Российский производитель
защитных покрытий

Новая ирреальность. Российский и мировой рынок стали: 22-29 мая 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
3 Июня 2020
Вот позади уже второй месяц, который мы прожили в условиях эпидемии коронавируса. Ограничения, с одной стороны, постепенно ослабевают, но, с другой, ходить в масках и перчатках, похоже, придется еще не один месяц, а в экономике все более очевидно проявляется долгосрочный спад, из которого выбираться придется долго и сложно.

bswan.jpg

По данным Министерства экономического развития, в апреле российский ВВП снизился на 12,0% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Объем строительных работ, правда, как ни странно, уменьшился только на 2,3% (впрочем, посмотрим, что покажет май, когда строительство временных и чрезвычайных госпиталей, в основном, завершилось), но платные услуги, предоставляемые населению, упали на 37,2%. Среди отраслей промышленности обращает на себя внимание более чем 34%-ное падение в машиностроении.

Вообще, нынешняя ситуация напоминает первую половину 2015 г., но в усиленном варианте. Как тогда, так и сейчас резко сократился платежеспособный спрос буквально на все – «Мы не можем себе этого позволить». Обвалилось автомобилестроение, глубокий спад произошел в секторе жилищного строительства, а с новыми торгово-развлекательными и офисными центрами стало совсем худо.

Как и тогда, из этой ямы мы будем выползать медленно и печально. Эпидемия продолжается, количество выявленных вирусоносителей продолжает увеличиваться более чем по 8 тыс. в день, а смертей к концу прошедшей неделе прибавилось. Значит, ограничения будут сохраняться, как минимум, пока не появится массовая, доступная и надежная вакцина.

А это плохо не только потому, что совсем не скоро заработает на полную мощность экономика. Карантин, падение доходов компаний и населения, рост безработицы, неуверенность в будущем – все эти факторы меняют поведение потребителей. Есть риск свалиться в классическую «ловушку бедности»: производство не функционирует, потому что нет спроса, а спросу взяться неоткуда, потому что ничего не работает – негде и не на чем зарабатывать, нечего тратить.

Последние тенденции и события за рубежом показывают, что экономический кризис приобретает долгосрочные масштабы и глобальный характер. Индикатором растущих неурядиц становится при этом самая, пожалуй, глобализированная отрасль – автомобилестроение. Понятно, что автозаводы просто остановились во время жесткого карантина, так как перебои в работе транспорта оборвали многие международные производственные цепочки. Но и в обозримом будущем автомобильные компании не ждут особого улучшения.

В частности, такие страны как Таиланд, Индонезия, Индия прогнозируют на 2020 г. в целом падение автопроизводства на 40-50% по сравнению с прошлым годом – не самым, кстати, благополучным. Японская корпорация Nissan планирует выпускать на 20% автомобилей меньше до конца 2023/2024 финансового года (апрель/март). Она закрывает автозаводы в Индонезии и Испании и прекращает производство машин марки Datsun в России.

В прогнозах западных компаний, банков и промышленных ассоциаций в последнее время все чаще появляются ссылки на конец 2020-го, 2021, даже 2022 г. как срок возможного восстановления рынка и возвращения к докризисным показателям. Это в полной мере относится и к стальной продукции.

По данным европейской металлургической ассоциации Eurofer, в мае спрос на металл в странах региона составил не более 40-50% от уровня аналогичного месяца прошлого года. Такая же, если не хуже, обстановка в США. Еще более существенное падение наблюдается в Индии и ряде стран Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, где только во второй половине мая приступили к отмене наиболее радикальных запретов. При этом производство стали практически везде снизилось в меньшей степени, чем потребление. Из-за этого металлургические компании ищут возможности для расширения сбыта за рубежом, сталкиваясь там с такими же жаждущими продаж продавцами. Основную поддержку мировому рынку стали продолжает оказывать Китай. В начале прошедшей недели внутренние цены там немного пошатнулись, так как правительство страны признало, что не может предложить всем рецепты чудесного восстановления, но затем вернулись на прежние позиции. Железная руда в Китае снова вышла на отметку $100 за т, подтягивая за собой вверх прокат.

Благодаря этому стоимость заготовки, которую продолжают импортировать китайские компании, приблизилась к $400 за т CFR, а горячекатаный прокат в Азии достиг $415-430 за т CFR с поставкой в июле. Тем не менее, устойчивого подъема там не происходит. Китайцы импортируют стальную продукцию, пока внутренние цены выше, чем за рубежом, и тем самым фактически регулируют весь региональный рынок. Кроме того, на Дальнем Востоке начался сезон дождей, который продлится до конца сентября. В это время спрос на стальную продукцию будет относительно невысокий. В западных странах, где доля кризисного автомобилестроения в потреблении стали достигает 30% и более, дела идут куда хуже. Так, не остановилось скольжение вниз котировок на прокат в Европе. В Турции, где производство автомобилей и автокомпонентов тоже является одной из важнейших отраслей экономики, дела чуть лучше, но цены на стальную продукцию растут слабо. Металлолом с середины мая трепыхается вокруг отметки $250 за т CFR и не движется ни в ту, ни в другую сторону.

Российские металлурги во второй половине мая добились некоторого повышения экспортных котировок, прежде всего, на азиатском направлении. Но продолжить этот рост в ближайшие недели, скорее всего, будет нелегко. Это ставит под вопрос и возможность подорожания стальной продукции в России. Хотя летом потребление традиционно достигает пика, а ситуация в экономике в июне будет определенно лучше, чем в апреле-мае, на споте арматура и горячекатаный прокат все еще дешевеют. Развороту мешают избыток запасов (в том числе, в сбытовой сети комбинатов), с одной стороны, и недостаточный объем потребления, с другой.

Здесь впору вспомнить о том, как и за счет чего мы выходили из кризиса 2015 г. Стоимость стальной продукции в России тогда пошла вверх весной 16-го, а организовал этот подъем Китай. Тогда же, пройдя крайнюю точку падения, двинулись на повышение и цены на нефть. Сейчас Китай, по большому счету, удерживает мировой рынок стали от обвала, но запустить в одиночку рост у него, очевидно, не получится. Нефть дошла до около $35 за баррель, но возможность ее дальнейшего подорожания пока блокируется глобальным экономическим кризисом.

Причем, если в 2009 г. проблему удалось решить триллионными перечислениями банковскому сектору, что позволило банкам списать потерянные осенью 2008 г. активы и возобновить кредитование, то сейчас подобный инструмент не работает. Судя по подъему курсов акций на западных биржах, в финансовой сфере как раз все в полном порядке. А вот запустить заново промышленность и сферу услуг, остановленные вследствие карантина, – задача, как оказалось, совсем не тривиальная. Можно, конечно, поддерживать социальную стабильность выплатами щедрых пособий по безработице из бездонного государственного кошелька, как это сейчас делают в США, но кто знает, какие ягодки вырастут по осени из этих цветочков?!

Впрочем, американские проблемы пусть решают сами американцы, а у нас хватает и своих собственных. Исходя из того, что программа восстановления экономики, которую сейчас клепают в правительстве, рассчитана до 2025 г., напрасных иллюзий там никто не строит. Можно, конечно, попробовать полечить нынешнюю спросовую анемию сильнодействующими средствами наподобие более решительной прямой финансовой поддержки населения, раздачи безвозвратных грантов компаниям, запуска многочисленных государственных инвестиционных и строительных проектов за счет печатного станка и т.д. Но использование таких инструментов, во-первых сопряжено с серьезным риском раскручивания инфляции, а, во-вторых, требует филигранного управления процессом, что явно не наш случай. Наконец, в-третьих, стимулирование экономики, очевидно, стартует не раньше, чем завершится действие карантинных ограничений.

В 2015 г. российское правительство не смогло пойти по китайскому пути, использовав государственные инвестиции как основной источник экономического роста. Но тогда приоритетными задачами считались борьба с инфляцией, очистка банковской системы, «обеление» российской экономики и снижение доли нефти в государственных доходах… за счет перераспределения «тягла» на другие сектора. К настоящему времени все эти задачи, в целом, выполнены, да и команда в правительстве сильно обновилась. Так что, не исключено, что в ближайшие месяцы мы сможем увидеть в России что-то из китайского опыта.

Как и пять лет тому назад, в качестве антикризисных мер наверняка будут использоваться импортозамещение и поддержка ключевых секторов промышленности и строительства. По крайней мере, на рынке потребительских товаров есть масса возможностей для замены импортной продукции на отечественную. А обновленные СПИКи, закон о защите капиталовложений и прочие законодательные изменения могут создать благоприятную почву для новых инвестиций.

Однако прежде чем что-то запускать, надо дождаться очевидного перелома в борьбе с эпидемией. Именно этот фактор сейчас играет определяющую роль на российском рынке. Поэтому, по меньшей мере, на ближайшие две-три-четыре недели нынешнее состояние измененной реальности будет сохраняться.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Беспределы роста
17.01.2021
Беспределы роста
Прошедший 2020 г. оставил в «наследство» рекордный за последние годы рост цен на стальную продукцию, обернувшийся более чем 50%-ным подорожанием проката в России. При этом факторы, которые спровоцировали этот подъем, пока продолжают действовать.

grth.jpg

По прогнозам металлургов, цены могут удержаться на достигнутом уровне до конца первого квартала, а то и продолжить повышение. Дальнейшее развитие рынка стали зависит от того, как сложится обстановка в мировой экономике в целом. И здесь возможны различные варианты. Подъем цен на стальную продукцию в четвертом квартале 2020 г. стал полной неожиданностью для подавляющего большинства участников рынка. Тем не менее, у него были вполне объективные причины, которые сейчас, задним числом, можно понять и объяснить.

Первоочередной причиной стал острейший дефицит предложения. В конце прошлого года стальной продукции внезапно не стало ни у кого. Покупателям пришлось платить буквально любые деньги за прокат или оставаться вообще без металла.

Истоки этой ситуации возникли еще в начале осени, когда считалось, что худшее для мировой экономики однозначно осталось позади. Предполагалось, что она вступает в период восстановительного роста. Тем более, что правительства многих стран запустили программы стимулирования экономики посредством государственных инвестиций, а население, не потратившее в 2020 г. деньги на туризм, развлечения, рестораны и т. д., вложило их в покупку товаров.

Наконец, все бросились пополнять исчерпавшиеся за весну и лето товарные запасы. В частности, по оценкам европейской ассоциации Eurometal, за 2019 г и первую половину 2020 г. складские резервы региональных металлоторговых компаний сократились на 19 млн. т, а осенью участники рынка вознамерились вернуть их на исходный уровень. В условиях постоянного подорожания спрос быстро приобрел характер ажиотажного, что способствовало дальнейшему ценовому подъему.

Металлургические компании, со своей стороны, не смогли удовлетворить этот спрос. Еще в октябре производство стали в США, Японии, некоторых европейских странах отставало более чем на 10% от показателей аналогичного месяца предыдущего года. Остановленные весной и в начале лета производственные мощности далеко не сразу были возвращены в строй.

Для российских компаний, которые и на пике коронавирусного кризиса не слишком сильно сбавляли выпуск стальной продукции, решающую роль сыграло резкое увеличение спроса на их продукцию за рубежом, что привело к вымыванию проката с отечественного рынка.

Проблемой для металлургов стало и значительное увеличение сырьевых затрат, потребовавшее наращивания оборотного капитала. Осенний подъем 2020 г. затронул не только стальную продукцию, но и сырьевые товары, в первую очередь, металлолом и железную руду.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Выжимание роста. Мировой рынок листового проката: 30 декабря — 12 января
16.01.2021
Выжимание роста. Мировой рынок листового проката: 30 декабря — 12 января
На мировом рынке листового проката продолжается рост цен. Где-то он идет через силу, как, например, во Вьетнаме, Турции или странах Персидского залива, где потребители сопротивляются дальнейшему подорожанию, отказываясь принимать новые котировки. В то же время, в США подъем продолжается прежними темпами, а горячекатаный прокат может превысить рекорды 2008 г.

listpro2021-1.jpg

Металлургические компании, по большей части, настроены оптимистично. Объем предложения с их стороны остается ограниченным, на ближайшие месяцы они обеспечены заказами, спрос достаточно высокий. Кроме того, есть основания ожидать, что правительства крупнейших стран мира продолжат вбрасывать в экономику новые триллионы, вследствие чего валюты будут обесцениваться, а цены на все товары — расти.

В этой обстановке роль тормоза для мирового рынка может сыграть Китай. Стоимость стальной продукции в этой стране в последнее время понизилась из-за резкого похолодания и дефицита электроэнергии. Китайский прокат дешевеет и на экспорте. Пока что влияние этого фактора ощущается только в ближайших странах Азии, но при сохранении этой тенденции китайская стальная продукция может проложить себе дорогу и в другие регионы.

Китайский рынок стали лихорадит. Новые вспышки коронавируса в провинции Хэбэй, сопровождаемые жесткими карантинными мероприятиями, и сильное похолодание, затронувшее промышленный северо-восток страны, привели к снижению видимого спроса на листовой прокат. Правда, на торгах Шанхайской фьючерсной биржи до 8 января наблюдался рост котировок, но в дальнейшем цены упали, равно как и на споте.

Очевидно, поэтому китайские компании в первой декаде января активизировали экспортные операции, не останавливаясь перед довольно существенными понижениями. В наибольшей степени подешевела при этом продукция с более высокой добавленной стоимостью, особенно, оцинкованная сталь, за последние три недели потерявшая порядка $70-80 за т. Экспортные котировки на горячекатаный прокат толщиной от 3 мм упали до $650-690 за т FOB в конце декабря. В начале января они, правда, снова превысили $700 за т FOB, но затем из-за слабого спроса китайские компании снова пошли на уступки.

listpro2021-2.jpg

Этот фактор оказывает влияние, прежде всего, на Вьетнам, где местные компании стараются платить за горячекатаный прокат от 3 мм не более $700 за т CFR. Предложения со стороны китайских компаний периодически достигают $720 за т CFR и более, но не подкрепляются конкретными сделками. Более тонкий материал под перекат превышает $700 за т CFR, но не сильно отдаляется от этого рубежа.

Такая позиция идет вразрез с ожиданиями металлургов. Китайская Baosteel в начале января объявила о повышении внутренних котировок на горячекатаный прокат по февральским контрактам почти на $55 за т. Вьетнамская Formosa Ha Tinh прибавила $70 за т, предлагая март по $710-720 за т CFR. Японская Nippon Steel объявила о подорожании февральского листового проката сразу на $144 за т, а стоимость японских горячекатаных рулонов под перекат приблизилась к $800 за т CFR Вьетнам. В Индии внутренние цены достигли рекордной отметки 58-60 тыс. рупий за т в январе (сейчас рупия практически равна рублю), что вызвало шквал протестов и обращений в правительство со стороны потребителей.

Как отмечают азиатские специалисты, с одной стороны, спрос на листовой прокат в тех же Индии или Вьетнаме весьма активный, тогда как объем предложения горячекатаной продукции в регионе сократился вследствие уменьшения индийского, японского и корейского экспорта. С другой, железная руда после очередного повышения в начале января стабилизировалась, а неблагоприятные погодные условия и ухудшение эпидемиологической ситуации ограничивают потребление. Если внутренняя ситуация в Китае в ближайшее время не улучшится, относительно недорогой экспорт из этой страны может потянуть вниз цены по всему региону с перспективами распространения, как минимум, на Латинскую Америку и Персидский залив.

Собственно, в последние дни появилась информация о предложениях китайского горячекатаного проката в Турцию по $720 за т CFR и в Евросоюз для переката и дальнейшего реэкспорта по $730 за т CFR. Это очень существенно уступает текущим показателям для этих рынков.

Так, турецкие металлургические компании стабилизировали котировки в конце декабря, но предлагают горячекатаный прокат не менее чем по $800 за т EXW с поставкой в апреле для национальных потребителей либо по $800 за т FOB на экспорт. Предложения из СНГ для Турции могут достигать более $760 за т FOB, хотя по другим направлениям цены ниже — примерно порядка $730-750 за т. Впрочем, производители считают, что повышение будет продолжаться, а нынешняя дороговизна на мировом рынке листового проката может сохраниться, как минимум, до конца первого полугодия.

Эти прогнозы базируются, в частности, на текущих предположениях европейских специалистов. Корпорация ArcelorMittal анонсировала новый подъем, доведя базовые цены на горячекатаный, холоднокатаный прокат и оцинкованную сталь соответственно до 730; 820 и 850 евро за т EXW. Под влиянием этого объявления котировки на горячекатаную продукцию в Германии, Франции и Бенилюксе действительно достигли 680-700 евро за т EXW за базу. После того как Европейская комиссия ввела антидемпинговые пошлины на турецкий прокат, импортные цены также вышли на уровень 685-700 евро за т CFR при ограниченном объеме предложения.

Европейские комментаторы при этом подчеркивают, что взлет цен не сопровождается значительным увеличением производства стальной продукции в регионе. Да, во втором квартале дистрибьюторы и конечные потребители, как ожидается, смогут довести до конца процесс восстановления складских запасов благодаря выполнению заказов, размещенных еще в ноябре-декабре. Но речь о понижении цен, возможно, зайдет не раньше апреля, когда будут заключаться контракты с поставкой в июне-июле.

Аналогичным образом могут развиваться события и в США. После того как металлолом в январе прибавил $90-100 за т по сравнению с предыдущим месяцем, местные металлургические компании снова резко взвинтили цены на прокат. Базовые котировки на горячекатаные рулоны превысили отметку $1100 за короткую т ($1213 за метрическую т) EXW и полным ходом приближаются к рекорду 2008 г. - $1300-1350 за т.

Американские металлурги еще в меньшей степени, чем их европейские коллеги, склонны к расширению производства, а конкуренция со стороны импорта остается минимальной. Правда, в начале января сообщалось о поступлении в порты турецкого горячекатаного проката примерно по $1110-1115 за т DDP ($908 без учета стальных тарифов), но пока эти поставки погоды не делают.

В то же время следует отметить, что рынки США и ЕС защищены от внешней конкуренции пошлинами и импортными квотами. В более открытых регионах появление в значимых объемах менее дорогостоящего китайского проката может потянуть цены вниз.

listpro2021-3.jpg

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
«Камтэкс-Химпром» модернизирует площадку фталевого ангидрида
15.01.2021
«Камтэкс-Химпром» модернизирует площадку фталевого ангидрида
Экспертный совет Фонда развития промышленности (ФРП) накануне нового года одобрил семь льготных кредитов на сумму более 1,27 млрд рублей. Один из них получит компания «Камтэкс-Химпром» (Пермь).

camtex.jpg
«Камтэкс-Химпром», фото ©www.skyscrapercity.com


Как сообщает пресс-служба ФРП, сумма займа составит 323 млн рублей. Эти средства пойдут на техническое перевооружение производства.

«“Камтэкс-Химпром” заменит физически и морально изношенный реактор для сохранения фактически единственного в России производства фталевого ангидрида, который используется в химической промышленности для производства лаков, красок и пластификаторов», – отмечает Фонд.

Информагентство «Интерфакс» уточняет, что общий бюджет проекта составляет 652,6 млн рублей.

Добавим, по данным «Камтэкс-Химпром», предприятие выпускает фталевый ангидрид с 1980 года. Тогда комплекс по производству этого продукта был поставлен из Западной Германии. В 1993 году компания после реконструкции объекта увеличила мощности по выпуску фталевого ангидрида с 60 до 90 тыс. тонн.

Как сообщается в отчетности компании за третий квартал 2020 года, объемы производства фталевого ангидрида с января по сентябрь составили 15 тыс. тонн или 79,16% от проектной мощности предприятия. Для сравнения, за аналогичный период 2019 года «Камтэкс-Химпром» изготовил 20,73 тыс. тонн продукта (81,24% мощности).

Источник: ЛКМ Портал