Российский производитель
защитных покрытий

Странный мир. Российский и мировой рынок стали: 7—14 июня 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
19 Июня 2020
Цены на мировом рынке стали снова растут (хотя и не везде), в России металлотрейдерам, похоже, удалось нащупать дно, что дает им возможность пройти июнь с положительной маржой по многим видам стальной продукции. Спрос пока сильно отстает от прошлогодних показателей, но в целом увеличивается.

Однако говорить о том, что мы уверенно встали на путь восстановления, преждевременно. Тем более, что в последнее время в окружающем нас мире добавилось странностей с переходом в настоящее безумие. И дело не только в том, что американский «майдан» протянул свои метастазы в Европу. Такое впечатление, что мировую экономику придерживают, не давая ей возможность ускорить восстановление.

В начале второй декады июня цены на нефть и биржевые котировки акций понизились под влиянием новой серии негативных макроэкономических прогнозов. В частности, Мировой банк ожидает, что в текущем году глобальный ВВП уменьшится на 5,2% по сравнению с предыдущим годом, что представляет собой очень серьезный спад. А в США, по оценкам ФРС, экономика испытает снижение на 6,5%.

Специалисты единогласно уверяют, что борьба с коронавирусом будет иметь длительные негативные последствия – даже если не придет второй волны эпидемии, об опасности которой говорят ряд источников. В частности, американская инвестиционная и финансовая компания Raymond James полагает, что рост безработицы, переход на удаленную занятость и онлайновое обучение приведут к тому, что спрос на автомобильное топливо не вернется на докризисный уровень, как минимум, до 2023 г., а на авиационное – еще позже. Для авторынка, за исключением китайского, восстановление тоже откладывается, в лучшем случае, на 2023 г.

Ничуть не лучше ситуация и в металлургической отрасли. Причем в наиболее уязвимом положении находятся компании, поставляющие продукцию с высокой добавленной стоимостью для автомобиле- и машиностроения. Сектора потребительских товаров длительного пользования и промышленного оборудования просядут в 2020-2021 гг. больше всех. Тогда как стройка, скорее всего, будет менее уязвимой.

Текущее развитие событий на мировом рынке стали в целом подтверждает эту тенденцию. Несмотря на все усилия американских компаний возобновилось снижение котировок на листовой прокат в США. Причем, по данным местных трейдеров, металлурги еще не до конца распродали июньскую продукцию.

Продолжается спад в Западной Европе, которая, по оценкам всех экспертов, окажется в текущем году в эпицентре кризиса. Спрос на стальную продукцию, автомобили, нефть, другие энергоносители, как ожидается, упадет там больше, чем в других регионах. Впрочем, это сомнительное первенство могут оспорить у нее некоторые страны Латинской Америки, где действительно сложилась тяжелая ситуация с коронавирусом.

Неблагоприятное экономическое положение западных стран сказывается, в частности, на поставках металлолома. Поступление вторичного сырья уменьшилось из-за падения объемов металлообработки и инвестиций в новое оборудование, вследствие чего не отправляется на слом старое. В Турции, где экономика начала восстанавливаться после коронавируса, а металлургические компании расширяют производство стали, лом оказался в некотором дефиците и подорожал до мартовского уровня, потянув за собой прокат.

В Восточной Азии листовой прокат также достиг наивысшей отметки за без малого три месяца. Некоторые компании прогнозируют на сентябрь подорожание горячекатаных рулонов с поставкой во Вьетнам до $470-480 за т CFR. Это конечно, меньше, чем в начале текущего года, но по нынешним временам тоже неплохо.

Однако предел ценовому росту в Азии может поставить Китай. Местные компании охотно приобретают полуфабрикаты и горячекатаный прокат за рубежом, но весьма чувствительны к его стоимости. Пока железная руда стоит в Китае дороже $100 за т CFR вследствие сокращения ее добычи в Бразилии, стальная продукция также будет расти в цене. Но стоит китайцам приостановить или даже уменьшить объемы импорта, и котировки сразу отступят вниз. В частности, именно по этой причине в конце прошлой недели в Восточной Азии опять подешевела заготовка.

Российским экспортерам с начала июня удалось поднять свои экспортные котировки на $20-30 за т, но возможность дальнейшего повышения выглядит пока достаточно проблематичной. Беспорядки, охватывающие западные страны, отодвигают на второй план экономику, которая только начала выбираться из кризиса. Май был лучше апреля, но все-таки очень сложным месяцем, хотя режим карантина к тому времени был ослаблен. И прогнозы насчет июня тоже пока не блещут оптимизмом. Многие специалисты осторожно рассчитывают на улучшение в третьем квартале, но при условии, что в экономику не вмешаются ни вторая волна коронавируса, ни политика.

Российское руководство держится более оптимистично. В частности, по словам президента, несмотря на отдельные издержки, проблемы и потери, страна выходит из пандемии коронавируса уверенно и с минимальным ущербом. В принципе, да, могло было быть и хуже, хотя эпидемия и карантин ударили по всем, причинили (и все еще продолжают причинять) немало бед.

Сейчас, когда ограничения постепенно снимаются во многих регионах, на первый план выходит вопрос: сможет ли Россия достаточно быстро запустить экономику, как это сделал, например, Китай, либо нас ждет длительный и очень тяжелый период выползания из ямы, как в странах Евросоюза?

Возможности для более благоприятного варианта, безусловно, есть. России, можно сказать, повезло, что бизнес (в самом широком смысле слова) имеет у нас традиционно персонифицированный характер. Во главе ведущих государственных и частных компаний стоят не безликие наемные менеджеры, а реальные лидеры, имеющие за плечами не только противоречивый опыт 90-х гг., но и годы экономического подъема «нулевых» и первой половины 10-х, когда востребованными стали не «хищники», а созидатели. Это дает возможность запустить новый рост на базе нового уровня государственно-частного партнерства. Тем более, что и правительство готово быстро и без проволочек пройти свою часть пути. Судя по всему, заниматься бизнесом в России будет становиться проще, но, с другой стороны, и сложнее, поскольку цифровизация потребует не виданного у нас до сих пор уровня прозрачности компаний перед государством.

Впрочем, компании-лидеры и отрасли-лидеры были в нашей стране и в 2015-2017 гг. Основная проблема заключается в том, чтобы подтянуть к этому уровню остальную экономику, стимулировать потребительский и инвестиционный спрос, дать возможность всем нормально зарабатывать и с пользой тратить заработанное, обеспечивая доход другим экономическим субъектам.

Постоянное снижение затрат, грошовая экономия, чисто ценовая конкуренция в ущерб качеству и собственной прибыли – это путь в никуда, в ловушку всеобщей бедности и скукоживания рынка, на котором никто ничего не может ни купить, ни продать. Выйти из этого заколдованного круга можно двумя способами. Первый – это мощный экстенсивный рост, прилив, который поднимает все лодки. В наших условиях, когда новых рынков нет и взять их неоткуда, это, наверное, можно организовать, если ликвидировать дефицит денег в экономике эмиссионными средствами. Но для этого необходимы твердое доверие к национальной валюте, привычка к минимальной инфляции и ювелирное манипулирование денежной и товарной массой, чтобы не свалиться в гиперинфляцию. Сейчас по такому пути пытаются идти США, а мы пока наблюдаем со стороны за их экспериментом.

Второй путь – жесткий госкапитализм образца Японии 60-х гг., Южной Кореи 70-х, Китая 90-х и «нулевых» или Советского Союза начала 50-х. Экономика фактически представляет собой огромную централизованную корпорацию, хотя некоторые ее элементы могут быть частными компаниями. Малый и средний частный бизнес (или артели как в Советском Союзе) действует на подхвате у гигантов, а также занимается удовлетворением потребительского спроса на товары и услуги. Причем над ним также осуществляется весьма жесткий государственный контроль.

Возможно, есть еще и третьи пути перехода из бедности к относительной зажиточности, а от последней – к всеобщему благосостоянию. Но грабить кого-то - не в наших традициях, а остальные применимы лишь для малых стран, которые для чего-то сильно понадобились более мощным соседям и получили с того профит. Но это точно не наш случай, да и вышло уже из моды строительство «сияющих витрин капитализма», а «боевых хомячков» теперь, наоборот, стараются держать злыми и голодными.

Кризис, спущенный с цепи коронавирусом, действительно необратимо меняет наш мир. И при этом сравнительно небольших усилий хватит, чтобы он покатился в том или ином направлении – иногда, весьма странном с нашей нынешней точки зрения.


Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Беспределы роста
17.01.2021
Беспределы роста
Прошедший 2020 г. оставил в «наследство» рекордный за последние годы рост цен на стальную продукцию, обернувшийся более чем 50%-ным подорожанием проката в России. При этом факторы, которые спровоцировали этот подъем, пока продолжают действовать.

grth.jpg

По прогнозам металлургов, цены могут удержаться на достигнутом уровне до конца первого квартала, а то и продолжить повышение. Дальнейшее развитие рынка стали зависит от того, как сложится обстановка в мировой экономике в целом. И здесь возможны различные варианты. Подъем цен на стальную продукцию в четвертом квартале 2020 г. стал полной неожиданностью для подавляющего большинства участников рынка. Тем не менее, у него были вполне объективные причины, которые сейчас, задним числом, можно понять и объяснить.

Первоочередной причиной стал острейший дефицит предложения. В конце прошлого года стальной продукции внезапно не стало ни у кого. Покупателям пришлось платить буквально любые деньги за прокат или оставаться вообще без металла.

Истоки этой ситуации возникли еще в начале осени, когда считалось, что худшее для мировой экономики однозначно осталось позади. Предполагалось, что она вступает в период восстановительного роста. Тем более, что правительства многих стран запустили программы стимулирования экономики посредством государственных инвестиций, а население, не потратившее в 2020 г. деньги на туризм, развлечения, рестораны и т. д., вложило их в покупку товаров.

Наконец, все бросились пополнять исчерпавшиеся за весну и лето товарные запасы. В частности, по оценкам европейской ассоциации Eurometal, за 2019 г и первую половину 2020 г. складские резервы региональных металлоторговых компаний сократились на 19 млн. т, а осенью участники рынка вознамерились вернуть их на исходный уровень. В условиях постоянного подорожания спрос быстро приобрел характер ажиотажного, что способствовало дальнейшему ценовому подъему.

Металлургические компании, со своей стороны, не смогли удовлетворить этот спрос. Еще в октябре производство стали в США, Японии, некоторых европейских странах отставало более чем на 10% от показателей аналогичного месяца предыдущего года. Остановленные весной и в начале лета производственные мощности далеко не сразу были возвращены в строй.

Для российских компаний, которые и на пике коронавирусного кризиса не слишком сильно сбавляли выпуск стальной продукции, решающую роль сыграло резкое увеличение спроса на их продукцию за рубежом, что привело к вымыванию проката с отечественного рынка.

Проблемой для металлургов стало и значительное увеличение сырьевых затрат, потребовавшее наращивания оборотного капитала. Осенний подъем 2020 г. затронул не только стальную продукцию, но и сырьевые товары, в первую очередь, металлолом и железную руду.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Выжимание роста. Мировой рынок листового проката: 30 декабря — 12 января
16.01.2021
Выжимание роста. Мировой рынок листового проката: 30 декабря — 12 января
На мировом рынке листового проката продолжается рост цен. Где-то он идет через силу, как, например, во Вьетнаме, Турции или странах Персидского залива, где потребители сопротивляются дальнейшему подорожанию, отказываясь принимать новые котировки. В то же время, в США подъем продолжается прежними темпами, а горячекатаный прокат может превысить рекорды 2008 г.

listpro2021-1.jpg

Металлургические компании, по большей части, настроены оптимистично. Объем предложения с их стороны остается ограниченным, на ближайшие месяцы они обеспечены заказами, спрос достаточно высокий. Кроме того, есть основания ожидать, что правительства крупнейших стран мира продолжат вбрасывать в экономику новые триллионы, вследствие чего валюты будут обесцениваться, а цены на все товары — расти.

В этой обстановке роль тормоза для мирового рынка может сыграть Китай. Стоимость стальной продукции в этой стране в последнее время понизилась из-за резкого похолодания и дефицита электроэнергии. Китайский прокат дешевеет и на экспорте. Пока что влияние этого фактора ощущается только в ближайших странах Азии, но при сохранении этой тенденции китайская стальная продукция может проложить себе дорогу и в другие регионы.

Китайский рынок стали лихорадит. Новые вспышки коронавируса в провинции Хэбэй, сопровождаемые жесткими карантинными мероприятиями, и сильное похолодание, затронувшее промышленный северо-восток страны, привели к снижению видимого спроса на листовой прокат. Правда, на торгах Шанхайской фьючерсной биржи до 8 января наблюдался рост котировок, но в дальнейшем цены упали, равно как и на споте.

Очевидно, поэтому китайские компании в первой декаде января активизировали экспортные операции, не останавливаясь перед довольно существенными понижениями. В наибольшей степени подешевела при этом продукция с более высокой добавленной стоимостью, особенно, оцинкованная сталь, за последние три недели потерявшая порядка $70-80 за т. Экспортные котировки на горячекатаный прокат толщиной от 3 мм упали до $650-690 за т FOB в конце декабря. В начале января они, правда, снова превысили $700 за т FOB, но затем из-за слабого спроса китайские компании снова пошли на уступки.

listpro2021-2.jpg

Этот фактор оказывает влияние, прежде всего, на Вьетнам, где местные компании стараются платить за горячекатаный прокат от 3 мм не более $700 за т CFR. Предложения со стороны китайских компаний периодически достигают $720 за т CFR и более, но не подкрепляются конкретными сделками. Более тонкий материал под перекат превышает $700 за т CFR, но не сильно отдаляется от этого рубежа.

Такая позиция идет вразрез с ожиданиями металлургов. Китайская Baosteel в начале января объявила о повышении внутренних котировок на горячекатаный прокат по февральским контрактам почти на $55 за т. Вьетнамская Formosa Ha Tinh прибавила $70 за т, предлагая март по $710-720 за т CFR. Японская Nippon Steel объявила о подорожании февральского листового проката сразу на $144 за т, а стоимость японских горячекатаных рулонов под перекат приблизилась к $800 за т CFR Вьетнам. В Индии внутренние цены достигли рекордной отметки 58-60 тыс. рупий за т в январе (сейчас рупия практически равна рублю), что вызвало шквал протестов и обращений в правительство со стороны потребителей.

Как отмечают азиатские специалисты, с одной стороны, спрос на листовой прокат в тех же Индии или Вьетнаме весьма активный, тогда как объем предложения горячекатаной продукции в регионе сократился вследствие уменьшения индийского, японского и корейского экспорта. С другой, железная руда после очередного повышения в начале января стабилизировалась, а неблагоприятные погодные условия и ухудшение эпидемиологической ситуации ограничивают потребление. Если внутренняя ситуация в Китае в ближайшее время не улучшится, относительно недорогой экспорт из этой страны может потянуть вниз цены по всему региону с перспективами распространения, как минимум, на Латинскую Америку и Персидский залив.

Собственно, в последние дни появилась информация о предложениях китайского горячекатаного проката в Турцию по $720 за т CFR и в Евросоюз для переката и дальнейшего реэкспорта по $730 за т CFR. Это очень существенно уступает текущим показателям для этих рынков.

Так, турецкие металлургические компании стабилизировали котировки в конце декабря, но предлагают горячекатаный прокат не менее чем по $800 за т EXW с поставкой в апреле для национальных потребителей либо по $800 за т FOB на экспорт. Предложения из СНГ для Турции могут достигать более $760 за т FOB, хотя по другим направлениям цены ниже — примерно порядка $730-750 за т. Впрочем, производители считают, что повышение будет продолжаться, а нынешняя дороговизна на мировом рынке листового проката может сохраниться, как минимум, до конца первого полугодия.

Эти прогнозы базируются, в частности, на текущих предположениях европейских специалистов. Корпорация ArcelorMittal анонсировала новый подъем, доведя базовые цены на горячекатаный, холоднокатаный прокат и оцинкованную сталь соответственно до 730; 820 и 850 евро за т EXW. Под влиянием этого объявления котировки на горячекатаную продукцию в Германии, Франции и Бенилюксе действительно достигли 680-700 евро за т EXW за базу. После того как Европейская комиссия ввела антидемпинговые пошлины на турецкий прокат, импортные цены также вышли на уровень 685-700 евро за т CFR при ограниченном объеме предложения.

Европейские комментаторы при этом подчеркивают, что взлет цен не сопровождается значительным увеличением производства стальной продукции в регионе. Да, во втором квартале дистрибьюторы и конечные потребители, как ожидается, смогут довести до конца процесс восстановления складских запасов благодаря выполнению заказов, размещенных еще в ноябре-декабре. Но речь о понижении цен, возможно, зайдет не раньше апреля, когда будут заключаться контракты с поставкой в июне-июле.

Аналогичным образом могут развиваться события и в США. После того как металлолом в январе прибавил $90-100 за т по сравнению с предыдущим месяцем, местные металлургические компании снова резко взвинтили цены на прокат. Базовые котировки на горячекатаные рулоны превысили отметку $1100 за короткую т ($1213 за метрическую т) EXW и полным ходом приближаются к рекорду 2008 г. - $1300-1350 за т.

Американские металлурги еще в меньшей степени, чем их европейские коллеги, склонны к расширению производства, а конкуренция со стороны импорта остается минимальной. Правда, в начале января сообщалось о поступлении в порты турецкого горячекатаного проката примерно по $1110-1115 за т DDP ($908 без учета стальных тарифов), но пока эти поставки погоды не делают.

В то же время следует отметить, что рынки США и ЕС защищены от внешней конкуренции пошлинами и импортными квотами. В более открытых регионах появление в значимых объемах менее дорогостоящего китайского проката может потянуть цены вниз.

listpro2021-3.jpg

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
«Камтэкс-Химпром» модернизирует площадку фталевого ангидрида
15.01.2021
«Камтэкс-Химпром» модернизирует площадку фталевого ангидрида
Экспертный совет Фонда развития промышленности (ФРП) накануне нового года одобрил семь льготных кредитов на сумму более 1,27 млрд рублей. Один из них получит компания «Камтэкс-Химпром» (Пермь).

camtex.jpg
«Камтэкс-Химпром», фото ©www.skyscrapercity.com


Как сообщает пресс-служба ФРП, сумма займа составит 323 млн рублей. Эти средства пойдут на техническое перевооружение производства.

«“Камтэкс-Химпром” заменит физически и морально изношенный реактор для сохранения фактически единственного в России производства фталевого ангидрида, который используется в химической промышленности для производства лаков, красок и пластификаторов», – отмечает Фонд.

Информагентство «Интерфакс» уточняет, что общий бюджет проекта составляет 652,6 млн рублей.

Добавим, по данным «Камтэкс-Химпром», предприятие выпускает фталевый ангидрид с 1980 года. Тогда комплекс по производству этого продукта был поставлен из Западной Германии. В 1993 году компания после реконструкции объекта увеличила мощности по выпуску фталевого ангидрида с 60 до 90 тыс. тонн.

Как сообщается в отчетности компании за третий квартал 2020 года, объемы производства фталевого ангидрида с января по сентябрь составили 15 тыс. тонн или 79,16% от проектной мощности предприятия. Для сравнения, за аналогичный период 2019 года «Камтэкс-Химпром» изготовил 20,73 тыс. тонн продукта (81,24% мощности).

Источник: ЛКМ Портал