Российский производитель
защитных покрытий

Не порвалось бы там, где тонко! Российский и мировой рынок стали: 12-19 сентября 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
22 Сентября 2021
Лето 2021 г. выдалось жарким, но и прохладный сентябрь выдал такой угар, что мало никому не показалось! События снова ускоряются, и впереди нас могут ждать весьма серьезные перемены в окружающем мире.

В российской металлургической отрасли темой номер один на прошедшей неделе стала налоговая нагрузка на сталелитейные предприятия в 2022 г. По данным «Интерфакса», Минфин, впечатленный рекордными прибылями металлургов в текущем году, желает дополнительно собрать с них порядка 250 млрд. руб. Вопрос только в том, как это провернуть.

Первый вариант представляет собой повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Эта мера затронет только ведущие вертикально интегрированные металлургические компании, доминирующие в секторах листового и фасонного проката. Мини-заводов, которых больше всего задели действующие в настоящее время экспортные пошлины, она не коснется.

По данным «Коммерсанта», НДПИ в будущем году хотят повысить в три раза. При этом рассматривается вариант с гибко изменяемой ставкой, привязанной к ценам на ресурсы и объемам добычи, а не к себестоимости сырья, как сейчас.

Однако проблема здесь заключается в том, что котировки на железную руду и коксующийся уголь (а именно эти ресурсы российских металлургических групп, в основном, облагаются НДПИ) в последнее время относительно слабо коррелируют со стальной продукцией. Кроме того, такая мера будет вести к повышению себестоимости выплавки стали в России, т. е. к лишению отечественных металлургов важного конкурентного преимущества.

Впрочем, «Интерфакс» сообщает и об альтернативном варианте, который заключается в повышении для металлургов налога на прибыль и взимании его по гибкой ставке, более высокой для той части прибыли, которая направляется на выплату дивидендов, и менее высокой для средств, идущих на инвестиции.

Подход, без сомнения, интересный и по-своему справедливый. Но его недостаток заключается в новизне данного предложения. Так у нас никогда не делали, поэтому Минфин опасается непредсказуемости поступлений сборов от подобным образом модифицированного налога. Однако такие вещи все равно надо проверять на практике, а при выработке оптимального механизма его вполне можно применять не только к вертикально интегрированным металлургическим компаниям, но и к иным отраслям.

Правда, ирония заключается в том, что тема обложения сверхдоходов меткомбинатов развивается именно в то время, когда эти сверхдоходы постепенно уходят в прошлое. Цены на листовой прокат падают как в России, так и на зарубежных рынках.

Внутренние цены на горячекатаную продукцию, в частности, уже вернулись на уровень марта текущего года. На повестке дня, например, ставится снижение цен на рулон для производства труб до 60 тыс. руб. за т CPT (по крайней мере, до этой отметки упали некоторые виды трубной продукции у определенных поставщиков), горячекатаный лист уже предлагается комбинатами по 70 тыс. руб. за т, а оцинкованная сталь кое-где уже продается менее чем по 100 тыс. руб. за т. И все это — еще не дно.

На мировом рынке ситуация тоже аховая. Цены там падают не так быстро, но спрос повсеместно низкий. Многие потребители сделали крупные закупки в августе и пока не нуждаются в совершении новых сделок. В Азии продолжается борьба с коронавирусом посредством локдаунов, пошла на спад Западная Европа. Да и вообще, в мировой экономике нарастают неблагоприятные тенденции, причем сразу по нескольким фронтам. Так, все более странные вещи происходят в Китае. По оценкам Platts, есть все шансы на то, что производство стали в стране в 2021 г. таки окажется ниже, чем в прошлом году! Для этого достаточно, чтобы в последние четыре месяца среднесуточная выплавка стали находилась на августовском уровне 2,685 млн. т. А ведь, по крайней мере, в сентябре она будет ниже. Растет количество провинций, в которых власти вводят дополнительные ограничения на выплавку стали.

Причин подобного спада несколько. В правительстве КНР снова говорят о необходимости снижения выбросов углекислого газа металлургической промышленностью. Кроме того, в последнее время на первый план выходит проблема энергосбережения.

Вообще, в китайской энергетике в этом году происходит что-то невообразимое. Холодная зима, жаркое лето и промышленный подъем на прошлогодних заказах привели к резкому увеличению спроса на электроэнергию. А вот с генерацией возникли проблемы. ГЭС, которые обычно дают более 20% выработки, в этом году снизили обороты из-за неблагоприятных погодных условий. Альтернативная энергетика, в которую Китай вкладывает больше всех в мире, нарастила выработку, но покрыла менее 20% от дополнительного спроса. Доля газа в китайской энергетике незначительная, атомные реакторы и так загружены полностью, так что основная нагрузка легла на угольные ТЭС.

И вот тут сказалось то, что в последние годы китайцы сокращали долю угольных энергоблоков в генерации, а в текущем году национальная угледобывающая отрасль стагнирует, прежде всего, из-за закрытия многих предприятий, не вписавшихся в ужесточившиеся стандарты безопасности труда. При этом на угольных шахтах все не прекращаются аварии и несчастные случаи, словно китайских угольщиков накрыла некая черная полоса.

В результате уголь в Китае в жутком дефиците. Качественные энергетические марки превысили отметку 1000 юаней ($155) за т, тогда как в правительстве считают оптимальным интервалом 500-570 юаней за т. Коксующийся уголь как раз на прошлой неделе достиг умопомрачительных $560 за т CFR. К слову сказать, китайские компании импортируют чугун менее, чем по $540 за т CFR.

Из-за проблем с энергоснабжением останавливаются ферросплавные заводы, сокращается производство алюминия и кремния. Цены на эти материалы в Китае достигли наивысшего уровня с 2008 г., а то и вовсе ставят абсолютные рекорды. И что с этим делать, пока не понятно.

Китайская экономика между тем идет на спад и снижает потребности в стальной продукции. По данным Национального бюро статистики КНР, а августе продажи автомобилей упали на 17,8% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, а экскаваторов и прочей тяжелой техники — на 13,7%. Согласно расчетам Platts, в том же августе инвестиции в инфраструктурные проекты были на 7% меньше по сравнению с августом 2020 г., а совокупная площадь новых строек в жилищном секторе снизилась на 17%.

В мировых СМИ обсуждаются проблемы компании Evergrande, второго по величине девелопера в Китае. Комментаторы опасаются, что 20 сентября она не сможет выплатить проценты по очередным займам, а всего долгов у нее набирается на ТРИСТА МИЛЛИАРДОВ долларов. Компания очень активно строилась в расчете на непрекращающийся бум на рынке недвижимости. Одних только «дольщиков» у нее насчитывается порядка 1,2 млн. Даже намеки на дефолт такого гиганта — это очень неприятно, и хотя Evergrande отрицает подобные слухи, ситуация для нее сложилась критическая.

Правда, два хороших дела для мирового рынка Китай сейчас делает. Во-первых, китайские металлургические компании сильно сократили экспортные поставки, так что российским металлургам не надо конкурировать хотя бы с ними. Во-вторых, снижение выплавки стали в Китае обвалило цены на железную руду. Она уже подешевела до немногим более $100 за т CFR, а вскоре, очевидно, окажется ниже этого рубежа. А значит, у металлургов уменьшается себестоимость.

Однако проблемы мировой экономики не ограничиваются Китаем. Очень сильно лихорадит энергетический рынок. В Европе природный газ на прошлой неделе доходил до более $950 за 1 тыс. куб. м, и хотя в дальнейшем он снизился до около $800, проблема от этого не стала менее острой. Слабые ветры стали в последние месяцы настоящей катастрофой для европейской энергетики, вынужденной срочно расконсервировать закрытые угольные энергоблоки и больше сжигать жутко дорогого природного газа. Так как энергетикам еще приходится платить порядка 60 евро за тонну выбросов углекислого газа, тарифы на электроэнергию взлетели до рекордных отметок.

В Великобритании уже остановились два завода по производству минеральных удобрений. Занимающаяся тем же бизнесом норвежская компания Yara из-за рекордно высоких цен на газ объявила о сокращении выпуска аммиака на своих европейских заводах примерно на 40%. По оценкам Platts, резкое подорожание электроэнергии, угля и газа уже начинает оказывать негативное воздействие на деятельность европейских и турецких мини-заводов.

Продолжается кризис в сфере контейнерных и вообще морских перевозок. По данным компании Drewry Shipping, тарифы на фрахт контейнеровозов сейчас в 8,3 раза превышают средний уровень за последние 5 лет для этого времени года, а на фрахт сухогрузов-балкеров класса Capesize — в 2,5-3 раза. Кстати, благодаря этому в России возникло новое направление для импортозамещения. Если раньше очень многие товары было выгодно ввозить контейнерами из Китая, то теперь куда более привлекательными стали российские аналоги.

Еще одна проблема, о которой во всеуслышание говорят во всем мире, - это нарастающий дефицит рабочей силы в реальном секторе экономики. Не хватает докеров, водителей грузовиков, медсестер, рабочих на заводах, строителей... Это актуально и для нас — те пресловутые 200 тыс. мигрантов, которых недостает на стройках Москвы, не с потолка взялись.

Представляется, что данная проблема имеет системный характер и может решаться только системным путем. Ее корни заключаются в том, что подобные рабочие места, считающиеся (и являющиеся!) низкооплачиваемыми с зарплатами в 20-30 тыс. руб., окончательно потеряли всякое подобие привлекательности. В нормальных условиях нормальный человек, которому надо жить и кормить семью, на них не пойдет.

И потому, раз нынешний кризис показал, что без реального сектора экономики жить нельзя, а он нуждается в профессионалах даже на низовых уровнях, надо кардинально менять условия и приоритеты. Следует возвращаться к практике 60-70 гг., кстати, и у нас, и в западных странах, когда рабочий на заводе или в сервисном металлоцентре на свою зарплату и премию мог спокойно позволить себе машину, жилье, летний отдых, образование для детей и качественную медицину. Причем не только сегодня, но и завтра, и послезавтра, и до самой пенсии. Лишь при таком условии, а также при наличии развитой системы обучения рабочие профессии снова станут востребованными на рынке труда, а за станками займут места профессионалы, готовые десятилетиями совершенствовать свои навыки.

Конечно, такие проблемы быстро не решаются, но мир, похоже, находится накануне неких радикальных перемен, когда ускоряются все процессы. Причем сейчас ситуация выглядит так, что вокруг нас появилось множество «тонких мест», которые могут прорваться неожиданным кризисом.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
ФАС России проводит проверку BASF
16.10.2021
ФАС России проводит проверку BASF
Федеральная антимонопольная служба России (ФАС России) объявила о внеплановой проверке производителя лакокрасочных материалов BASF. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

ФАС России, фото ©kroosp.ru


«Компания подозревается в антиконкурентных действиях, что могло привести в конечном итоге к подорожанию материалов на рынке химической промышленности», – говорится в сообщении регулятора, опубликованном на Telegram.

Окончательно выводы об отсутствии или наличии нарушений ФАС России сделает по итогам проверки и после анализа информации. Детали проверки не раскрываются. 

Источник: ЛКМ Портал
Wacker повышает цены на силиконы
15.10.2021
Wacker повышает цены на силиконы
Wacker анонсировал повышение цен на всю продукцию подразделения Wacker Silicones. Эта мера связана с ростом затрат на производство и поставку товаров. Как сообщает компания, цены вырастут с 15 октября на 30% и больше.

Завод в Нюнхрице, фото ©process-worldwide.com


Подорожание затронет силаны, силиконовые смолы, силиконовые жидкости, герметики и полимеры с силановыми концевыми группами, силиконовые эмульсии, силиконовый каучук, пирогенный диоксид кремния HDK.

«Эта мера вызвана продолжающимся значительным ростом затрат на стратегическое сырье, особенно металлический кремний, логистику и упаковку, а также многочисленным мерами по борьбе с пандемией коронавируса», – отмечается в сообщении Wacker.

Напомним, Wacker в первой половине 2021 года повысил цены на винилацетатные дисперсии марок VINNAPAS и VINNOL, поливиниловый спирт POLYVIOL и твердые смолы VINNAPAS, дисперсии, смолы и диспергируемые полимерные порошки, а также силиконы.

Кроме того, в июне компания ввела доплату за диспергируемый полимерный порошок марки VINNAPAS. Надбавка составила 510 евро вместо прежних 400 евро за тонну. Она коснулась поставок июля и августа. С 15 сентября Wacker повысил цены в Азии на дисперсии и диспергируемые полимерные порошки. Расценки выросли в среднем на 10%.

Источник: ЛКМ Портал
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
14.10.2021
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
Прошедшая неделя началась весьма валидольно, если смотреть на состояние энергорынков, но затем прозвучало веское слово российского президента, и взлетевшие до невиданных высот цены на газ опустились до более вменяемых значений.

На рынке стали тоже, вроде бы, полегчало. Российские цены на арматуру и горячекатаный прокат немного отскочили от дна, а на ноябрь металлургические компании анонсируют повышения. За рубежом несколько улучшилась ситуация с заготовкой вследствие подорожания металлолома в Турции. Наконец, в Китае завершилась праздничная неделя. Как ожидается, местные компании возобновят импорт стальной продукции.

В то же время, на самом деле еще ничего не закончилось. Энергетический кризис пришел в Индию. Запасы угля на электростанциях упали до минимума, в нескольких штатах были массовые отключения электроэнергии. Для Индии это, вообще-то, не первая такая неприятность, дефициты угля там случаются регулярно раз в несколько лет, но ситуация, конечно, нехорошая.

Очевидно, что в ближайшие недели наладить там все не удастся. В стране только что завершился дождливый сезон, во время которого добыча угля падает, а чтобы ее снова нарастить, да еще развезти по электростанциям, потребуется время. Это может привести к снижению внутреннего спроса на стальную продукцию.

В то же время, индийские металлургические комбинаты имеют каптивные электростанции, некоторые компании добывают уголь для собственных нужд, так что существенное сокращение выплавки стали и производства листового проката в Индии маловероятно. Поэтому не исключено, что местные компании сохранят высокую активность на внешних рынках.

Кстати, опираться индийцам, скорее всего, придется на местные энергоресурсы. Значительно увеличить закупки угля за рубежом для удовлетворения внутреннего спроса у них вряд ли получится. Уголь сейчас нужен всем, за ним уже стоят в очереди китайцы и европейцы. А вот возможности для расширения поставок ограничены. Да и логистика проседает. Так, например, в Северной Америке новые контракты по продаже коксующегося угля в Китай заключаются с отгрузкой не раньше декабря-января: не хватает морских судов для перевозки.

В Китае после праздников, по мнению местных специалистов, пока сохранятся ограничения на поставки электроэнергии промышленным предприятиям, включая металлургические заводы. По крайней мере, после возобновления торгов на товарной бирже Чжэньчжоу энергетический уголь слегка понизился по сравнению с рекордной отметкой, достигнутой 1 октября, а ферросплавы продолжили подорожание. Возобновился и рост котировок на арматуру, горячекатаный прокат и нержавеющую сталь на Шанхайской фьючерсной бирже. Стало быть, участники торгов считают, что дефицит электроэнергии в ближайшее время никуда не денется.

На европейских биржах природный газ после феерических $1900 за 1 тыс. куб. м упал в цене почти вдвое. Но стоимость этого ресурса по-прежнему остается практически в те же два раза выше, чем в начале сентября. А контракты на поставку электроэнергии «на завтра» на германской бирже EEX 7 октября достигли нового пика — более 300 евро за МВт-ч, что в семь-восемь раз превышает средний уровень годичной давности.

Причем европейские металлургические компании считают, что все эти проблемы — всерьез и надолго. ArcelorMittal объявила о введении специальной доплаты при продажах сортового и фасонного проката в Европе — плюс 50 евро за каждую тонну стальной продукции. Как заявляет компания, из-за роста цен на газ и электроэнергию себестоимость производства на ее европейских мини-заводах прибавила около 120 евро за тонну. Ранее о введении доплаты размером в 30 ф.ст. (34,5 евро) за тонну объявила британская British Steel. Наверняка у них найдутся подражатели.

Право слово, по сравнению с этими проблемами финансовые потери российских компаний от введения акциза на жидкую сталь и повышения ставки НДПИ выглядят не такими уж и большими. Например, на Магнитогорском меткомбинате посчитали, что акциз в 2022 г. обойдется компании в среднем немногим менее $20 за тонну.

Впрочем, тут на первый план выходит вопрос о ценах. В начале октября меткомбинаты приподняли текущие предложения по арматуре и горячекатаному прокату и готовят новые повышения на ноябрь. И причины для таких действий у них, бесспорно, есть. Прежде всего, начал проявляться фактор отложенного спроса.

По данным «Северстали», в августе текущего года видимый спрос на стальную продукцию был на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого года. Причем в строительном секторе был зафиксирован спад на 16%, тогда как в ТЭК особых изменений не произошло, а машиностроение нарастило объем заказов на 23% несмотря на сложную обстановку в автомобильной промышленности. Между тем, ситуация со стройкой у нас определенно лучше, чем в прошлом году, так что летом и в начале осени явно имело место расходование запасов во время ценового спада. А теперь пришла пора их пополнять. Однако если обстановку на российском рынке в октябре-ноябре можно хоть как-то предугадать, дальше все покрыто мраком, возможно, от отключенных с целью экономии электроэнергии фонарей. Объективно, действия ArcelorMittal и British Steel показывают, что увеличение затрат на энергоносители ведет к повышению цен на стальную продукцию. Датский Saxo Bank, известный специалист по экзотичным прогнозам, вообще считает, что в мире начинается новый суперцикл роста сырьевых рынков. Причем его основной движущей силой является не столько увеличение спроса, хотя оно тоже присутствует, спасибо раздаче «вертолетных денег», сколько недостаточный объем предложения.

В принципе, рациональное зерно в этом есть. Угледобычу последовательно гнобят последние несколько лет. Кроме того, в ряде стран возникла проблема с рабочей силой. Люди не хотят идти на тяжелую и скудно оплачиваемую работу шахтеров, водителей грузовиков, докеров, медсестер, и этот список можно продолжать еще долго. При этом в западных странах развитая социалка позволяет мало-мальски сносно жить на пособиях.

Инвестиции в добычу природного газа тоже растут не так быстро, как требует рынок. В последние годы политики и эксперты с подачи климатического лобби дружно заявляли, что у этой отрасли нет будущего, так как уже через 10-15 лет традиционные энергоносители уступят дорогу солнцу и ветру. Поэтому у компаний возникли большие сомнения в обоснованности долгосрочных капиталовложений в нефтегазовые проекты.

Вообще, так получается, что реальная экономика сейчас как бы оказалась в загоне. Работать на заводе, в шахте, на стройке не престижно, не интересно, да и не выгодно. В моде креативность, биткойны, тик-токи и прочий хайп. Пока электроэнергию можно брать из розетки, а продукты — через службу доставки, это по-своему логично. Но вот когда потребление растет, а производство — не совсем, это уже становится не так интересно. А разрыв международных логистических цепочек и особенно сокращение выпуска всяких и разных товаров в Китае по причине дефицита электроэнергии вообще сулит очень острые ощущения, причем не позднее, чем этой зимой.

В данный момент на мировом рынке стали действительно намечается тенденция к росту цен из-за увеличения энергетических затрат. Но основной вопрос заключается в том, будет ли востребована стальная продукция в период дефицита газа и электроэнергии. На прошлой неделе котировки на листовой прокат на большинстве региональных рынков как раз снижались, а основной причиной этого был слабый спрос.

Острая стадия энергетического кризиса, похоже, пройдена. Моментальный обвал, как это было в октябре 2008 г., нам, скорее всего, не грозит. Но болезнь (энергетическая дистрофия), возможно, лишь перешла в хроническую стадию...

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»