Российский производитель
защитных покрытий

А что, и так можно было?! Российский и мировой рынок стали: 23-30 мая 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
3 Июня 2021
Повышение цен на стальную продукцию в России снова становится проблемой государственного уровня. На прошлой неделе этот вопрос поднимался в Государственной Думе, а заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов посвятил этой теме свое выступление на площадке 18-го Международного металлургического саммита.

Правда, в ближайшие недели ситуация может повернуться таким образом, что прекратится рост цен на стальную продукцию на мировом рынке, который уже больше полугода служит основным оправданием для российских металлургических компаний. Однако возвращение котировок на прошлогодний уровень пока так или иначе не значится на повестке дня.

Основным источником данного понижения стал Китай. Скачок внутренних цен на $120-140 за т в первую неделю после майских праздников заставил правительство КНР, ранее относившееся к растущей дороговизне стальной продукции без особой аффектации, принять срочные меры.

В частности, были оперативно пресечены биржевые спекуляции, с руководством металлургических компаний проведена разъяснительная работа, с заявлением о необходимости обеспечить нормальный ценовой уровень выступил премьер-министр, а на уровне Национальной комиссии по развитию и реформам (NDRC) было анонсирован запуск системы ценового мониторинга и контроля для важнейших видов сырьевых и продовольственных ресурсов. Наконец, появились сведения о введении экспортных пошлин на стальную продукцию низкого передела (горячекатаный прокат, вероятно, арматура и катанка).

Хотя ни одна из этих мер пока не введена в действие, этого хватило, чтобы обвалить цены на прокат на китайском рынке. Так, биржевые котировки на горячекатаную продукцию за две недели упали на $240 за т по сравнению с пиком до уровня середины марта. Арматура за это же время подешевела примерно на $200 за т. Причем этот спад наблюдался не только на биржевых торгах, но и на споте.

Конечно, не все тут однозначно, так как прошедшая неделя завершилась достаточно мощным повышением. Но, очевидно, до середины июня китайский рынок стали должен определиться с ценовым интервалом. Причем, он будет значительно ниже, чем в начале мая, когда стоимость горячекатаного проката превышала $1000 за т с НДС. Как ни смешно (нам, с нашими ценами), для Китая это были рекордно высокий уровень, шоковое подорожание.

Китайская металлургическая ассоциация CISA также объявила ряд инициатив по наведению порядка на национальном рынке стали. В частности, в соответствии с ними производители стальной продукции должны преимущественно обеспечивать потребности внутреннего рынка, приводить объемы производства в соответствие с рыночной ситуацией, чтобы не допускать дефицита или избытка предложения, отправлять на экспорт преимущественно продукцию с высокой добавленной стоимостью. Ассоциация, со своей стороны, готова взять на себя координирующие функции, мониторинг, ограничение разрушительной ценовой конкуренции.

Понятно, что в российских условиях данные действия не слишком применимы. У правительства России или ассоциации «Русская сталь» нет такой степени контроля над металлургической отрасли, как нет и мер воздействия на поголовно частные компании, а ограничение конкуренции проходит по ведомству ФАС. Поэтому в Думе только, извините за тавтологию, думают, что делать с высокими ценами, а рекомендации Минпромторга основаны на рыночном регулировании.

В частности, в качестве кратковременных чрезвычайных мер предлагаются введение экспортных пошлин на стальную продукцию, отмена возврата экспортного НДС, введение повышающего коэффициента на экспортные железнодорожные перевозки металлопродукции, увеличение ставки налога на прибыль и НДПИ для металлургических и железорудных компаний. Да, еще готовится рост экспортной пошлины на металлолом до 70 евро за т, предположительно с 1 июля.

Что можно сказать по этому поводу? Повышение ставки НДПИ — это вообще не в тему. В России нет дефицита железорудного сырья, а большинство отечественных металлургических компаний являются вертикально интегрированными. Это даст только увеличение себестоимости выплавки чугуна и стали, и не более того.

Повышение налога на прибыль либо введение так называемого налога на сверхдоход — это чуть ближе, но все равно не то. Задача заключается не в том, чтобы забрать у металлургических компаний «лишние» деньги, появившиеся исключительно вследствие благоприятной внешней конъюнктуры, а чтобы снизить внутренние цены на прокат. Подобная мера имела бы смысл, если направлять повышенные суммы налогов на компенсацию затрат на металлопродукцию для российских потребителей, однако масштабы поступлений и расходов здесь не сопоставимы. Это даже не размазывание манной каши по тарелке тонким слоем, это кормление маковым рулетом по одному зернышку за раз!

Увеличение стоимости экспортных перевозок по железной дороге до российских портов тоже будет работать больше на рост затрат металлургов и снижение их прибыльности. Да и не такая это большая статья расходов, если разобраться. Впрочем, в сочетании с другими мерами может использоваться.

Отмена возврата экспортного НДС или введение экспортных пошлин на прокат, безусловно, имеют смысл, но лишь при одном непременном условии. Если металлурги в ответ снизят доходность внутренних продаж до уровня экспортных, а не увеличат внутренние цены, чтобы компенсировать себе сокращение прибылей от зарубежных операций. Не следует забывать, что исторически стоимость стальной продукции в России обычно немного превышала экспортный уровень. Российский рынок листового проката олигополистический, крупных игроков на нем всего 4-5, если считать украинский «Метинвест» и «АрселорМиттал Темиртау». Поэтому с такими вещами надо играться осторожно.

Да, введение экспортных пошлин теоретически может привести к сокращению поставок за рубеж. Тогда внутренние цены снизятся только за счет расширения объемов предложения и усиления конкуренции между поставщиками. Кстати, на рынке арматуры такой эффект ранее время от времени наблюдался. Но это работает, только тогда, когда маржинальность бизнеса сравнительно невелика, и введение экспортной пошлины может сыграть важную регулирующую роль. Сейчас же металлурги, поставляющие горячекатаный прокат в Турцию или Евросоюз, имеют сверхприбыли. Возможно, нужный эффект дало бы введение максимальных цен отсечения, плавающих пошлин и демпфирующего механизма, который в принципе работает в России на рынке нефти и внедряется в сфере торговли сельскохозяйственным сырьем. Но рынок стальной продукции более сложный и разнообразный. Для него разработать такое регулирование, да еще сделать так, чтобы оно нормально работало и не сильно мешало, весьма непросто.

Поэтому есть вероятность, что все так и ограничится очередным повышением экспортной пошлины на металлолом. Хотя особого смысла в этом нет. Прежняя в 45 евро за т вполне работала. Внешние поставки лома из России в феврале-марте сократились в разы по сравнению с уровнем 2019 г. Они начали снова увеличиваться только во время скачка мировых цен на данное сырье в мае, который, скорее всего, окажется кратковременным. А подорожание лома в России в последние недели вызвано конкуренцией отечественных металлургических заводов друг с другом, а не с экспортерами. Лучше бы позаботились о внедрении мер, стимулирующих сбор и переработку вторсырья!

Впрочем, острота проблем, одолевающих российский рынок стали, может уменьшиться в ближайшее время по естественным причинам. Цены на металлопродукцию за рубежом, на которые равняются российские производители, могут пойти вниз благодаря китайскому вмешательству.

Прежде всего, начала дешеветь заготовка. Китайские компании больше не готовы покупать ее за рубежом по $800 за т,. Для них, пожалуй, и $700 за т CFR сейчас дороговато. При этом в стране начинается дождливый сезон, когда активность в строительной отрасли падает, а государство резко уменьшило бюджетные расходы на инфраструктурные проекты. По данным Министерства финансов КНР, за первые четыре месяца 2021 г. объем эмиссии так называемых инфраструктурных облигаций, через которых идет финансирование строек в регионах, составил 232 млрд. юаней ($36,4 млрд.), тогда как в прошлом году за тот же период перевалил за триллион юаней. Во втором полугодии в Китае могут сократить и инвестиции в жилищное строительство. Это приведет сужению спроса и снижению цен на арматуру и полуфабрикаты.

Правда, турецкие компании на прошлой неделе продавали арматуру на экспорт более чем по $750 за т FOB и были готовы покупать металлолом по $500 за т CFR. Однако, скорее всего, в июне эти цены будут падать. Прежде всего, из-за относительной слабости турецкого внутреннего рынка. Поэтому и российская заготовка вполне может опуститься до менее $650 за т FOB. А значит, и арматуре пора снижаться хотя бы до 60 тыс. руб. за т с НДС несмотря на «высокий сезон» в стройке.

К концу мая китайские компании начали предлагать на экспорт горячекатаный прокат немногим дороже $900 за т FOB. Понятно, что если правительство КНР обложит его экспортной пошлиной, цена сразу подскочит. Но пока что дешевая китайская продукция, как в январе и начале февраля, поддавливает мировой рынок. Так, корпорация ArcelorMittal ждала до пятницы, чтобы объявить очередное еженедельное повышение цен на листовой прокат в Европе, и ограничилась ростом только на 20 евро. А это уже серьезный сигнал о том, что рынок, может быть, подходит к пику!

Нет, говорить о том, что рост даже в западных странах заканчивается, пока рано. Подождем хотя бы еще недельку, посмотрим, что будут делать китайцы, и что станет происходить в первых числах июня в Евросоюзе и США. Но звоночки уже, как говорится, позвякивают. Подъем последних месяцев не в последнюю очередь обуславливался крайним потребительским оптимизмом в западных странах. Считалось, что спрос на любой товар будет гарантирован, поэтому важно было, в первую очередь, иметь металл для обеспечения дальнейшего производства, а цена была второстепенной.

Однако в американских экспертных кругах уже идут разговоры о возможном повышении процентных ставок с целью недопущения перегрева экономики, а ряд американских штатов отменили повышенные пособия по безработице, чтобы вернуть людей на рабочие места... за меньшую плату.

По данным американского веб-сайта ZeroHedge, который ссылается на регулярные многолетние опросы Conference Board, значения индексов, отражающих намерения американцев в ближайшие шесть месяцев приобрести автомобиль, недвижимость и бытовую технику, в мае текущего года упали до многолетних минимумов. А спад по сравнению с предыдущим месяцем оказался по всем трем позициям самым резким, по меньшей мере, с начала XXI века. Конечно, ZeroHedge — это, так сказать, диссидентский ресурс, но все же, но все же...

Понятно, что избыточный, «опережающий» спрос в конце 2020 — начале 2021 г. рано или поздно должен обернуться снижением видимого потребления. Тут важно и то, что все американские программы антиковидных компенсаций и пособий действуют только до сентября текущего года. И если их действие не будет продлено, национальный потребительский рынок может просто схлопнуться из-за резкого ухудшения настроений и ожиданий.

Посему вокруг все снова становится зыбким и неуверенным. Надо наблюдать, прощупывать перед собой дорогу и быстро реагировать на новые перемены. А они будут, будут! Может, не завтра, не послезавтра, но что-то должно измениться!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Worldsteel опубликовала рейтинг ведущих металлургических компаний
11.06.2021
Worldsteel опубликовала рейтинг ведущих металлургических компаний
Международная металлургическая ассоциация World Steel Association (Worldsteel) опубликовала рейтинг крупнейших металлургических компаний мира, в которую включила 107 производителей из 21 страны, выплавивших в 2020 г. более 3 млн. т стали.

Доминируют в этом рейтинге китайские компании, занявшие в нем 64 места. При этом в первой десятке 7 китайских представителей, а среди двадцати ведущих металлургических компаний мира 12 китайских. Кроме них, там по две компании из Японии и Южной Кореи и по одной из Люксембурга, Индии, США и Ирана.

Первое место в глобальном рейтинге заняла китайская группа Baowu, которой насчитали 115,29 млн. т. Прежний лидер ArcelorMittal на втором месте с результатом 78,46 млн. т. Замкнула тройку лидеров китайская HBIS Group, чьи предприятия выплавили в 2020 г. 43,76 млн. т стали.

Еще три компании произвели в прошлом году более 40 млн. т. Это китайская Shagang Group (41,59 млн. т), японская Nippon Steel (41,58 млн. т) и корейская Posco (40,58 млн. т). Замыкают десятку снова китайские компании Ansteel (38,19 млн. т), Jianlong (36,47 млн. т), Shougang (34,00 млн. т) и Shandong Steel (31,11 млн. т).

В глобальный рейтинг вошли шесть российских компаний. Это группа НЛМК (22-е место, 15,75 млн. т), Евраз (30-е место, 13,63 млн. т), группа ММК (37-е место, 11,57 млн. т), Северсталь (40-е место, 11,31 млн. т), Металлоинвест (72-е место, 4,97 млн. т) и Мечел (96-е место, 3,61 млн. т).

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Ситуация на российском рынке coil-coatings
11.06.2021
Ситуация на российском рынке coil-coatings
Ежеквартальное издание «Хим-Эксперт. Coil-Coatings» о рынке ЛКМ для рулонного проката в России.

Этот и другие графики в PDF:

Потребление краски выросло пропорционально.
В 2020-м сегмент coil-coatings продемонстрировал небольшой рост.
Потребление выросло за счет внутреннего производства.
Доля отечественных ЛКМ выросла значительно.
Игроков не много, но конкуренция острая.
Российские производители увеличили объемы выпуска.
Импортерам в 2020-м не удалось достичь таких же показателей.
В России значительный резерв мощностей.
Спрос будет расти на продукты со спецсвойствами.
Зависимость от импортных смол — одна из основных сырьевых проблем.
Потребление coil-coatings будет расти, но темпы будут невысокие.
Самое интересное — это считать чужие деньги. Российский и мировой рынок стали: 30 мая — 6 июня 2021 г.
10.06.2021
Самое интересное — это считать чужие деньги. Российский и мировой рынок стали: 30 мая — 6 июня 2021 г.
Петербургский международный экономический форум — сам по себе событие, а в этом году одним из главных его «героев» стала металлургия. Правда, таким образом, что лучше бы и не становилась.

Рост цен на стальную продукцию, продолжающийся с осени прошлого года, оказывает все более заметное и негативное влияние на экономику. И превышение смет при реализации государственных строительных и инфраструктурных проектов, о чем так беспокоятся в правительстве, - это только вершина айсберга, причем сравнительно небольшая.

Подорожавшая в 2-2,5 раза стальная продукция бьет по всему металлообрабатывающему сектору, особенно, по малому и среднему бизнесу, о поддержке которого так много говорилось на ПМЭФ. Очень большой урон понесло индивидуальное жилищное строительство, которое в прошлом году было одним из основных источников роста на российском рынке стали.

Снижение цен на металл, пиломатериалы и другие ресурсы действительно становится насущной потребностью для российской экономики. Однако в информационном пространстве ее, к сожалению, в значительной мере заслонила «хайповая» тема о сверхдоходах металлургов.

Действительно, подъем цен на стальную продукцию способствовал увеличению прибыльности российских (да и любых других) металлургических компаний. По итогам текущего года их акционеры наверняка смогут рассчитывать на рекордные дивиденды, а государство получит от них повышенные суммы налогов. Но современный рынок — штука волатильная и непостоянная. Сегодня производители стали на коне, а совсем недавно, в 2015-2016 гг., большая часть мировой металлургии была убыточной. Не исключено, что пройдет еще пара-тройка лет, и нынешний подъем снова сменится резким спадом.

Кроме того, не следует забывать о том, что подорожала не только стальная продукция, но и сырье, необходимое для ее получения. Если взять за точку отсчета начало 2019 г., когда российская и мировая экономика еще находилась в нормальном состоянии, получится, что металлолом в России подорожал по сравнению с тем периодом примерно в такой же степени, что и арматура, - немногим менее, чем в два раза. А железная руда сейчас стоит почти в три раза больше, чем два с половиной года тому назад, тогда как горячекатаный прокат на мировом и российском рынке прибавил только в два — два с половиной раза. Тут можно спорить о том, что первично, а что вторично (пожалуй, это именно стальная продукция потянула за собой вверх сырье, а не наоборот), но данный фактор тоже надо учитывать.

Конечно, рассуждать о том, как избавить российских металлургов от «несправедливо нажитых» средств, можно долго, интересно и увлекательно. Но потребителям от этого не жарко, не холодно. Если взять даже те самые 100 млрд. руб. сверхдоходов, о которых упоминал первый вице-премьер Андрей Белоусов, и потратить их все на компенсацию роста затрат потребителей металлопродукции, в среднем по России им достанется всего лишь примерно по 2,5 тыс. руб. за тонну использованного проката. Не копейки, само собой, но и не бог весть, сколько. Особенно учитывая, что в настоящее время стоимость листового проката и арматуры в России превышает уровень экспортного паритета, как минимум, на 10-15 тыс. руб. за т.

Вообще, сообщение между мировым и российским рынком словно проходит через некий ниппель. Если цена на прокат растет за рубежом, она тут же начинает подниматься и в России. А вот когда экспортные котировки российских компаний после такого подъема идут на спад, внутренний рынок вдруг теряет связь с мировым и, порой, восстанавливает ее не один месяц.

Правда, тут еще немаловажную роль играет точка отсчета. Как заявил один из металлургических «топов», нынешние цены на горячекатаный прокат в России на 30% ниже, чем в Западной Европе и на 40% ниже, чем в США. Однако это же западопоклонство! Почему бы не сравнить российские котировки, например, с уровнем ведущих азиатских стран, Индии и Китая? Тогда окажется, что наши цены выше на 25-35%!

Говорят, что для любой проблемы можно найти быстрое, эффектное и... неправильное решение. В данном случае, им будет административный, таможенный или налоговый нажим на металлургов. Мы же все-таки не джентльмены, что меняют правила игры на ходу, если начинают по ним проигрывать! Как говорил глава еще одной металлургической корпорации, не надо ломать то, что работает.

Российская экономика открытая и тесно связана с мировой. Что же, за это надо платить. И если более сильные игроки, которыми являются США и другие страны Запада, мухлюют, заливая свои экономики необеспеченными деньгами и экспортируя к нам свою инфляцию, надо либо перебивать их игру своей или, ежели мощи на это не хватает, терпеть и не писать жалобы в ООН и «Спортлото».

Чтобы быстро опустить цены на металлопрокат и другие ресурсы в России, надо иметь возможность использовать либо советские, либо южнокорейские методы конца 60-х — начала 70-х гг., либо родственные им современные китайские. В любом случае это означает фактическое превращение страны в корпорацию, в которой крупный частный бизнес или не существует как класс, или находится под жестким диктатом государства и обязан выполнять его требования, в том числе, и неформальные.

Ранее российскому правительству удалось решить задачу понижения внутренних цен по сравнению с экспортными на нескольких направлениях. В случае с природным газом это происходит через государственную монополию. Для нефти и нефтепродуктов разработана система налоговых и таможенных демпферов, обратных акцизов и т. д. Нечто похожее создавалось в последние месяцы и для некоторых продовольственных товаров. Но в правительстве несколько раз повторяли, что не видят возможности создания аналогичного механизма на рынке стальной продукции.

Как отмечал еще один «маршал российского бизнеса», комментируя ситуацию на рынке жилья, чтобы снизить цены на недвижимость, надо больше строить. Совершенно верное замечание! Но в наших конкретных условиях оно означает необходимость создания крупного государственного игрока, который будет строить много и дешево (например, арендное и социальное жилье) и за счет своего предложения устанавливать на рынке ценовые потолки, ограничивая аппетиты частных девелоперов.

В российском металлургическом секторе, правда, именно такой механизм не сработает. Не будешь же строить пару новых металлургических заводов, чтобы они целевым образом снабжали только отечественных потребителей! Но еще в начале текущего года в качестве возможных долгосрочных мер предлагалось создание элементов ценового контроля за счет приобретения проката в госрезерв во время спадов и товарных интервенций в периоды резких подъемов.

Эту идею, как минимум, можно развить до состояния некой снабженческой госкомпании, приобретающей металл по оптовым ценам на предприятиях и поставляющей его независимым металлотрейдерам и конечным потребителям по сглаженным формульным ценам, но здесь очень многое будет зависеть от качества управления данной структурой. Впрочем, от него всегда все зависит...

Так или иначе, российским потребителям стальной продукции, скорее всего, придется ждать, пока мировой рынок не исправит сам свои диспропорции. Вариантов здесь несколько. Во-первых, сбить цены могут китайцы, покупая товарную заготовку не дороже $650-670 за т CFR и продавая горячекатаный прокат на экспорт по $900-950 за т FOB. Но тут многое зависит от политики китайского правительства, которое само блуждает в трех соснах, пытаясь совместить климатическую политику с реальными потребностями экономики, а внутренний рынок с экспортом. Если китайцы таки введут с 1 июля экспортные пошлины на сортовой и листовой прокат, понижающее влияние с их стороны сойдет на нет.

Во-вторых, через пик подъема могут перевалить западные страны. В Европе, например, листовой прокат уже больше недели сохраняет стабильность. Но дефицит стальной продукции на региональном рынке, по оценкам местных специалистов, продлится, как минимум, до конца текущего года. Аналогичная ситуация в США, где повышение цен, между прочим, все еще продолжается.

В-третьих, США и ЕС могут принять меры по борьбе с инфляцией, которые пропагандируют наш министр финансов и глава Центробанка РФ. Это значит, поднять процентные ставки, сократить бюджетные расходы, охладить перегретые рынки. У нас подобную политику уже проводили в 2015-2016 гг. в очень похожих обстоятельствах. Разве что, причиной роста инфляции тогда был не прямой ее импорт из западных стран, а падение курса рубля. Для экономики такие меры оказались весьма неприятными.

Поэтому не слишком вероятно, что США и Евросоюз воспользуются теми рецептами, которыми они пичкают других. Скорее, они продолжат денежную накачку и не будут торопиться с объявлением о завершении эпидемии коронавируса. Впрочем, надо будет посмотреть, станут ли США продлевать свои программы поддержки населения и бизнеса, срок действия которых завершается в сентябре.

Таким образом, можно предположить, что прекращение роста цен на стальную продукцию в России в июне-июле вполне реально, а вот существенное понижение котировок до уровня прошлого года (или хотя бы марта, как для госпроектов) — нет. Для этого должны смениться долгосрочные тенденции, чего мы пока не наблюдаем.

И, в завершении несколько слов о климатической политике. Информационное агентство Reuters обнародовало проект европейской схемы углеродных тарифов, ввод которой в действие может начаться с 2023 г. Грубо говоря, европейских импортеров стали, алюминия, цемента, удобрений и электроэнергии (повторяю: импортеров!) обяжут оплатить по европейским ценам разрешения на выбросы всего углекислого газа, что возникли в течение всего процесса производства закупаемой за рубежом продукции.

В частности, при нынешних ценах это означает, например, введение дополнительной пошлины на российский горячекатаный прокат в размере 95-100 евро за т за одну только выплавку стали плюс плата за углекислый газ, выделенный в процессе прокатки, плюс плата за непрямые выбросы при генерации электроэнергии и, может быть, добыче железной руды и коксующегося угля. Причем всю систему предлагается сделать максимально громоздкой и неудобной для импортеров, которым угрожают драконовскими штрафами за попытки приуменьшения выплат. При таком механизме российским металлургам, действительно, придется уйти с европейского рынка или тратить еще большие деньги на внедрение у себя безуглеродных технологий, да еще и сертифицированных западными органами, которые станут для них чистыми издержками, — ни уму, ни сердцу. Президент в своем выступлении на ПМЭФ, впрочем, предложил альтернативный вариант. Если уж Россия не в состоянии противостоять в одиночку охватившему весь мир климатическому безумию, можно попытаться направить движение в другом направлении — не добиваться параноидальной ликвидации выбросов углекислого газа, а сделать упор на него поглощение.

Как заявил президент, Россия обладает колоссальными поглощающими возможностями за счет лесов, болот, сельхозугодий, и поэтому может занять ведущее место на глобальном рынке так называемых «углеродных единиц». Поэтому и металлурги могут повышать свою международную конкурентоспособность, вкладывая средства в защиту лесного хозяйства или облагораживание земель. Конечно, здесь принципиальное значение имеют проработка общепризнанных критериев климатических проектов, создание прозрачной системы оценки поглотительной способности участков и постоянного контроля эмиссии и поглощения углекислого газа.

Очень сомнительно, что такую схему поддержат в западных странах, хотя отвергнуть ее с помощью рациональных доводов весьма сложно. Так что, будет весело!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»