Российский производитель
защитных покрытий

Кто к чему готовится. Российский и мировой рынок стали: 20-27 декабря 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
31 Декабря 2020
Этот год наконец-то подходит к концу. Однако даже завершаясь, он оставляет в наследство наступающему 2021 году ряд проблем.

Для металлургов и потребителей стальной продукции главной из них является, конечно, резкое повышение цен, продолжавшееся до самых праздников. В США и Евросоюзе буквально «на флажке» стоимость горячекатаного проката установила свежие максимальные отметки с 2008 г. - соответственно более $1100 и порядка 660-680 евро за т EXW.

В течение прошедшей недели европейцев практически догнали турецкие компании, а сортовой прокат, который ранее сильно отставал от листового, активно наверстывал упущенное. При этом, судя всему, наступление праздничной паузы не будет означать прекращения роста.

Из всех основных факторов, вызвавших этот подъем в четвертом квартале 2020 г., наиболее сомнительным выглядит экономический рост в западных странах, так как ситуация там сложилась весьма непростая. Правда, и здесь вероятность смены знака с плюса на минус пока не выглядит высокой. Хотя во многих европейских государствах объявлены весьма суровые карантинные мероприятия, до последнего момента это не оказывало никакого влияния на постоянное увеличение стоимости проката.

Британский вирус-мутант, безусловно навел изрядного шороха, но шумиха вокруг него продолжалась всего несколько дней — ровно до подписания соглашения о «Брексите» между правительством Великобритании и Европейской комиссией. Под прикрытием громких коронавирусных завываний это важнейшее событие, можно сказать, прошло буднично. До Рождества комментаторы не успели не только проанализировать, но даже толком увидеть этот документ, поэтому никто не может внятно сказать, кто кого там больше объегорил. Судя по деталям операции информационного прикрытия, скорее всего, сильнее уступить пришлось британской стороне.

Сегодня, пожалуй, можно с достаточно высокой вероятностью сказать, что западные страны и дальше будут противостоять коронавирусу посредством заливания своих экономик новыми триллионами нарисованных денег. Частично они будут проходить через контур реальной экономики в виде выплат населению, финансовой помощи бизнесу и реализации проектов с государственным участием. Из этого, скорее всего, будет вытекать дальнейший рост цен на ресурсы, включая нефть и металл.

Впрочем, сырье для производства стали и так дорожает. Металлолом в Турции и Восточной Азии вплотную подошел к отметке $500 за т CFR, а кое-где и перешагнул ее. Причем в январе ожидается новое подорожание, которое будет иметь несколько составляющих.

Прежде всего, это реальная нехватка металлолома. Сбор его заметно уменьшился в 2020 г., а новые карантины и наступившая зима отнюдь не улучшают перспективы. Особенно, в свете ожидаемого повышения экспортных пошлин в России и возвращения Китая на мировой рынок лома в качестве импортера.

Кроме того, верхнюю планку на рынке металлолома устанавливают компании из западных стран. У них есть деньги — реальные или виртуальные кредитные, цены на их продукцию поднялись до самого высокого уровня более чем за двенадцать лет. Поэтому можно не экономить на сырье, тем более, что оно реально нужно.

Железная руда находится вблизи самой высокой отметки за последние без малого десять лет и в ближайшее время тоже, очевидно, существенно не подешевеет. Спрос на это сырье определяет Китай, где экономика через полгода после завершения эпидемии коронавируса находится просто в процветающем состоянии.

В принципе, китайцы, как и западные страны, вбрасывали в экономику деньги, наращивая государственный долг. Но если у американцев и европейцев все средства в конечном итоге стекались в банки и использовались для надувания пузырей на фондовых биржах, то китайское правительство облагодетельствовало, прежде всего, реальный сектор.

Как отмечалось на Central Economic Work Conference (CEWC) в середине декабря, за первые десять месяцев 2020 г. объем эмиссии специальных инфраструктурных облигаций, за счет которых финансируются строительные проекты, составил 3,55 трлн. юаней ($544 млрд.), что на 66,7% превысило показатель всего 2019 г. По данным Argus Media, только в октябре 2020 г. в Китае стартовали более 4,5 тыс. новых проектов с совокупным объемом инвестиций 3,22 трлн. юаней. Не зря, согласно официальным оценкам, потребление стальной продукции в китайском строительном секторе в 2020 г. прибавило 13,4% по сравнению с предыдущим годом или почти 68 млн. т.

Впрочем, в Китае растет не только стройка. Статистические показатели за ноябрь показали мощный подъем в производстве автомобилей, бытовой техники, промышленного оборудования, строительной и специальной техники, даже морских судов. В результате видимое потребление стали в стране в целом в 2020 г. должно увеличиться более чем на 85 млн. т.

Традиционно в конце года китайцы и зарубежные специалисты заявляют, что в следующем году темпы роста в металлургической отрасли уж точно упадут почти до нуля. Однако Народный банк Китая прогнозирует, что в 2021 г. темпы роста ВВП увеличатся до 7,5% по сравнению с 2,1% в 2020 г., а вообще в ходе 14-й Пятилетки (2021-2025 гг.) этот показатель будет держаться на уровне 6-8%.

В связи с этим китайские специалисты из Комитета по стальной логистике (CFLP) предсказывают на ближайшие пять лет стабильное расширение национального металлопотребления на 3-4% в год. А Argus прогнозирует на 2021 г. увеличение выплавки стали в КНР до около 1,1 млрд. т с соответствующим повышением спроса на сырье. Судя по всему, пока бразильская железорудная компания Vale не вернет в строй все свои мощности (порядка 80 млн. т в год из них сейчас простаивают), а в Африке, Канаде и Австралии не войдут в строй новые ГОКи, дешевой железной руды мировому рынку не видать.

Все это ставит перед российской экономикой вопрос о том, как жить с ценами на прокат, превышающими 60 тыс. руб. за т. Первая попытка административно ограничить рост не удалась. Министерство промышленности и торговли не поддержало жалобу строителей на резкое увеличение стоимости арматуры. По его данным, доля металла в себестоимости квадратного метра жилья составляет скромные 6,55%, а всех стройматериалов в целом — 23%. Кстати, жутко интересно, что входит в остальные 77%, и нельзя ли здесь найти какие-нибудь варианты для экономии, чтобы снизить весьма высокие российские цены на недвижимость?!

Впрочем, выбор арматуры в качестве «витрины» подорожания и в самом деле выглядит не оптимальным. Гораздо более сильный шок от подъема цен на прокат испытывают производители металлоконструкций, широкого спектра металлоизделий от крепежа до металлочерепицы, комплектующих. Чтобы компенсировать рост затрат, им придется взвинтить цены на свою продукцию, а это потребует корректировки смет и контрактов. Вполне вероятно, что в первом квартале мы увидим спад в ряде отраслей, спровоцированный подорожанием металла.

В то же время, российская экономика мощно накатывает на финиш года. В последние несколько недель прошел целый вал новостей о том, что где-то что-то построили, запустили, поставили заказчику, ввели в строй, испытали либо стартовали новый проект. Основные направления — инфраструктурное строительство, авиастроение, судостроение, космос, двигатели, энергетика... Да и металлургия, в общем, тоже.

А на первом заседании Госсовета вообще пошла речь о запуске Единого плана по достижению национальных целей развития, в который интегрированы все национальные проекты до 2030 г. и еще много чего другого. Около половины поставленных в этом плане задач имеет социальную направленность, а продвижение по остальным направлениям должно вывести российскую экономику на качественно новый уровень, в том числе и в информационно-коммуникационном плане. Можно сказать, завершился подготовительный этап общегосударственного плана стратегического развития страны в новых условиях, работа над которым стартовала еще в 2015 г.

Планом, в частности, предусмотрен запуск многоуровневой системы комплексной государственной поддержки инвестиций, объем которых в 2022-2024 гг. должен увеличиваться не менее чем на 5,3% в год. Для крупного бизнеса новые механизмы уже внедряются в жизнь, а в ближайшие годы они должны распространиться на средний и даже малый бизнес. При этом приоритет будет отдаваться производству высокотехнологичной продукции, зачастую импортозамещающей либо с экспортными перспективами, а также освоению наилучших доступных технологий. Заявлены цели преодоления многолетнего отставания даже в таких сферах как производство электроники и оборудования.

Как сообщил на Госсовете премьер-министр, на реализацию Единого плана выделяются беспрецедентные для современной России финансовые ресурсы — 13 трлн. руб. в год, 39 трлн. руб. за три года. Правда, можно сказать, что по нынешним временам это не так уж много — мол, Китай только на инфраструктурное строительство выделяет больше денег за год, а в США собираются выдать по $2000 каждому американцу и вообще направить на очередной антикоронавирусный пакет $900 млрд. т. е. порядка 66,5 трлн. руб. на наши деньги.

Но наш российский план, хотя, само собой, уступает по масштабам китайскому, нацелен не на проедание очередной «помощи», а фактически на создание новой страны. В России предпринимается попытка органичного соединения государственного планового начала в экономике с частной инициативой. При удачном исполнении это вполне может стать новым «экономическим чудом». При неудаче нас, скорее всего, просто сомнут. Добрая половина мира на наших глазах погружается в полное безумие, и только сильные могут позволить себе остаться нормальными.

И деньги — это вообще не главное. В ближайшие годы в России больше всего будут востребованы знания, компетенции, ответственность, честность, организованность, изобретательность, здоровье — одним словом, все, что укладывается в понятие высококачественного человеческого капитала. Как говорится, будущее — товар штучный, его всегда приходится строить вручную.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
ФАС России проводит проверку BASF
16.10.2021
ФАС России проводит проверку BASF
Федеральная антимонопольная служба России (ФАС России) объявила о внеплановой проверке производителя лакокрасочных материалов BASF. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

ФАС России, фото ©kroosp.ru


«Компания подозревается в антиконкурентных действиях, что могло привести в конечном итоге к подорожанию материалов на рынке химической промышленности», – говорится в сообщении регулятора, опубликованном на Telegram.

Окончательно выводы об отсутствии или наличии нарушений ФАС России сделает по итогам проверки и после анализа информации. Детали проверки не раскрываются. 

Источник: ЛКМ Портал
Wacker повышает цены на силиконы
15.10.2021
Wacker повышает цены на силиконы
Wacker анонсировал повышение цен на всю продукцию подразделения Wacker Silicones. Эта мера связана с ростом затрат на производство и поставку товаров. Как сообщает компания, цены вырастут с 15 октября на 30% и больше.

Завод в Нюнхрице, фото ©process-worldwide.com


Подорожание затронет силаны, силиконовые смолы, силиконовые жидкости, герметики и полимеры с силановыми концевыми группами, силиконовые эмульсии, силиконовый каучук, пирогенный диоксид кремния HDK.

«Эта мера вызвана продолжающимся значительным ростом затрат на стратегическое сырье, особенно металлический кремний, логистику и упаковку, а также многочисленным мерами по борьбе с пандемией коронавируса», – отмечается в сообщении Wacker.

Напомним, Wacker в первой половине 2021 года повысил цены на винилацетатные дисперсии марок VINNAPAS и VINNOL, поливиниловый спирт POLYVIOL и твердые смолы VINNAPAS, дисперсии, смолы и диспергируемые полимерные порошки, а также силиконы.

Кроме того, в июне компания ввела доплату за диспергируемый полимерный порошок марки VINNAPAS. Надбавка составила 510 евро вместо прежних 400 евро за тонну. Она коснулась поставок июля и августа. С 15 сентября Wacker повысил цены в Азии на дисперсии и диспергируемые полимерные порошки. Расценки выросли в среднем на 10%.

Источник: ЛКМ Портал
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
14.10.2021
Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.
Прошедшая неделя началась весьма валидольно, если смотреть на состояние энергорынков, но затем прозвучало веское слово российского президента, и взлетевшие до невиданных высот цены на газ опустились до более вменяемых значений.

На рынке стали тоже, вроде бы, полегчало. Российские цены на арматуру и горячекатаный прокат немного отскочили от дна, а на ноябрь металлургические компании анонсируют повышения. За рубежом несколько улучшилась ситуация с заготовкой вследствие подорожания металлолома в Турции. Наконец, в Китае завершилась праздничная неделя. Как ожидается, местные компании возобновят импорт стальной продукции.

В то же время, на самом деле еще ничего не закончилось. Энергетический кризис пришел в Индию. Запасы угля на электростанциях упали до минимума, в нескольких штатах были массовые отключения электроэнергии. Для Индии это, вообще-то, не первая такая неприятность, дефициты угля там случаются регулярно раз в несколько лет, но ситуация, конечно, нехорошая.

Очевидно, что в ближайшие недели наладить там все не удастся. В стране только что завершился дождливый сезон, во время которого добыча угля падает, а чтобы ее снова нарастить, да еще развезти по электростанциям, потребуется время. Это может привести к снижению внутреннего спроса на стальную продукцию.

В то же время, индийские металлургические комбинаты имеют каптивные электростанции, некоторые компании добывают уголь для собственных нужд, так что существенное сокращение выплавки стали и производства листового проката в Индии маловероятно. Поэтому не исключено, что местные компании сохранят высокую активность на внешних рынках.

Кстати, опираться индийцам, скорее всего, придется на местные энергоресурсы. Значительно увеличить закупки угля за рубежом для удовлетворения внутреннего спроса у них вряд ли получится. Уголь сейчас нужен всем, за ним уже стоят в очереди китайцы и европейцы. А вот возможности для расширения поставок ограничены. Да и логистика проседает. Так, например, в Северной Америке новые контракты по продаже коксующегося угля в Китай заключаются с отгрузкой не раньше декабря-января: не хватает морских судов для перевозки.

В Китае после праздников, по мнению местных специалистов, пока сохранятся ограничения на поставки электроэнергии промышленным предприятиям, включая металлургические заводы. По крайней мере, после возобновления торгов на товарной бирже Чжэньчжоу энергетический уголь слегка понизился по сравнению с рекордной отметкой, достигнутой 1 октября, а ферросплавы продолжили подорожание. Возобновился и рост котировок на арматуру, горячекатаный прокат и нержавеющую сталь на Шанхайской фьючерсной бирже. Стало быть, участники торгов считают, что дефицит электроэнергии в ближайшее время никуда не денется.

На европейских биржах природный газ после феерических $1900 за 1 тыс. куб. м упал в цене почти вдвое. Но стоимость этого ресурса по-прежнему остается практически в те же два раза выше, чем в начале сентября. А контракты на поставку электроэнергии «на завтра» на германской бирже EEX 7 октября достигли нового пика — более 300 евро за МВт-ч, что в семь-восемь раз превышает средний уровень годичной давности.

Причем европейские металлургические компании считают, что все эти проблемы — всерьез и надолго. ArcelorMittal объявила о введении специальной доплаты при продажах сортового и фасонного проката в Европе — плюс 50 евро за каждую тонну стальной продукции. Как заявляет компания, из-за роста цен на газ и электроэнергию себестоимость производства на ее европейских мини-заводах прибавила около 120 евро за тонну. Ранее о введении доплаты размером в 30 ф.ст. (34,5 евро) за тонну объявила британская British Steel. Наверняка у них найдутся подражатели.

Право слово, по сравнению с этими проблемами финансовые потери российских компаний от введения акциза на жидкую сталь и повышения ставки НДПИ выглядят не такими уж и большими. Например, на Магнитогорском меткомбинате посчитали, что акциз в 2022 г. обойдется компании в среднем немногим менее $20 за тонну.

Впрочем, тут на первый план выходит вопрос о ценах. В начале октября меткомбинаты приподняли текущие предложения по арматуре и горячекатаному прокату и готовят новые повышения на ноябрь. И причины для таких действий у них, бесспорно, есть. Прежде всего, начал проявляться фактор отложенного спроса.

По данным «Северстали», в августе текущего года видимый спрос на стальную продукцию был на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого года. Причем в строительном секторе был зафиксирован спад на 16%, тогда как в ТЭК особых изменений не произошло, а машиностроение нарастило объем заказов на 23% несмотря на сложную обстановку в автомобильной промышленности. Между тем, ситуация со стройкой у нас определенно лучше, чем в прошлом году, так что летом и в начале осени явно имело место расходование запасов во время ценового спада. А теперь пришла пора их пополнять. Однако если обстановку на российском рынке в октябре-ноябре можно хоть как-то предугадать, дальше все покрыто мраком, возможно, от отключенных с целью экономии электроэнергии фонарей. Объективно, действия ArcelorMittal и British Steel показывают, что увеличение затрат на энергоносители ведет к повышению цен на стальную продукцию. Датский Saxo Bank, известный специалист по экзотичным прогнозам, вообще считает, что в мире начинается новый суперцикл роста сырьевых рынков. Причем его основной движущей силой является не столько увеличение спроса, хотя оно тоже присутствует, спасибо раздаче «вертолетных денег», сколько недостаточный объем предложения.

В принципе, рациональное зерно в этом есть. Угледобычу последовательно гнобят последние несколько лет. Кроме того, в ряде стран возникла проблема с рабочей силой. Люди не хотят идти на тяжелую и скудно оплачиваемую работу шахтеров, водителей грузовиков, докеров, медсестер, и этот список можно продолжать еще долго. При этом в западных странах развитая социалка позволяет мало-мальски сносно жить на пособиях.

Инвестиции в добычу природного газа тоже растут не так быстро, как требует рынок. В последние годы политики и эксперты с подачи климатического лобби дружно заявляли, что у этой отрасли нет будущего, так как уже через 10-15 лет традиционные энергоносители уступят дорогу солнцу и ветру. Поэтому у компаний возникли большие сомнения в обоснованности долгосрочных капиталовложений в нефтегазовые проекты.

Вообще, так получается, что реальная экономика сейчас как бы оказалась в загоне. Работать на заводе, в шахте, на стройке не престижно, не интересно, да и не выгодно. В моде креативность, биткойны, тик-токи и прочий хайп. Пока электроэнергию можно брать из розетки, а продукты — через службу доставки, это по-своему логично. Но вот когда потребление растет, а производство — не совсем, это уже становится не так интересно. А разрыв международных логистических цепочек и особенно сокращение выпуска всяких и разных товаров в Китае по причине дефицита электроэнергии вообще сулит очень острые ощущения, причем не позднее, чем этой зимой.

В данный момент на мировом рынке стали действительно намечается тенденция к росту цен из-за увеличения энергетических затрат. Но основной вопрос заключается в том, будет ли востребована стальная продукция в период дефицита газа и электроэнергии. На прошлой неделе котировки на листовой прокат на большинстве региональных рынков как раз снижались, а основной причиной этого был слабый спрос.

Острая стадия энергетического кризиса, похоже, пройдена. Моментальный обвал, как это было в октябре 2008 г., нам, скорее всего, не грозит. Но болезнь (энергетическая дистрофия), возможно, лишь перешла в хроническую стадию...

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»