленные СПИКи, закон о защите капиталовложений и прочие законодательные изменения могут создать благоприятную почву для новых инвестиций.

Однако прежде чем что-то запускать, надо дождаться очевидного перелома в борьбе с эпидемией. Именно этот фактор сейчас играет определяющую роль на российском рынке. Поэтому, по меньшей мере, на ближайшие две-три-четыре недели нынешнее состояние измененной реальности будет сохраняться.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
25.05.2022
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
Компания «Роял Групп» получит кредит по новой программе региональной поддержки бизнеса. Средства пойдут на расширение производства порошковых покрытий. Об этом сообщает пресс-служба министерства инвестиций, промышленности и науки Московской области.

Порошковая покраска, фото ©metkolor.ru


На днях производитель заключил договор по программе льготного кредитования с «Прио-Внешторгбанк» (Рязань). В прошлом году компания «Роял Групп» начала расширять производство порошковых ЛКМ в Егорьевске. Средства пойдут на реализацию инвестпроекта.

«Компания “Роял Групп” в рамках кредитного договора получит 100 млн рублей по ставке 8,5% годовых. Эта процентная ставка будет обеспечена за счет программы субсидирования, которая доступна подмосковным предпринимателям в качестве новой региональной меры поддержки бизнеса», – сообщила заместитель председателя правительства – министр инвестиций, промышленности и науки Московской области Екатерина Зиновьева.

Кроме того, за счет кредита предприятие построит новый склад и закупит сырье для производства порошковых лакокрасочных материалов.

Отмечается, что по новой программе Московская область субсидирует часть процентной ставки. Благодаря ей предприятия малого и среднего бизнеса могут взять кредит на сумму от 5 до 100 млн рублей на срок до трех лет по максимальной ставке 8,5%, а на отдельных территориях – 7,5%. Средства доступны при реализации проектов по модернизации действующих предприятий и строительству новых.

Источник: ЛКМ Портал
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
24.05.2022
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
В прошедшую неделю на российском рынке стали состоялось немало важных событий. Прежде всего, президент поручил до 1 июня обновить стратегию развития металлургии в РФ, а также до этого срока принять меры для снижения цен на металлопродукцию на внутреннем рынке.

Второе поручение в данный момент выглядит излишним. Стоимость стальной продукции в России и так падает. По сравнению с пиком в начале марта арматура подешевела на споте более чем на треть, а листовой прокат – примерно на 20%.

Причем, по мнению всех специалистов, это понижение будет продолжаться. На конференции «Стальные трубы: производство и региональный сбыт», которая состоялась в Челябинске 19-20 мая, некоторые участники прогнозировали удешевление арматуры и сварных труб до 45-50 тыс. руб. за т с НДС.

Текущая ситуация крайне неблагоприятна для металлургов. Почти треть российского экспорта стали в 2021 г. (около 10 млн. т) пришлась на недружественные страны. К настоящему времени поставки на этих направлениях сократились до минимума. Но и многие другие государства приостановили закупки российского проката и полуфабрикатов.

Это обусловлено наличием серьезных проблем с транспортировкой и платежами. Внешняя торговля и финансовый сектор – это те области, где антироссийские санкции продемонстрировали наибольшую эффективность. Сделки в целом идут, но с большими трудностями. Нет и в ближайшее время не будет системных решений, которые позволили бы разблокировать хотя бы часть импорта и неэнергетического экспорта.

Основные покупатели российской стальной продукции в Турции, Китае, некоторых странах Ближнего Востока и в СНГ пользуются сложившейся ситуации. Отечественным компаниям приходится осуществлять продажи с большими дисконтами. Но и в целом на мировом рынке котировки падают. Во многих странах они опустились ниже уровня середины февраля текущего года.

Спрос на стальную продукцию в мире сужается. Глобальная экономика все глубже обваливается в кризис. Долгосрочный рост цен на энергоносители и продовольствие, повышение процентных ставок, разрыв логистических цепочек, политическая нестабильность делают металл невостребованным. Причем обстановка, очевидно, будет еще ухудшаться.

В российской экономике тоже вовсю идут негативные процессы. Три месяца завышенных процентных ставок, огромные проблемы с импортом и экспортом, повышение цен резко снизили деловую активность. Государственных денег в реальный сектор тоже поступает недостаточно. Программы поддержки различных отраслей задекларированы, но с их реальным исполнением на местах есть проблемы.

По некоторым оценкам, видимый спрос на прокат в России уменьшился на 25-35% по сравнению с тем же уровнем прошлого года. К этому надо еще добавить кратное падение экспорта в марте-мае и стремление металлургических компаний сохранить более-менее приемлемый уровень загрузки мощностей. В результате получаем беспрецедентное превышение предложения над спросом, обвал цен и накопление складских запасов, прежде всего, у производителей и в подконтрольных им сбытовых сетях.

На что надеются металлурги? Прежде всего, на улучшение внутреннего спроса и хотя бы частичное восстановление экспорта в июне-июле. В принципе, можно рассчитывать, что после завершения срока мартовских депозитов, которые размещались на три месяца более чем под 20% годовых, в финансовой системе высвободятся определенные средства, которые хотя бы частично подкрепят спрос. Вероятно, продолжится снижение ключевой ставки Центробанка РФ. Может быть, летом в экономику начнут поступать в заметных объемах государственные средства. Возможно, из-за укрепления рубля и низкого спроса начнется всеобщее понижение цен на все группы товаров и уменьшение затрат. Впрочем, производители стальной продукции рассматривают и другой вариант – сокращение производства. Остановку доменных и электродуговых печей, МНЛЗ и прокатных станов. К такой политике, в частности, приходилось прибегать в 2009 г., а сейчас дела как бы не похуже.

В общем, основная забота – как день простоять, ночь продержаться, да к концу месяца не обанкротиться. Однако от президента поступило задание на срочную доработку стратегии развития металлургии до 2030 г., да еще с обеспечением долгосрочного понижения цен. Казалось бы, сейчас и на месяц что-либо прогнозировать сложно, а тут требуются планы на восемь лет вперед. Тем не менее, как раз здесь от чего-то можно оттолкнуться.

Самое первое долгосрочное предположение заключается в том, что западные санкции отменены не будут – вообще и никогда. В то же время, России и другим незападным странам удастся создать свою «полуглобальную» экономическую модель со своими системами трансграничных платежей, расчетных валют, внешней торговли, международного разделения труда и т.д. Это как бы необходимое условие. Без него быть ничего не может, иначе не следовало и огород городить, т.е. спецоперацию начинать.

Если все это будет создано, у российских металлургов не будет необходимости отказываться от нынешней модели со значительной экспортной ориентацией. Правда, при этом следует отметить, что на своем «полумировом» рынке им придется конкурировать с другими крупными экспортерами из Индии, Китая, Турции, Ирана, Вьетнама, а в перспективе – некоторых других стран Юго-Восточной Азии и, не исключено, Алжира.

Наиболее перспективным рынком сбыта при этом видится Африка. Неоколониализм принес «Черному континенту» много горя. Следует создавать для него новую модель экономических отношений с развитием не только экспорта ресурсов (на чем фокусируются китайцы), но и внутреннего потребления. По сути, это будет возвращение к советской практике социального прогрессорства, но без тогдашней наивности и прекраснодушия. В то же время, создающие у себя нормальную экономику африканские страны могут стать для российских компаний весьма значимым рынком сбыта.

Африканцам будет нужны, прежде всего, прокат строительного назначения, заготовка, оцинкованный прокат, трубы. То есть, существенного изменения структуры российского экспорта стали не произойдет. Может, хуже будет с непокрытым листовым прокатом, но его, возможно, станут покупать те страны, которые отправляют свою собственную продукцию в Европу. По такой модели, в частности, традиционно строятся отношения с Турцией.

Впрочем, наиболее важные изменения относятся к внутреннему рынку. Здесь президент дает две установки. Первая – это увеличение металлопотребления, а вторая – обеспечение доступных цен.

Итак, за счет чего может возрасти спрос на стальную продукцию в России? Самое очевидное решение – стройка. Но существующая система с опорой на ипотечное кредитование – не панацея. При нынешней стоимости жилья платежеспособный спрос на него будет поневоле ограниченным. Здесь, прежде всего, не помешало бы провести глубокий анализ себестоимости строительных компаний на предмет определения источников их затрат и поиска путей их снижения.

Второй вариант – широкомасштабный приход в строительный сектор государства, например, в рамках национальной программы «Строительство», которая должна быть запущена в 2023 г. Основным содержанием этой программы может стать, скажем, строительство максимально недорогого «социального» жилья с кредитованием по минимальной ставке. За счет этого как раз можно будет повысить спрос и увеличить объемы строительства до тех самых 120 млн. кв. м в год, о которых указывается в Национальном проекте. Наконец, рост металлопотребления в строительстве может дать дальнейшее ускорение реализации инфраструктурных проектов.

К такому развитию ситуации отечественная металлургия полностью готова. В России и так существует избыток мощностей по производству стальной продукции строительного назначения. Сейчас они, к слову, в значительной мере не задействованы.

Более важное и сложное направление – это создание в России импортозамещающего производства промышленной продукции по множеству отраслей. Судостроение и авиастроение. Промышленное оборудование, станки, дорожная, строительная, горнодобывающая техника, транспортные средства и комплектующие к ним. Подшипники, электромоторы, сервоприводы, специализированный крепеж и очень много прочего. И, не забыть бы, металлосодержащие потребительские товары.

Сегодня трудно сказать, какое именно производство каких видов продукции из этого гигантского списка удастся наладить в России и в какие сроки. Но очевидно, что для новой индустриализации понадобятся специальные, нерядовые марки стали в очень широком ассортименте и в сравнительно небольших объемах для каждого отдельного вида продукции.

Поэтому вполне вероятно, что одним из основных пунктов новой стратегии развития российской металлургии должно стать создание подобной «малой металлургии» - гибких производств, способных давать по конкретным заказам относительно небольшие партии специализированной высокотехнологичной продукции. Причем такая деятельность может осуществляться и на крупных предприятиях: пример подобного подхода может, например, продемонстрировать ЧТПЗ. Да и у «Магнитки», «Северстали», НЛМК есть все возможности для выпуска качественных сталей. В сортовом сегменте такие мощности сейчас и так не загружены и могут быть расширены.

Важной составной частью этого направления должно стать освоение в России нержавеющего листового проката. Это, наверное, самый проблемный сектор в отечественной металлургии. В случае успешного проведения импортозамещения нержавейка будет очень востребованным материалом.

Что касается доступных цен, то здесь могут быть важными следующие аспекты. Во-первых, это относительно высокий курс рубля, который удешевит импорт и понизит уровень экспортных паритетов.

Во-вторых, снижение уровня затрат металлургов – прежде всего, на логистику. Понятно желание РЖД быть рентабельной и прибыльной организацией, но, наверное, важнее обеспечить относительно низкий уровень транспортных расходов для всех субъектов экономики. То же самое можно сказать о тарифах на электроэнергию и стоимости топлива. Наконец, следует кардинально пересмотреть подходы к снижению выбросов углекислого газа и прочему ESG. Новомодные «безуглеродные» технологии – это чистые затраты для металлургов. Никакой потребительской ценности они не несут.

В-третьих, меры антицикличного рыночного регулирования. В 2021 г. обсуждалось создание госрезерва металлопродукции. Не исключено, что это решение следует рассмотреть повнимательнее. Также избежать резких скачков цен могут помочь данные оперативного мониторинга – например, в виде индекса «МСС-ТР» (Температура рынка). Им могут воспользоваться как дистрибьюторы, так и производители.

Наконец, в-четвертых, можно сделать ценовой вопрос менее важным. Если значительная часть потребления стали в России будет приходиться на высококачественную специализированную продукцию для промышленности, ее стоимость станет второстепенным фактором. Вообще, Россия должна увеличивать долю в экономике высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Тогда генерируемых прибылей хватит и бизнесу, и населению, и государству.

Мир, похоже, разделяется новым «железным занавесом». Но тогда стоит позаботиться о том, чтобы на нашей стороне от него жизнь была лучшее и комфортнее.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
20.05.2022
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
Владимирское предприятие НПП «Макромер» им. В.С. Лебедева запустило производство полиуретановых олигомеров с концевыми алкоксисилановыми группами (СТП-полимеров). Об этом сообщает RUPEC со ссылкой на представителя компании.

Предприятие «Макромер», фото ©macromer.ru


Эта продукция ранее поступала из-за границы, поскольку своего производства не было. Однако зарубежные поставки СТП-полимеров прекратились. Связующие российского производства являются аналогами продуктов серии Geniosil STP и Desmoseal SXP (их производят, к примеру, Wacker и Covestro, прим ред.).

«Отверждение СТП-полимеров происходит путем гидролиза алкоксисилановых групп влагой воздуха при температуре помещения, без выделения углекислого газа, в результате чего образуется трехмерная структура. Благодаря такой структуре силан-модифицированные полимеры сочетают в себе преимущества полиуретанов (ПУ) и силиконов: органическая полиуретановая фаза дает возможность регулировать свойства материала за счет варьирования ПУ-блоков, эластичность при низких температурах, прочность, высокую адгезию к различным субстратам, хорошую когезию, легкость окрашивания», — пояснили в НПП «Макромер».

Как отметил представитель компании, российские аналоги имеют повышенную устойчивость к УФ-излучению, воде, кислотам и щелочам, высоким температурам, а также экологически безопасны, поскольку не включают растворители и токсичные изоцианатные группы.

Источник: ЛКМ Портал