Российский производитель
защитных покрытий

Такая холодная весна. Российский и мировой рынок стали: 24 апреля — 1 мая 2022 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
1 Мая 2022
Природа нас не балует в этом году. Уже май наступил, а в наших северных широтах настоящего весеннего тепла, считай, и не было. Впрочем, суровому году — холодные ветры!

«У рынка провалилось дно», - так характеризуют сложившуюся обстановку некоторые металлотрейдеры. В марте правительство, помнится, «выжимало» из металлургов понижение цен на прокат, ограничивало торговую наценку для дистрибьюторов. Месяц спустя все это стало не актуально.

Цены падают без всякого влияния государства, под влиянием неблагоприятной рыночной обстановки. К началу мая котировки на арматуру опустились до минимальной отметки с октября прошлого года. Горячекатаный прокат снизился только до январских показателей, но, может, просто еще не успел.

Российский рынок оказался разбалансированным. С одной стороны — падение спроса. Дорогие деньги, вымывание оборотных средств, отказы банков в финансировании, резкое увеличение затрат — все это уменьшило видимое потребление на 20-30%. А стартовавший еще в марте ценовой спад еще сильнее все обострил. У потребителей, даже имеющих деньги на счету, возник прямой резон отложить закупки в ожидании, что дальше все станет еще дешевле.

С другой стороны, на значительные уступки идут не только дистрибьюторы, но и металлургические компании. У них сокращение экспортных поставок привело к накоплению значительных излишков продукции. Продажи за рубеж идут, но только по некоторым направлениям, где есть возможность осуществления расчетов и физической доставки. Крупнейшим покупателем пока является Турция. Однако продавать приходится со значительным дисконтом. В конце апреля экспортные котировки для российских компаний с учетом укрепления рубля стали ниже внутренних.

Теперь, чтобы стабилизировать рынок, металлургам, похоже, придется сокращать производство. Хотя такие решения будут приниматься не сразу и не быстро. В мае объем выпуска, по-видимому, существенно корректироваться еще не будет.

Важный вопрос заключается в том, когда российская экономика достигнет дна, а также когда и как сможет от него оттолкнуться. Глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина считает, что самое сильное снижение ВВП и пик инфляции придутся только на четвертый квартал текущего года. С точки зрения экономики в целом это выглядит достаточно правдоподобно.

Перестройка логистических цепочек займет немало времени. В Китае локдауны, поэтому связь с ним затруднена. Многие нейтрально настроенные страны осторожничают, выжидая, когда, как и чем завершатся украинские события. Очевидно, о какой-либо стабилизации обстановки можно будет говорить лишь после прекращения боевых действий.

Эльвира Набиуллина заявила, что вопрос о привязке курса рубля к золоту не обсуждается. Хотя, судя по недавнему интервью секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, идеи, можно сказать, носятся в воздухе. Между прочим, совсем не обязательно, что речь идет именно о золоте. Оно, конечно, - металл красивый, но его ни в бак не заправишь, ни на обед не приготовишь. А если, например, только за рубли можно будет купить природный газ, нефть, продовольствие, палладий с титаном? А если не за рубли, а за какую-нибудь новую международную валюту?! Не исключено, что работа на этом направлении таки ведется, хотя ее результаты мы увидим сильно не сразу.

Не менее нескольких месяцев займет и прояснение ситуации с импортозамещением. Российская экономика достаточно сильно интегрирована в мировую. А в производственной цепочке достаточно выпадение всего пары-тройки звеньев, чтобы нарушился весь процесс. Многие предприятия сообщают о поступлении огромного числа заказов от клиентов, которые ранее использовали импортные аналоги. Но увеличение выпуска или расширение ассортимента зачастую наталкиваются на дефицит финансовых и кадровых ресурсов.

Кроме того, новая ситуация требует широкомасштабной законодательно-регулятивной перестройки. Так, имеющиеся меры господдержки не всегда помогают, так как были разработаны в иной экономической реальности и для иных целей. Сами промышленники, отраслевые эксперты, депутаты видят необходимость глубоких перемен в налоговом, таможенном, антимонопольном законодательстве. Работа над этим идет, причем весьма высокими темпами, но потребуются месяцы, чтобы изменения сказались на низовом хозяйственном уровне.

Тем не менее, все это еще не означает, что за суровой весной последует такое же холодное лето. Перед Первомаем ключевая ставка была понижена до 14% и будет уменьшаться и дальше. Эльвира Набиуллина предупредила, что следующие шаги будут не такими решительными, однако можно рассчитывать на то, что в ближайшем месяце произойдет, по меньшей мере, еще одна коррекция.

Если к концу мая ключевая ставка упадет до 11,5-12,5%, а льготная ипотека понизится, например, до 7%, то стройка определенно получит возможность дышать. В июне с некоторым опозданием может таки начаться полноценный строительный сезон. За еще один месяц борьбы с кризисом удастся восстановить еще какую-то часть экспорта и разблокировать какие-то направления импорта. Многие западные компании уже осваивают работу с Россией в «сером» режиме. Терять прибыли и нести убытки из-за политиков им совсем не улыбается.

В то же время, рассчитывать на ценовой разворот в ближайшее время будет сложно. Избыток предложения так просто не уберешь. В условиях торговой блокады и прекращения вывоза капитала из России рубль продолжит укрепляться. Мартовский скачок инфляции уже, похоже, сменяется дефляцией. Сжавшийся из-за всеобщего подорожания спрос приходится восстанавливать удешевлением. Главное, что потребление вообще есть, и его можно стимулировать хотя бы таким способом.

Безусловно, в нынешней ситуации сложно делать прогнозы. Есть очень много рисков. Причем они не ограничиваются военно-политической сферой, хотя с ней тревожнее всего. За последние два с лишним месяца Россия значительно ослабила свои связи с мировой финансовой системой, но остается достаточно тесно связанной с глобальной экономикой. А она, похоже, находится накануне серьезных испытаний.

На мировом рынке стали происходит то же самое, что и на российском: цены снижаются. Причем основная причина и там заключается в сужении спроса. В Китае экономика уже заметно страдает от локдаунов, хотя обстановка на самом деле там очень неоднозначная. Это, в частности, проявляется на местном рынке стальной продукции.

Под влиянием противоречивых заявлений и неоднозначных данных цены на нее в Китае с начала марта совершают колебания, причем порой весьма резкие, но... в достаточно узком интервале. На торгах Шанхайской фьючерной биржи для арматуры он составляет примерно 4800-5100 юаней ($727-773) за т, для горячекатаного проката — в среднем, на 100 юаней выше.

Китайский экспорт стали определенно увеличился, но цены на него во второй половине апреля падали, в том числе, и из-за проблем с логистикой, а также ослабления курса национальной валюты. Однако и китайские власти предупреждают металлургов, чтобы они не увлекались внешнеторговыми операциями и не создавали дефицит на внутреннем рынке.

В других регионах — иные заботы. Так, на Ближнем Востоке после праздников, завершающих Рамадан, может немного активизироваться спрос на стальную продукцию строительного назначения, при том, что цены на нее упадут. Российские компании смогли существенно увеличить экспорт полуфабрикатов, а падение цен на них привело к резкому удешевлению металлолома в Турции, примеру которого, очевидно, последует и сортовой прокат.

Европейские политики своим санкционным жаром загнали региональную экономику в глухой угол. Отказаться от российского газа в ближайшие годы она не сможет. Даже те страны, что официально объявили о нежелании платить за него рублями, очевидно, будут доставать его различными «обходными» путями. Но цены на газ на уровне $1000 за 1 тыс. куб. м и выше — это надолго. Равно как и тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей в пределах 150-200 евро за МВт-ч.

Промышленность в такой обстановке нормально работать не может. Металлургам проще: при наличии квотирования импорта они будут удерживать котировки на свою продукцию на таком уровне, чтобы отбить затраты или хотя бы не слишком много терять. Но рецессия в Евросоюзе, очевидно, неминуема. Причем она будет происходить с полного ведома и одобрения Европейской комиссии, так как таким образом упадет потребление российского газа, а от импорта нефтепродуктов вообще можно будет отказаться.

В то же время, для США складывающаяся ситуация пока не выглядит критичной. Наоборот, в последние месяцы в американском металлургическом секторе было анонсировано беспрецедентное количество новых проектов. Новые крупные предприятия по выпуску листового проката будут строить U.S. Steel и Nucor. Та же Nucor будет возводить мини-заводы для производства арматуры, спрос на которую, как ожидается, существенно возрастет благодаря триллионной программе модернизации американской инфраструктуры. Сразу несколько компаний приступили к строительству в США заводов по выпуску алюминиевой продукции. Если это не повторная индустриализация, о которой много говорили еще при Трампе, то что?!.

Правда, в США собираются бороться с инфляцией путем повышения ставок. Это хорошо для доллара, который «тяжелеет» по отношению к остальным валютам (кроме рубля), но может быть не очень здорово для экономики страны. По крайней мере, первый квартал США завершили со снижением ВВП на 1,4%. Однако Штаты, как и Россия, кстати, играет вдолгую. Поэтому к ним, скорее, применима поговорка: «Цыплят по осени считают». А впереди еще только май. Но, может, хотя бы в этом месяце, наконец, потеплеет?!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»