Российский производитель
защитных покрытий

Прыжок кошки Шредингера. Российский и мировой рынок стали: 16—23 мая 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
27 Мая 2021
Очередная неделя на мировом рынке стали закончилась обычно – повышением цен. Корпорация ArcelorMittal в очередной раз повысила котировки на горячекатаный прокат – теперь уже до 1150 евро за т EXW. Металлолом в Турции достиг более $500 за т CFR.

Не отстают от зарубежных коллег и российские производители листового проката. На экспорте им покорился рубеж $1100 за т, а на внутреннем рынке предложения на июнь поступают уже более чем по 105 тыс. руб. за т. Для оцинковки, впрочем, уже и 150 тыс. руб. за т – не предел.

Тем не менее, возникает впечатление, что рынок уже устал от непрерывного подорожания и от цен, бьющих один рекорд за другим. На состоявшейся 20-21 мая конференции «Стальные трубы: производство и региональный сбыт» отмечалось, что спрос падает. Некоторые потребители, не поспевающие за стремительным подъемом, приостановили закупки в надежде на то, что этот безумный рост когда-нибудь кончится, а имеющиеся запасы позволят переждать месяцок-другой.

Такие настроения заметны и в западных странах. Многие эксперты предсказывают прекращение подъема и переход к стабилизации в середине текущего года. Биржевые фьючерсы дают начало снижения ближе к осени. В пользу того, что мировой рынок стали подходит к пику, говорят и события в Китае, где котировки на прокат на Шанхайской фьючерсной бирже за последнюю неделю опустились на уровень конца апреля, перечеркнув все подорожание в первой декаде мая.

Так что, не исключено, что нынешний скачок цен на прокат – это так называемый «прыжок дохлой кошки». Так биржевики называют повышение на самом исходе цикла, за которым следует окончательное падение. Впрочем, так же вполне вероятно, что наша кошка до сих пор живее всех живых. Ведь раньше уже сколько раз казалось, что цены на листовой прокат уже дошли до предела, за которым рост уже просто невозможен! Тем не менее, металлургические компании успешно брали новые высоты, а покупатели смирялись с подорожанием, так как альтернативой было остаться без металла совсем.

Попробуем все-таки прикинуть текущую ситуацию на рынке и в мировой экономике в целом. Есть ли основания ожидать прекращения роста? А может, мы даже можем надеяться на понижательную коррекцию?! Не сегодня, понятное дело и не завтра, но, скажем, в июне или июле-августе?

Прежде всего, снижение внутренних цен идет в Китае. Правда, здесь можно сказать, что рынок просто возвращается в свое нормальное состояние после попытки спекулятивной раскрутки после майских праздников. Причем каких-либо особенно веских причин для спада более чем на $100 за т за неделю с небольшим нет. Тут, по сути, партия сказала: «Надо!», а бизнес ответил: «Есть!». Поэтому некоторые западные эксперты сомневаются в устойчивости этой тенденции. По их мнению, для этого необходимо принимать меры по ограничению потребления проката в Китае, чего в данный момент не наблюдается.

Удешевление китайской стальной продукции, тем не менее, привело к существенному снижению котировок на товарную заготовку. В конце недели они опустились до около $730 за т CFR Китай, и это, скорее всего, не предел отступления. Впрочем, китайская арматура предлагается на экспорт более чем по $900 за т FOB, что дает турецким компаниям формальный повод удерживать свои котировки на отметке $780 за т FOB и позволяет им приобретать металлолом дороже $500 за т CFR.

Этот же фактор способствует сохранению относительно высоких цен на товарную заготовку производства СНГ и обуславливает дороговизну арматуры в России. Пока у металлургов нет веских причин отказываться от котировок на уровне 70 тыс. руб. за т CPT.

Правда, в более долгосрочной перспективе на мировом рынки заготовки и сортового проката может сыграть иранский фактор. Если американцы таки снимут санкции с Ирана и разрешат свободные экспортные поставки металлопродукции, цены на прокат упадут, как от одного только намека на достижение соглашения начала дешеветь нефть.

Иными словами, понижение мировых цен на заготовку и сортовой прокат уже в начале лета – весьма вероятное событие. В таком случае есть надежда и на то, что арматура в России все же опустится ниже отметки 70 тыс. руб. за т.

Сложнее с листовым прокатом. Появились слухи о том, что китайское правительство может ввести экспортные пошлины на данную продукцию в целях ее удешевления на внутреннем рынке. Может, это только угроза, которая стала одной из причин понижения котировок на стальную продукцию в Китае, но такая мера только поспособствовала бы их повышению в Азии.

Впрочем, азиатский рынок достаточно устойчивый, и листовой прокат дорожает там значительно медленнее, чем в других регионах. Китайские поставки там могут быть заменены, скажем, индийскими. Как раз в Индии из-за коронавируса сократился внутренний спрос, а местные компании исчерпали квоты на поставку горячекатаного проката в Европу.

Кстати, на прошлой неделе Великобритания приняла решение продлить еще на три года часть квот, которые она «унаследовала» от Евросоюза. Не исключено, что по такому же пути пойдет и Европейская комиссия. Однако импорт горячекатаного проката в любом случае будет ограничиваться. Также можно с достаточной вероятностью предположить, что российская группа «Северсталь» сохранит свои позиции на европейском рынке и будет поставлять туда горячекатаный прокат по $1300 за т FOB плюс.

Вообще, нынешний кризис показал удивительную неэластичность западного рынка листового проката, причем, если можно так сказать, в обе стороны. Во-первых, взлет цен не привел к расширению объемов предложения, а во-вторых, не вызвал падения спроса. Первое можно объяснить тем, что мощности западных производителей листового проката и так загружены – в той степени, насколько это можно в нынешних обстоятельствах. Чтобы покрыть хронический дефицит, который как впервые возник прошлой осенью, так все никак не может прекратиться, нужно вводить в строй простаивающие в настоящее время доменные печи, а это металлургам совсем не нужно.

Прежде всего, американские и европейские производители отдают себе отчет в том, что нынешний ажиотаж имеет краткосрочный характер. Программы антиковидного стимулирования экономики, покрытие бюджетных дефицитов за счет печатного станка, схлопывание сферы услуг в прошлом году, что высвободило немалую часть средств потребителей для совершения покупок товаров, – все это преходяще. А в долгосрочной перспективе реальный спрос на стальную продукцию в западных странах будет и дальше сокращаться.

Вообще, для западных стран повышение цен на сырьевые ресурсы не критично. В их экономиках доля промышленности в ВВП сравнительно мала. А доля сырья в конечной стоимости товаров измеряется, в лучшем случае, единицами процентов. Поэтому даже трехкратное увеличение стоимости листового проката не должно привести к заметному подорожанию автомобилей, холодильников или промышленного оборудования.

Российская экономика в большей степени опирается на реальный сектор, включая строительство. Причем в нашей стране рентабельность нормального, не привилегированного бизнеса, как правило, низкая. Поэтому для отечественных компаний рост цен на прокат очень чувствительный и уже начал приводить к подорожанию готовой продукции (например, товаров для промышленности), а сам этот вопрос находится на контроле у правительства.

В то же время, инфляция и у нас считается по потребительской корзине. Именно поэтому ее официальный уровень составляет 5%, а власти, не принимая радикальных мер по отношению к производителям металла, давят вниз цены на продовольствие. Кстати, официально низкая инфляция в нынешних условиях – это тоже большой плюс. Благодаря этому нет существенного роста ни тарифов, ни процентных ставок.

Кроме того, сейчас для крупных западных корпораций не критичен даже вопрос прибыльности. Кредиты для них очень дешевы, курсы акций на биржах растут – что еще надо?! В тренде вообще сейчас триада ESG – экология, социальная активность, «устойчивое» управление. Сколько там что чего стоит – вопрос сугубо второстепенный.

В Европе важную роль играет еще один фактор – параноидальная борьба с выбросами углекислого газа. В принципе, европейские меткомбинаты пока получают бесплатные разрешения на выбросы, но на некие постоянные объемы, остальное надо докупать. При использовании доменно-конвертерного процесса при выплавке тонны стали образуется 1,85 тонны углекислого газа. По нынешним ценам – это порядка 100 евро. Да любая металлургическая компания при таких условиях три раза подумает, прежде чем запускать еще одну доменную печь! И в конце концов решит: «Нет!».

Поэтому есть ненулевая вероятность, что повышение цен на листовой прокат в Европе и США будет продолжаться и дальше – в июне, июле, августе… Для остановки этого роста потребуется – не много, не мало – смена текущей экономической модели. Сейчас она базируется на щедрой раздаче денег и создании искусственного платежеспособного спроса. Основной риск здесь заключается в том, что эти избыточные средства все-таки разгоняют инфляцию. Пока ее не слишком замечают, но может, это придется сделать в будущем. По крайней мере, некоторые признаки растущей обеспокоенности монетарных властей в США уже есть.

Проблема здесь заключается в том, что бороться с инфляцией, скорее всего, будут теми же методами, которые применяло прежнее российское правительство в 2015-2017 гг. В конце концов, наши и западные стратеги учились по одним и тем же учебникам. Это будет повышение ставок, скорее всего, уменьшение объемов стимулирующих пакетов и прочие меры, объективно сужающие спрос. И вот тогда вся мировая экономика ухнет в депрессию, а цены на товары пойдут круто вниз. Впрочем, в западных правительствах это, очевидно, тоже хорошо понимают, поэтому снимать свои экономики с денежной иглы пока вроде бы не собираются. Но, возможно, только пока.

Таким образом, рынок листового проката пока существует в рамках прежней тенденции. Повышение на нем продолжается. Но на нем нарастает вероятность спада, который произойдет когда-то и где-то в будущем. Кошка Шредингера пока сидит себе спокойно в ящике. Но рано или поздно придется открыть крышку, чтобы посмотреть, что там происходит внутри.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Worldsteel опубликовала рейтинг ведущих металлургических компаний
11.06.2021
Worldsteel опубликовала рейтинг ведущих металлургических компаний
Международная металлургическая ассоциация World Steel Association (Worldsteel) опубликовала рейтинг крупнейших металлургических компаний мира, в которую включила 107 производителей из 21 страны, выплавивших в 2020 г. более 3 млн. т стали.

Доминируют в этом рейтинге китайские компании, занявшие в нем 64 места. При этом в первой десятке 7 китайских представителей, а среди двадцати ведущих металлургических компаний мира 12 китайских. Кроме них, там по две компании из Японии и Южной Кореи и по одной из Люксембурга, Индии, США и Ирана.

Первое место в глобальном рейтинге заняла китайская группа Baowu, которой насчитали 115,29 млн. т. Прежний лидер ArcelorMittal на втором месте с результатом 78,46 млн. т. Замкнула тройку лидеров китайская HBIS Group, чьи предприятия выплавили в 2020 г. 43,76 млн. т стали.

Еще три компании произвели в прошлом году более 40 млн. т. Это китайская Shagang Group (41,59 млн. т), японская Nippon Steel (41,58 млн. т) и корейская Posco (40,58 млн. т). Замыкают десятку снова китайские компании Ansteel (38,19 млн. т), Jianlong (36,47 млн. т), Shougang (34,00 млн. т) и Shandong Steel (31,11 млн. т).

В глобальный рейтинг вошли шесть российских компаний. Это группа НЛМК (22-е место, 15,75 млн. т), Евраз (30-е место, 13,63 млн. т), группа ММК (37-е место, 11,57 млн. т), Северсталь (40-е место, 11,31 млн. т), Металлоинвест (72-е место, 4,97 млн. т) и Мечел (96-е место, 3,61 млн. т).

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Ситуация на российском рынке coil-coatings
11.06.2021
Ситуация на российском рынке coil-coatings
Ежеквартальное издание «Хим-Эксперт. Coil-Coatings» о рынке ЛКМ для рулонного проката в России.

Этот и другие графики в PDF:

Потребление краски выросло пропорционально.
В 2020-м сегмент coil-coatings продемонстрировал небольшой рост.
Потребление выросло за счет внутреннего производства.
Доля отечественных ЛКМ выросла значительно.
Игроков не много, но конкуренция острая.
Российские производители увеличили объемы выпуска.
Импортерам в 2020-м не удалось достичь таких же показателей.
В России значительный резерв мощностей.
Спрос будет расти на продукты со спецсвойствами.
Зависимость от импортных смол — одна из основных сырьевых проблем.
Потребление coil-coatings будет расти, но темпы будут невысокие.
Самое интересное — это считать чужие деньги. Российский и мировой рынок стали: 30 мая — 6 июня 2021 г.
10.06.2021
Самое интересное — это считать чужие деньги. Российский и мировой рынок стали: 30 мая — 6 июня 2021 г.
Петербургский международный экономический форум — сам по себе событие, а в этом году одним из главных его «героев» стала металлургия. Правда, таким образом, что лучше бы и не становилась.

Рост цен на стальную продукцию, продолжающийся с осени прошлого года, оказывает все более заметное и негативное влияние на экономику. И превышение смет при реализации государственных строительных и инфраструктурных проектов, о чем так беспокоятся в правительстве, - это только вершина айсберга, причем сравнительно небольшая.

Подорожавшая в 2-2,5 раза стальная продукция бьет по всему металлообрабатывающему сектору, особенно, по малому и среднему бизнесу, о поддержке которого так много говорилось на ПМЭФ. Очень большой урон понесло индивидуальное жилищное строительство, которое в прошлом году было одним из основных источников роста на российском рынке стали.

Снижение цен на металл, пиломатериалы и другие ресурсы действительно становится насущной потребностью для российской экономики. Однако в информационном пространстве ее, к сожалению, в значительной мере заслонила «хайповая» тема о сверхдоходах металлургов.

Действительно, подъем цен на стальную продукцию способствовал увеличению прибыльности российских (да и любых других) металлургических компаний. По итогам текущего года их акционеры наверняка смогут рассчитывать на рекордные дивиденды, а государство получит от них повышенные суммы налогов. Но современный рынок — штука волатильная и непостоянная. Сегодня производители стали на коне, а совсем недавно, в 2015-2016 гг., большая часть мировой металлургии была убыточной. Не исключено, что пройдет еще пара-тройка лет, и нынешний подъем снова сменится резким спадом.

Кроме того, не следует забывать о том, что подорожала не только стальная продукция, но и сырье, необходимое для ее получения. Если взять за точку отсчета начало 2019 г., когда российская и мировая экономика еще находилась в нормальном состоянии, получится, что металлолом в России подорожал по сравнению с тем периодом примерно в такой же степени, что и арматура, - немногим менее, чем в два раза. А железная руда сейчас стоит почти в три раза больше, чем два с половиной года тому назад, тогда как горячекатаный прокат на мировом и российском рынке прибавил только в два — два с половиной раза. Тут можно спорить о том, что первично, а что вторично (пожалуй, это именно стальная продукция потянула за собой вверх сырье, а не наоборот), но данный фактор тоже надо учитывать.

Конечно, рассуждать о том, как избавить российских металлургов от «несправедливо нажитых» средств, можно долго, интересно и увлекательно. Но потребителям от этого не жарко, не холодно. Если взять даже те самые 100 млрд. руб. сверхдоходов, о которых упоминал первый вице-премьер Андрей Белоусов, и потратить их все на компенсацию роста затрат потребителей металлопродукции, в среднем по России им достанется всего лишь примерно по 2,5 тыс. руб. за тонну использованного проката. Не копейки, само собой, но и не бог весть, сколько. Особенно учитывая, что в настоящее время стоимость листового проката и арматуры в России превышает уровень экспортного паритета, как минимум, на 10-15 тыс. руб. за т.

Вообще, сообщение между мировым и российским рынком словно проходит через некий ниппель. Если цена на прокат растет за рубежом, она тут же начинает подниматься и в России. А вот когда экспортные котировки российских компаний после такого подъема идут на спад, внутренний рынок вдруг теряет связь с мировым и, порой, восстанавливает ее не один месяц.

Правда, тут еще немаловажную роль играет точка отсчета. Как заявил один из металлургических «топов», нынешние цены на горячекатаный прокат в России на 30% ниже, чем в Западной Европе и на 40% ниже, чем в США. Однако это же западопоклонство! Почему бы не сравнить российские котировки, например, с уровнем ведущих азиатских стран, Индии и Китая? Тогда окажется, что наши цены выше на 25-35%!

Говорят, что для любой проблемы можно найти быстрое, эффектное и... неправильное решение. В данном случае, им будет административный, таможенный или налоговый нажим на металлургов. Мы же все-таки не джентльмены, что меняют правила игры на ходу, если начинают по ним проигрывать! Как говорил глава еще одной металлургической корпорации, не надо ломать то, что работает.

Российская экономика открытая и тесно связана с мировой. Что же, за это надо платить. И если более сильные игроки, которыми являются США и другие страны Запада, мухлюют, заливая свои экономики необеспеченными деньгами и экспортируя к нам свою инфляцию, надо либо перебивать их игру своей или, ежели мощи на это не хватает, терпеть и не писать жалобы в ООН и «Спортлото».

Чтобы быстро опустить цены на металлопрокат и другие ресурсы в России, надо иметь возможность использовать либо советские, либо южнокорейские методы конца 60-х — начала 70-х гг., либо родственные им современные китайские. В любом случае это означает фактическое превращение страны в корпорацию, в которой крупный частный бизнес или не существует как класс, или находится под жестким диктатом государства и обязан выполнять его требования, в том числе, и неформальные.

Ранее российскому правительству удалось решить задачу понижения внутренних цен по сравнению с экспортными на нескольких направлениях. В случае с природным газом это происходит через государственную монополию. Для нефти и нефтепродуктов разработана система налоговых и таможенных демпферов, обратных акцизов и т. д. Нечто похожее создавалось в последние месяцы и для некоторых продовольственных товаров. Но в правительстве несколько раз повторяли, что не видят возможности создания аналогичного механизма на рынке стальной продукции.

Как отмечал еще один «маршал российского бизнеса», комментируя ситуацию на рынке жилья, чтобы снизить цены на недвижимость, надо больше строить. Совершенно верное замечание! Но в наших конкретных условиях оно означает необходимость создания крупного государственного игрока, который будет строить много и дешево (например, арендное и социальное жилье) и за счет своего предложения устанавливать на рынке ценовые потолки, ограничивая аппетиты частных девелоперов.

В российском металлургическом секторе, правда, именно такой механизм не сработает. Не будешь же строить пару новых металлургических заводов, чтобы они целевым образом снабжали только отечественных потребителей! Но еще в начале текущего года в качестве возможных долгосрочных мер предлагалось создание элементов ценового контроля за счет приобретения проката в госрезерв во время спадов и товарных интервенций в периоды резких подъемов.

Эту идею, как минимум, можно развить до состояния некой снабженческой госкомпании, приобретающей металл по оптовым ценам на предприятиях и поставляющей его независимым металлотрейдерам и конечным потребителям по сглаженным формульным ценам, но здесь очень многое будет зависеть от качества управления данной структурой. Впрочем, от него всегда все зависит...

Так или иначе, российским потребителям стальной продукции, скорее всего, придется ждать, пока мировой рынок не исправит сам свои диспропорции. Вариантов здесь несколько. Во-первых, сбить цены могут китайцы, покупая товарную заготовку не дороже $650-670 за т CFR и продавая горячекатаный прокат на экспорт по $900-950 за т FOB. Но тут многое зависит от политики китайского правительства, которое само блуждает в трех соснах, пытаясь совместить климатическую политику с реальными потребностями экономики, а внутренний рынок с экспортом. Если китайцы таки введут с 1 июля экспортные пошлины на сортовой и листовой прокат, понижающее влияние с их стороны сойдет на нет.

Во-вторых, через пик подъема могут перевалить западные страны. В Европе, например, листовой прокат уже больше недели сохраняет стабильность. Но дефицит стальной продукции на региональном рынке, по оценкам местных специалистов, продлится, как минимум, до конца текущего года. Аналогичная ситуация в США, где повышение цен, между прочим, все еще продолжается.

В-третьих, США и ЕС могут принять меры по борьбе с инфляцией, которые пропагандируют наш министр финансов и глава Центробанка РФ. Это значит, поднять процентные ставки, сократить бюджетные расходы, охладить перегретые рынки. У нас подобную политику уже проводили в 2015-2016 гг. в очень похожих обстоятельствах. Разве что, причиной роста инфляции тогда был не прямой ее импорт из западных стран, а падение курса рубля. Для экономики такие меры оказались весьма неприятными.

Поэтому не слишком вероятно, что США и Евросоюз воспользуются теми рецептами, которыми они пичкают других. Скорее, они продолжат денежную накачку и не будут торопиться с объявлением о завершении эпидемии коронавируса. Впрочем, надо будет посмотреть, станут ли США продлевать свои программы поддержки населения и бизнеса, срок действия которых завершается в сентябре.

Таким образом, можно предположить, что прекращение роста цен на стальную продукцию в России в июне-июле вполне реально, а вот существенное понижение котировок до уровня прошлого года (или хотя бы марта, как для госпроектов) — нет. Для этого должны смениться долгосрочные тенденции, чего мы пока не наблюдаем.

И, в завершении несколько слов о климатической политике. Информационное агентство Reuters обнародовало проект европейской схемы углеродных тарифов, ввод которой в действие может начаться с 2023 г. Грубо говоря, европейских импортеров стали, алюминия, цемента, удобрений и электроэнергии (повторяю: импортеров!) обяжут оплатить по европейским ценам разрешения на выбросы всего углекислого газа, что возникли в течение всего процесса производства закупаемой за рубежом продукции.

В частности, при нынешних ценах это означает, например, введение дополнительной пошлины на российский горячекатаный прокат в размере 95-100 евро за т за одну только выплавку стали плюс плата за углекислый газ, выделенный в процессе прокатки, плюс плата за непрямые выбросы при генерации электроэнергии и, может быть, добыче железной руды и коксующегося угля. Причем всю систему предлагается сделать максимально громоздкой и неудобной для импортеров, которым угрожают драконовскими штрафами за попытки приуменьшения выплат. При таком механизме российским металлургам, действительно, придется уйти с европейского рынка или тратить еще большие деньги на внедрение у себя безуглеродных технологий, да еще и сертифицированных западными органами, которые станут для них чистыми издержками, — ни уму, ни сердцу. Президент в своем выступлении на ПМЭФ, впрочем, предложил альтернативный вариант. Если уж Россия не в состоянии противостоять в одиночку охватившему весь мир климатическому безумию, можно попытаться направить движение в другом направлении — не добиваться параноидальной ликвидации выбросов углекислого газа, а сделать упор на него поглощение.

Как заявил президент, Россия обладает колоссальными поглощающими возможностями за счет лесов, болот, сельхозугодий, и поэтому может занять ведущее место на глобальном рынке так называемых «углеродных единиц». Поэтому и металлурги могут повышать свою международную конкурентоспособность, вкладывая средства в защиту лесного хозяйства или облагораживание земель. Конечно, здесь принципиальное значение имеют проработка общепризнанных критериев климатических проектов, создание прозрачной системы оценки поглотительной способности участков и постоянного контроля эмиссии и поглощения углекислого газа.

Очень сомнительно, что такую схему поддержат в западных странах, хотя отвергнуть ее с помощью рациональных доводов весьма сложно. Так что, будет весело!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»