Российский производитель
защитных покрытий

Нездоровая экономика. Российский и мировой рынок стали: 1-8 августа 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
11 Августа 2021
Август на мировом рынке стали начался с нового поворота. В Китае все-таки немного откорректировали свою политику. Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что борьба с глобальным потеплением не требует суеты и кампанейщины, поэтому не надо с этим слишком торопиться и ставить перед собой нереальные цели уже на ближайшее будущее.

По мнению китайских комментаторов, это означает, что от национальной металлургической отрасли не будут требовать непременного возвращения к объемам производства 2020 г. Острого дефицита стальной продукции в ближайшем будущем можно не опасаться. В результате цены на прокат в Китае за неделю упали более чем на $50 за т. Впрочем, это пока только коррекция, а не перелом. Производство стали в Китае так или иначе будет сокращаться, может, просто не так радикально. Под влиянием этих ожиданий железная руда, которая весь июль котировалась на споте выше отметки $200 за т CFR Китай, подешевела до $170 за т и, вероятно, будет снижаться дальше.

Также китайские металлургические компании допускают возможное введение экспортных пошлин с 1 сентября. Вследствие этого они заблаговременно повышают цены для зарубежных покупателей. В результате сортовой и горячекатаный листовой прокат китайского производства в настоящее время котируются выше рынка и поэтому спросом не пользуются. Основными конкурентами для российских металлургов таким образом сегодня являются поставщики из Индии.

Наиболее острой проблемой на Дальнем Востоке стал коронавирус. Во Вьетнаме количество новых случаев исчисляется уже тысячами в день, в крупнейших городах объявлены локдауны. Вьетнам не только начал импортировать меньше горячекатаного проката и сбавил цены на него, но и сам приступил к продажам своей продукции в Европу, причем, весьма дешево, по тамошним меркам.

В Китае регистрируется более чем по сотне новых случаев в день. Там начинают сажать население на карантин и вводить широкомасштабные транспортные ограничения. Если эпидемиологическая ситуация будет обостряться, возможны серьезные экономические последствия. Китайцы — народ суровый, и с локдаунами, как показал опыт прошлого года, не задержатся. Впрочем, может все и обойдется более мягкими вариантами. Спрос на импортную заготовку в Китае между тем рухнул, а встречные предложения от местных компаний опустились к концу прошедшей недели до около $660 за т CFR против $710-725 за т в последних числах июля. Подешевели полуфабрикаты и на ближневосточном направлении под влиянием снижения цен на металлолом в Турции. Пожалуй, отмена минимальной экспортной пошлины на российскую заготовку в размере $115 за т уже назрела и стала крайне актуальной для металлургов.

На отечественном рынке — пока без принципиальных изменений. Никто из производителей не стал ни сворачивать выпуск, ни резко менять направления торговых потоков. В то же время, сильно повысилась привлекательность Казахстана как направления экспорта. А цены на некоторые виды стальной продукции на местном рынке в кои-то веки стали ниже российских. Кстати, и казахстанский прокат в России начал предлагаться на весьма выгодных для покупателей условиях.

Стоимость стальной продукции в России, впрочем, и так продолжает идти вниз по всем рыночным сегментам. Арматура и фасонный прокат медленнее, учитывая сезонный подъем в строительном секторе и снова подорожавший металлолом, а листовой — быстрее. Потребители задумчиво смотрят на экспортные котировки и считают паритет с учетом пошлины. Кстати, по горячекатаному прокату это ниже 70 тыс. руб. за т с НДС.

Тем не менее, металл у нас по-прежнему дорог. Поэтому, как сообщил «Интерфакс», глава РЖД Олег Белозеров попросил у государства субсидию на сумму 17 млрд. руб. для компенсации роста цен на металлопродукцию. В качестве альтернативы предлагается повышение железнодорожных тарифов.

Пожалуй, это именно тот случай, когда доходы, полученные государством от экспортных пошлин на металлы, следует направить целевым образом на покрытие дополнительных затрат потребителей. РЖД так или иначе свое возьмет, а от повышения тарифов на перевозки неприятно станет всем.

После вступления в силу пошлин в правительстве перешли к вопросу о более тонкой настройке этого механизма. Так, по данным «Коммерсанта», Минпромторг занялся сбором данных о финансовом положении электрометаллургических предприятий за последние три года с учетом ввода экспортных пошлин в России и будущих углеродных тарифов в Евросоюзе.

Также ведомство должно будет представить позицию «о целесообразности» применения единообразных подходов в части установления экспортных пошлин на металлургическую продукцию. Что же, в этом есть прямой резон. Мини-заводы и в самом деле находятся в более сложном положении, чем меткомбинаты, и не стоит мерить всех российских металлургов единой меркой.

А Министерство экономического развития совместно с Минфином должны до конца года представить в правительство предложения по модификации налоговой системы специально для металлургов, чтобы иметь возможность в будущем облагать конъюнктурные сверхдоходы по более высокой ставке, не прибегая к такому экстраординарному инструменту как экспортные пошлины. И это, скорее всего, не ограничится повышением НДПИ, о котором заявил президент

В общем, нет ничего более постоянного, чем временные меры. Зато металлурги могут хотя бы гордиться тем, что государство ставит их практически наравне с нефтяниками.

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин на прошлой неделе снова привлек к себе внимание, дав интервью РБК, в котором заявил, что Россия придерживается устаревшей экономической модели, которая не обеспечивает высоких темпов экономического роста. По его мнению, для этой проблемы есть два решения. Во-первых, России следует сосредоточиться на экспорте, причем не энергоносителей и сырья, а чего-то потребительского, востребованного во всем мире, типа айфонов. Во-вторых, рост может дать увеличение внутренних инвестиций, для чего нужно больше свободы предпринимательства и защиты прав собственности.

Строго говоря, Алексей Кудрин, как та мудрая сова, совершенно прав. Современная российская экономическая модель плоха тем, что в ней создается слишком мало добавленной стоимости. В последние тридцать лет в мировой экономике создалась такая система разделения труда, в которой большая ее часть образовывается не в производстве, а в потреблении.

Те же условные айфоны изготовляет на гигантских фабриках в Китае тайваньская компания Foxconn, на которую работают 1,3 млн. человек. Благодаря достижению максимальной эффективности и огромной экономии на масштабах себестоимость каждого отдельного устройства исчисляется, максимум, парой десятков долларов. Причем в этот показатель включена минимальная, в единицы процентов, рентабельность самой Foxconn и еще меньшая — всех участников производственной цепочки, которые изготовляют по ее заказам металлические и пластиковые детали, микропроцессоры и т. д.

Большущая разница между ценой изготовителя и продажной ценой айфона в магазине обеспечивает прибыли разработчикам новых моделей, маркетологам, рекламщикам, продавцам и всей западной «экономике услуг», которая за счет этого и может позволить себе высокие налоги и номинально высокие доходы основной массы населения. Вот если бы России удалось совершить этот «фазовый переход» от преимущественно производящей к экспортно-потребительской экономике, перейти с первых звеньев производственных цепочек на последние, тогда — о, да! Темпы роста были бы у нас не хуже, чем в первое десятилетие XXI века, когда после кризиса 90-х, фактически выбившего Россию в «третий мир», произошел качественный скачок на уровень новых рыночных стран среднего достатка.

Можно ли этого реально добиться в наших условиях? Алексей Кудрин называет два возможных направления — экспорт востребованной высокотехнологичной или хотя бы хайповой продукции с высокой добавленной стоимостью и развитие предпринимательства. Насчет экспорта, в принципе, верно. В настоящее время есть всего два высокотехнологичных направления, в которых Россия занимает лидирующие позиции в мире. Это вооружения и атомная энергетика. Пожалуй, есть перспективы у авиастроения. Есть отдельные точечные прорывы наподобие искусственного сапфира или графеновых нанотрубок. Но это продукция совершенно не массовая. С остальным сложно. А хайп... Это, увы, совсем не про нас. Кроме того, современный мировой рынок ни в коем случае не является свободным. Во многие привлекательные ниши чужаков просто не допустят.

Тем не менее, какие-то обходные действия тоже можно найти. Например, в сегодняшнем мире одноразовых вещей можно застолбить за собой имидж поставщика крепких добротных товаров, которые не выходят из строя сразу же после истечения срока гарантии. Тем более, что подобные исторические традиции у нас как раз имеются. Кроме того, не стоит пренебрежительно относиться и к нашим традиционным преимуществам. Во время дефицита и дороговизны ресурсов быть экспортером продовольствия, энергоносителей, сырья и металлов совсем даже неплохо.

Что касается предпринимательства, то здесь важны два аспекта. Первый — это действительно защита прав собственности. Общество, в котором у человека можно запросто отобрать результаты его труда, в том числе, предпринимательского, не имеет будущего.

Второй вопрос — надо поднимать прибыльность массового бизнеса. Недавно ведущие строительные компании пожаловались правительству, что при нынешней системе госзаказа могут зарабатывать только мошенники и халтурщики, занижающие цены и экономящие на всем, что только можно и нельзя. При более-менее качественной работе оплата по госконтракту не покроет расходы. Точку зрения строителей предварительно поддержали в Министерстве экономического развития, но раскритиковали в Минстрое и Минфине.

Пожалуй, все-таки надо признать, что наша страна не настолько богата, чтобы сначала позволять себе дешевку, а потом тратить многократно большие деньги на переделки, ремонты и устранение неблагоприятных последствий. Тем более, что средства в стране есть, судя по бюджетам национальных проектов. Да и какие-никакие методики по борьбе с нецелевым использованием наработаны. Так почему бы государству не взять на себя инициативу по созданию экономики, в которой можно честно и много заработать?!

Наша экономика действительно не совсем здорова. Ей надо выздоравливать, чтобы иметь возможность ускориться. А если удастся хоть немного подлечиться от давней болезни грошовой экономии на людях и качестве, это будет, без сомнения, сильный рывок вперед.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Не порвалось бы там, где тонко! Российский и мировой рынок стали: 12-19 сентября 2021 г.
22.09.2021
Не порвалось бы там, где тонко! Российский и мировой рынок стали: 12-19 сентября 2021 г.
Лето 2021 г. выдалось жарким, но и прохладный сентябрь выдал такой угар, что мало никому не показалось! События снова ускоряются, и впереди нас могут ждать весьма серьезные перемены в окружающем мире.

В российской металлургической отрасли темой номер один на прошедшей неделе стала налоговая нагрузка на сталелитейные предприятия в 2022 г. По данным «Интерфакса», Минфин, впечатленный рекордными прибылями металлургов в текущем году, желает дополнительно собрать с них порядка 250 млрд. руб. Вопрос только в том, как это провернуть.

Первый вариант представляет собой повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Эта мера затронет только ведущие вертикально интегрированные металлургические компании, доминирующие в секторах листового и фасонного проката. Мини-заводов, которых больше всего задели действующие в настоящее время экспортные пошлины, она не коснется.

По данным «Коммерсанта», НДПИ в будущем году хотят повысить в три раза. При этом рассматривается вариант с гибко изменяемой ставкой, привязанной к ценам на ресурсы и объемам добычи, а не к себестоимости сырья, как сейчас.

Однако проблема здесь заключается в том, что котировки на железную руду и коксующийся уголь (а именно эти ресурсы российских металлургических групп, в основном, облагаются НДПИ) в последнее время относительно слабо коррелируют со стальной продукцией. Кроме того, такая мера будет вести к повышению себестоимости выплавки стали в России, т. е. к лишению отечественных металлургов важного конкурентного преимущества.

Впрочем, «Интерфакс» сообщает и об альтернативном варианте, который заключается в повышении для металлургов налога на прибыль и взимании его по гибкой ставке, более высокой для той части прибыли, которая направляется на выплату дивидендов, и менее высокой для средств, идущих на инвестиции.

Подход, без сомнения, интересный и по-своему справедливый. Но его недостаток заключается в новизне данного предложения. Так у нас никогда не делали, поэтому Минфин опасается непредсказуемости поступлений сборов от подобным образом модифицированного налога. Однако такие вещи все равно надо проверять на практике, а при выработке оптимального механизма его вполне можно применять не только к вертикально интегрированным металлургическим компаниям, но и к иным отраслям.

Правда, ирония заключается в том, что тема обложения сверхдоходов меткомбинатов развивается именно в то время, когда эти сверхдоходы постепенно уходят в прошлое. Цены на листовой прокат падают как в России, так и на зарубежных рынках.

Внутренние цены на горячекатаную продукцию, в частности, уже вернулись на уровень марта текущего года. На повестке дня, например, ставится снижение цен на рулон для производства труб до 60 тыс. руб. за т CPT (по крайней мере, до этой отметки упали некоторые виды трубной продукции у определенных поставщиков), горячекатаный лист уже предлагается комбинатами по 70 тыс. руб. за т, а оцинкованная сталь кое-где уже продается менее чем по 100 тыс. руб. за т. И все это — еще не дно.

На мировом рынке ситуация тоже аховая. Цены там падают не так быстро, но спрос повсеместно низкий. Многие потребители сделали крупные закупки в августе и пока не нуждаются в совершении новых сделок. В Азии продолжается борьба с коронавирусом посредством локдаунов, пошла на спад Западная Европа. Да и вообще, в мировой экономике нарастают неблагоприятные тенденции, причем сразу по нескольким фронтам. Так, все более странные вещи происходят в Китае. По оценкам Platts, есть все шансы на то, что производство стали в стране в 2021 г. таки окажется ниже, чем в прошлом году! Для этого достаточно, чтобы в последние четыре месяца среднесуточная выплавка стали находилась на августовском уровне 2,685 млн. т. А ведь, по крайней мере, в сентябре она будет ниже. Растет количество провинций, в которых власти вводят дополнительные ограничения на выплавку стали.

Причин подобного спада несколько. В правительстве КНР снова говорят о необходимости снижения выбросов углекислого газа металлургической промышленностью. Кроме того, в последнее время на первый план выходит проблема энергосбережения.

Вообще, в китайской энергетике в этом году происходит что-то невообразимое. Холодная зима, жаркое лето и промышленный подъем на прошлогодних заказах привели к резкому увеличению спроса на электроэнергию. А вот с генерацией возникли проблемы. ГЭС, которые обычно дают более 20% выработки, в этом году снизили обороты из-за неблагоприятных погодных условий. Альтернативная энергетика, в которую Китай вкладывает больше всех в мире, нарастила выработку, но покрыла менее 20% от дополнительного спроса. Доля газа в китайской энергетике незначительная, атомные реакторы и так загружены полностью, так что основная нагрузка легла на угольные ТЭС.

И вот тут сказалось то, что в последние годы китайцы сокращали долю угольных энергоблоков в генерации, а в текущем году национальная угледобывающая отрасль стагнирует, прежде всего, из-за закрытия многих предприятий, не вписавшихся в ужесточившиеся стандарты безопасности труда. При этом на угольных шахтах все не прекращаются аварии и несчастные случаи, словно китайских угольщиков накрыла некая черная полоса.

В результате уголь в Китае в жутком дефиците. Качественные энергетические марки превысили отметку 1000 юаней ($155) за т, тогда как в правительстве считают оптимальным интервалом 500-570 юаней за т. Коксующийся уголь как раз на прошлой неделе достиг умопомрачительных $560 за т CFR. К слову сказать, китайские компании импортируют чугун менее, чем по $540 за т CFR.

Из-за проблем с энергоснабжением останавливаются ферросплавные заводы, сокращается производство алюминия и кремния. Цены на эти материалы в Китае достигли наивысшего уровня с 2008 г., а то и вовсе ставят абсолютные рекорды. И что с этим делать, пока не понятно.

Китайская экономика между тем идет на спад и снижает потребности в стальной продукции. По данным Национального бюро статистики КНР, а августе продажи автомобилей упали на 17,8% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, а экскаваторов и прочей тяжелой техники — на 13,7%. Согласно расчетам Platts, в том же августе инвестиции в инфраструктурные проекты были на 7% меньше по сравнению с августом 2020 г., а совокупная площадь новых строек в жилищном секторе снизилась на 17%.

В мировых СМИ обсуждаются проблемы компании Evergrande, второго по величине девелопера в Китае. Комментаторы опасаются, что 20 сентября она не сможет выплатить проценты по очередным займам, а всего долгов у нее набирается на ТРИСТА МИЛЛИАРДОВ долларов. Компания очень активно строилась в расчете на непрекращающийся бум на рынке недвижимости. Одних только «дольщиков» у нее насчитывается порядка 1,2 млн. Даже намеки на дефолт такого гиганта — это очень неприятно, и хотя Evergrande отрицает подобные слухи, ситуация для нее сложилась критическая.

Правда, два хороших дела для мирового рынка Китай сейчас делает. Во-первых, китайские металлургические компании сильно сократили экспортные поставки, так что российским металлургам не надо конкурировать хотя бы с ними. Во-вторых, снижение выплавки стали в Китае обвалило цены на железную руду. Она уже подешевела до немногим более $100 за т CFR, а вскоре, очевидно, окажется ниже этого рубежа. А значит, у металлургов уменьшается себестоимость.

Однако проблемы мировой экономики не ограничиваются Китаем. Очень сильно лихорадит энергетический рынок. В Европе природный газ на прошлой неделе доходил до более $950 за 1 тыс. куб. м, и хотя в дальнейшем он снизился до около $800, проблема от этого не стала менее острой. Слабые ветры стали в последние месяцы настоящей катастрофой для европейской энергетики, вынужденной срочно расконсервировать закрытые угольные энергоблоки и больше сжигать жутко дорогого природного газа. Так как энергетикам еще приходится платить порядка 60 евро за тонну выбросов углекислого газа, тарифы на электроэнергию взлетели до рекордных отметок.

В Великобритании уже остановились два завода по производству минеральных удобрений. Занимающаяся тем же бизнесом норвежская компания Yara из-за рекордно высоких цен на газ объявила о сокращении выпуска аммиака на своих европейских заводах примерно на 40%. По оценкам Platts, резкое подорожание электроэнергии, угля и газа уже начинает оказывать негативное воздействие на деятельность европейских и турецких мини-заводов.

Продолжается кризис в сфере контейнерных и вообще морских перевозок. По данным компании Drewry Shipping, тарифы на фрахт контейнеровозов сейчас в 8,3 раза превышают средний уровень за последние 5 лет для этого времени года, а на фрахт сухогрузов-балкеров класса Capesize — в 2,5-3 раза. Кстати, благодаря этому в России возникло новое направление для импортозамещения. Если раньше очень многие товары было выгодно ввозить контейнерами из Китая, то теперь куда более привлекательными стали российские аналоги.

Еще одна проблема, о которой во всеуслышание говорят во всем мире, - это нарастающий дефицит рабочей силы в реальном секторе экономики. Не хватает докеров, водителей грузовиков, медсестер, рабочих на заводах, строителей... Это актуально и для нас — те пресловутые 200 тыс. мигрантов, которых недостает на стройках Москвы, не с потолка взялись.

Представляется, что данная проблема имеет системный характер и может решаться только системным путем. Ее корни заключаются в том, что подобные рабочие места, считающиеся (и являющиеся!) низкооплачиваемыми с зарплатами в 20-30 тыс. руб., окончательно потеряли всякое подобие привлекательности. В нормальных условиях нормальный человек, которому надо жить и кормить семью, на них не пойдет.

И потому, раз нынешний кризис показал, что без реального сектора экономики жить нельзя, а он нуждается в профессионалах даже на низовых уровнях, надо кардинально менять условия и приоритеты. Следует возвращаться к практике 60-70 гг., кстати, и у нас, и в западных странах, когда рабочий на заводе или в сервисном металлоцентре на свою зарплату и премию мог спокойно позволить себе машину, жилье, летний отдых, образование для детей и качественную медицину. Причем не только сегодня, но и завтра, и послезавтра, и до самой пенсии. Лишь при таком условии, а также при наличии развитой системы обучения рабочие профессии снова станут востребованными на рынке труда, а за станками займут места профессионалы, готовые десятилетиями совершенствовать свои навыки.

Конечно, такие проблемы быстро не решаются, но мир, похоже, находится накануне неких радикальных перемен, когда ускоряются все процессы. Причем сейчас ситуация выглядит так, что вокруг нас появилось множество «тонких мест», которые могут прорваться неожиданным кризисом.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Приближение новых реальностей. Российский и мировой рынок стали: 5-12 сентября 2021 г.
21.09.2021
Приближение новых реальностей. Российский и мировой рынок стали: 5-12 сентября 2021 г.
За прошедшую неделю на мировом и российском рынке стали, на первый взгляд, не произошло никаких существенных изменений. Цены на стальную продукцию в России продолжали снижаться, в других регионах существенных изменений, по большей части, не происходило. Тем не менее, сейчас можно заметить появление новых тенденций, которые, возможно, станут определять рыночную обстановку в четвертом квартале.

Для отечественного рынка таким изменением должно стать прекращение ценового падения. Можно предположить, что в октябре, а может, и до конца сентября котировки нащупают дно.

Очевидно, это произойдет не одновременно во всех сегментах. Так, раньше всего может наступить стабилизация цен на рулон для производства труб, поскольку его стоимость в России уже сейчас лишь немного превышает экспортный паритет, причем с уплатой пошлины. В то же время, арматуре или прокату с покрытиями еще есть, куда падать. Тем более, что в этих секторах не так много времени осталось до начала сезонного снижения потребительской активности.

Судя по всему, минимальным уровнем для стальной продукции в России является экспортный паритет с учетом пошлины. При этом металлурги уже видят «свет в конце туннеля»: в ноябре они начнут внешние продажи по январским контрактам, т.е. уже без взимания тарифа, который, согласно заявлениям правительства, не будет продлен на 2022 г.

Правда, чтобы повернуть котировки в сторону повышения, меткомбинатам понадобится и улучшение внешней конъюнктуры. В последнее время они столкнулись с сокращением спроса за рубежом. Вследствие этого излишки приходится сбывать на внутреннем рынке, так что для торговых домов металлургических компаний объемы продаж по тоннажу сейчас важнее цен. Однако об этом речь пойдет немного позже.

Вообще, с точки зрения производителей текущая обстановка не выглядит такой уж неблагоприятной. Даже при наличии экспортных пошлин и в условиях понижения котировок на внешнем и внутреннем рынке они остаются высокоприбыльными. Мировые цены на железную руду падают, причем, похоже, необратимо. Значит, у меткомбинатов уменьшаются затраты. Наконец, сокращение спроса на их продукцию наблюдается лишь в отдельных сегментах. А вот, например, прямые поставки российским промышленникам у них идут очень даже хорошо.

Российская экономика в последние годы развивается очень неравномерно, причем контрасты имеют тенденцию к усилению. Так, подорожание стальной продукции в текущем году нанесло очень сильный удар по металлоторговле, особенно, в розничном секторе, для которого основными движущими силами являются индивидуальное жилищное строительство, а также малый и средний бизнес. Падение спроса на прокат и металлоизделия со стороны этих групп потребителей составило по тоннажу 40-60% по сравнению с оживленным третьим кварталом прошлого года.

Причем восстановления этого сегмента рынка в обозримом будущем не произойдет. Для этого нужно, чтобы или цены хотя бы приблизились к прежним отметкам, или выросли доходы у населения и малого бизнеса, или чтобы потребители привыкли к новым расценкам и воспринимали их как должное. Быстро это не случится.

В то же время, инфраструктурное строительство развивается сейчас небывалыми темпами. Ввод в строй жилья в текущем году, очевидно, установит рекорд. В ряде отраслей промышленности происходит рост инвестиций в новые проекты. Постепенно, по шажку, движутся процессы импортозамещения, причем даже в тех отраслях, где зависимость от внешних поставок наблюдалась еще в советские времена. Так, например, что-то сдвигается с места в микроэлектронике и станкостроении.

Мало-помалу эволюционируют российские сервисные металлоцентры. Они становятся более диверсифицированными, осваивают новые направления деятельности. В нашей стране начинает создаваться индустрия джоб-шопов – небольших предприятий, оказывающих услуги по изготовлению продукции по чертежам заказчика. Отсюда остался один шаг до полноценного производства комплектующих, дефицит которого является одной из наиболее острых проблем отечественного машиностроения.

Так или иначе, замещение импорта всякой «мелочи» становится велением времени. Мировой транспортный сектор находится в состоянии коллапса. По данным компании Drewry, стоимость перевозки грузов в контейнерах в настоящее время более чем в 5 раз превышает показатели первой половины 2020 г. При этом, рост все еще продолжается. Замедление грузооборота в портах, карантины, нехватка рабочей силы, дефицит контейнеров и судов резко понизили связность мировой экономики.

Результаты кризиса в сфере перевозок, очевидно, очень ярко проявятся в ближайшие месяцы. Если четвертый квартал прошлого года ознаменовался потребительским бумом, то в этом году мы, скорее всего, увидим «потребительский обвал». Спрос на товары, может, и есть, но вот привезти их в нужных объемах и в требуемые сроки весьма проблематично.

Впрочем, наличие спроса – это тоже очень большой вопрос. На протяжении последних 14-16 месяцев западные страны вбрасывали в свои экономики триллионы долларов и евро, компенсируя населению и бизнесу потери, нанесенные локдаунами и прочими мерами по борьбе с ковидом. Однако с продолжением такой политики возникли проблемы. По итогам августа индекс цен производителей (PPI) в еврозоне составил рекордные за все время проведения измерений этого показателя (с 1982 г.!) 12,5%. В США он тоже установил новый рекорд на отметке 8,3%, а Китае был достигнут наивысший уровень с сентября 2008 г. – 9,5%. Более того, инфляция проникает и на потребительский рынок.

Поэтому в США и Евросоюзе всерьез поднимается вопрос о том, чтобы притормозить «печатный станок» и снизить государственные расходы – в первую очередь, на всякие компенсации и пособия. Таким образом, искусственный, рожденный денежной эмиссией спрос, разогнавший подъем цен на ресурсы, включая стальную продукцию, начнет сдуваться.

Кстати, в начале сентября на европейском рынке наблюдалось некоторое понижение цен на листовой прокат, которое объяснялось местными специалистами именно сужением спроса. А в США подъем котировок на данную продукцию, кажется, уперся в конце августа в потолок. В принципе, стоимость стальной продукции в ЕС еще может подняться, если для европейских металлургов с 1 ноября или 1 декабря отменят американские стальные тарифы, но внутренние возможности для роста региональный рынок, похоже, исчерпал. Зато в Китае горячекатаный прокат пошел вверх, достигнув максимального уровня с начала августа. Кроме того, китайские прокатчики активизировали закупки импортной заготовки, которая в ответ подскочила от $675-690 за т CFR в первых числах сентября до $700-720 за т. В то же время, железная руда в Китае продолжает падать и к концу прошедшей недели опустилась до менее $130 за т CFR.

Вообще, политику китайских властей так и хочется обозвать старинным политическим термином «волюнтаризм». Скажем так, народ чудит не по-детски. Последние законы по борьбе с социальными сетями и видеоиграми, по уничтожению частных репетиторов как класса, по недопущению переедания и продвижению здорового образа жизни поневоле наталкивают на мысль о том, что китайское руководство окончательно разочаровалось в попытках вписаться в западный мир, а теперь старается из него срочно «выписаться». В то же время, Китай пока продолжает продвигать западную политику по борьбе с глобальным потеплением и под этим предлогом требует от металлургов сокращать производство стали и алюминия.

Между прочим, для мирового рынка это хорошо. Экспорт китайского проката за рубеж упал, так как данная продукция востребована внутри страны. Китайцы не сбивают цены, что особенно важно в условиях локдаунов во Вьетнаме и других странах Юго-Восточной Азии. А если после завершения дождливого сезона в конце сентября активизируется спрос на стальную продукцию в Индии, то конкуренция на мировом рынке листового проката и вовсе ослабнет. Так что, у российских меткомбинатов есть неплохие шансы, как минимум, на стабилизацию своих экспортных котировок в текущем месяце.

Понятно, что все новые тенденции – это до первого серьезного изменения в китайской, американской или европейской экономике и политике. По-прежнему актуальной остается проблема с коронавирусом и борьбой с ним, что тоже может дать неожиданные повороты. Однако пока что мировой рынок стали идет от медленного спада к стабилизации благодаря повышению цен на прокат в Китае и увеличению объемов китайского импорта заготовки.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Взгляд на Восток. Российский и мировой рынок стали: 29 августа — 5 сентября 2021 г.
13.09.2021
Взгляд на Восток. Российский и мировой рынок стали: 29 августа — 5 сентября 2021 г.
Главным событием прошедшей недели стал, без сомнения, Восточный экономический форум (ВЭФ), на котором были озвучены весьма амбициозные планы развития Дальнего Востока и Арктики. Очевидно, эти регионы значительно нарастят потребление металлопродукции в ближайшие годы.

Как, в частности, сообщил генеральный директор ИнфраВЭБ (входит в Группу ВЭБ.РФ) Денис Ноздрачев, общая стоимость промышленных и инфраструктурных проектов в Арктике и на Дальнем Востоке, часть из которых уже реализуется, а часть — рассматривается, составляет 2,4 трлн. руб.

Возле Владивостока предложено построить целый город на 300 тыс. жителей, для которых, естественно, будут созданы новые рабочие места. Будет обустраиваться трасса Северного морского пути, разрабатываться нефтяные и угольные месторождения Таймыра, добываться медь на Чукотке, строиться новые заводы по сжижению газа. Как раз к старту ВЭФ на Амурском ГПЗ была запущена первая линия по производству гелия.

Все это производит устойчивое впечатление, что Россия все больше будет прирастать Дальним Востоком и Арктикой. Там начинается новый инвестиционный цикл, что создает мощный источник спроса на ресурсы, в том числе, стройматериалы и металлопродукцию.

Собственно, один проект по строительству завода по производству судостроительного листа на 1,5 млн. т в год с инвестициями в 158 млрд. руб. на ВЭФ был уже озвучен. Правда, вызывают некоторый напряг планы инвестора выпускать еще 250 тыс. т труб большого диаметра в год. Да, для местных потребителей производство ТБД на Дальнем Востоке будет выгодно с точки зрения логистики. Но для российского рынка в целом еще одно предприятие данного профиля — это сильный перебор.

Достаточно много на ВЭФ говорилось о переходе к безуглеродной энергетике, который провозгласили западные страны. В последнее время они все более активно стремятся прогнуть весь мир под свои климатические идеалы, и мир... в целом прогибается. У нас тоже озаботились выбросами парниковых газов, правда, с продвижением своих методов верификации. Некоторые известные предприниматели даже заявляют, что российский природный газ может оказаться невостребованным уже в 2030-2035 гг. (привет большим трубникам!) или даже, что если российская экономика срочно не «позеленеет», ей придет полный кирдык и разорение.

В то же время, следует отметить, что в триумфальном шествии альтернативной энергетики пока больше пиара, чем реальных достижений. Прошедшее лето показало, что она еще не является надежным источником энергии.

В последние месяцы в Китае, Индии, странах Восточной Азии, Евросоюзе и США наблюдался повышенный спрос на электроэнергию из-за жаркой погоды и постковидного восстановления экономики. При этом засуха в Южной Америке и на западе США привела к падению выработки электроэнергии на ГЭС, в Европе выдалось маловетренное лето, а в Китае с точки зрения гидроэнергетики 2021 г. выдался не выдающимся. И сразу оказалось, что покрыть возросшие потребности населения и промышленности могут только угольные и газовые энергоблоки. А цены на уголь и природный газ при этом достигли многолетних максимумов, а то и вовсе рекордных значений.

Проблема заключается в том, что все эти «умные» сети, «хранилища» электроэнергии на тысячи мегаватт-часов и водородные технологии пока что разработаны, в основном, на лабораторном уровне или, в лучшем случае, внедрены в единичных проектах. Чтобы вывести их на широкую промышленную основу, понадобятся многие годы и триллионы долларов. А кампания против угля, газа и нефти ведется уже сейчас, причем, во всевозрастающих масштабах. Так можно доиграться и до реального энергодефицита!

Между тем, в мировой экономике более чем хватает проблем и помимо глобального потепления. Продолжает обостряться транспортный кризис. В августе снова подскочили цены на контейнерные перевозки и тарифы на фрахт. Причем, по мнению отраслевых аналитиков, осенью весьма вероятны новые повышения.

Логистические проблемы усиливают все более заметно проявляющуюся тенденцию сужения спроса на стальную продукцию. Сейчас на мировом рынке практически нет покупателей, нуждающихся в значительных объемах проката и полуфабрикатов и готовых платить за них дорого. Во Вьетнаме продолжаются локдауны. Турецкая экономика сильно изменилась за лето, сбавив темпы роста. Снижение инвестиционной и строительной активности наблюдается в странах Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Европы.

В Китае, как стало традиционным в этом году, пытаются одновременно бежать во все стороны. В первых числах сентября цены на прокат на местном рынке возросли на ожиданиях традиционного осеннего оживления, в первую очередь, в строительной отрасли. Между тем, китайские власти продолжают политику ограничения производства стали с целью улучшения экологической обстановки и борьбы с глобальным потеплением. Впрочем, это хорошо хотя бы тем, что Китай сокращает экспорт стальной продукции. Хотя бы он не давит на цены.

Во второй половине сентября, когда подойдет к концу дождливый сезон, должен активизироваться и азиатский рынок. Во всяком случае, могут сократить свои внешние продажи индийские металлурги. Однако пока в регионе ходит коронавирус, а правительства отвечают на него карантинами и локдаунами, рассчитывать на сильный экономический подъем никак не приходится.

Российские компании и в таких условиях находят рынки сбыта, но цены на их продукцию упали до апрельских отметок. Горячекатаный прокат опустился до $870-875 за т FOB Черное море, а то и ниже, заготовка из СНГ котируется менее чем по $600 за т FOB. При этом меткомбинаты усиленно пытаются проталкивать свою продукцию на сужающийся рынок и тем самым только сбивают цены еще ниже.

На внутреннем российском рынке продолжается падение. Некоторые компании словно соревнуются друг с другом в скоростном спуске. Среди них есть и производители, и металлотрейдеры. Если продолжать в том же духе, то через пару недель котировки на арматуру и горячекатаный прокат опустятся на уровень экспортного паритета, причем с учетом уплаты пошлин.

Многие участники рынка уже ждут, чтобы меткомбинаты, наконец, указали, какой именно уровень они считают «дном», ниже которого они не провалятся. Но остановить разогнавшуюся за два с лишним месяца ценовую лавину будет непросто. Особенно с учетом того, что дела на мировом рынке тоже идут не лучшим для производителей образом. Впрочем, есть вероятность, что во второй половине сентября или в начале октября экспортные котировки стабилизируются, а может, и немного отскочат вверх.

Правительство пока не собирается вносить коррекции в уровень экспортных пошлин именно на стальную продукцию, хотя на чугун, возможно, ставка будет снижена. Сам эксперимент, скорее всего, продлится только до конца текущего года, но в 2022 г. пошлины, вероятно, сменит более гибкая система с переменной ставкой НДПИ. В общем, меткомбинаты в любом случае «попали».

Хотя, чем ниже цены на стальную продукцию, тем быстрее восстановится спрос на нее. Реальное потребление проката в России неплохое, перспективы, как показал ВЭФ, достаточно хорошие. Надо только навести, наконец, порядок с ценами. Резкие перепады уже, признаться, утомили.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»