Российский производитель
защитных покрытий

Вызываем огонь на себя. Российский и мировой рынок стали: 27 февраля — 6 марта 2022 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
12 Марта 2022
Кто посеял ветер, пожнет бурю, утверждает народная мудрость. А как чувствует себя тот, кто посеял бурю?!.. Вот так он себя примерно и чувствует. Как ежик, попавший в барабан, катящийся с горы.

У Сергея Переслегина в «Сумме стратегии» есть небольшой эпизод о том, как Эрих Людендорф, лучший полководец Германии в Первой Мировой войне, оценивал обстановку в конце 1917 г., когда он фактически встал во главе воюющей страны. Политически и экономически она была катастрофичной, стратегически — очень тяжелой, в области оперативного искусства все было, скорее, хорошо, а в тактике Германия имела ощутимое преимущество.

Ту войну немцы проиграли. А как со всем этим обстоят дела у нас в данный момент? Политическая и экономическая обстановка тяжелая. Как в начале июля 41-го, отступаем по всем фронтам, теряя живую силу и технику. Особенно, технику.

Что бы ни говорили о том, что удар, нанесенный в ночь на 24 февраля, был упреждающий, сегодня это может быть интересно только будущим историкам. Первой стронув лавину, Россия вызвала огонь на себя, попав под серию сокрушительных атак. На Западе она объявлена вне закона — в самом прямом смысле. Антироссийская кампания в западных средствах массовой... ну, пожалуй, слово «информации» к ним уже больше не подходит... достигла беспрецедентного накала. Все международные организации, находящиеся под контролем Запада, вплоть до ассоциации любителей котиков, исключили ее из своих рядов. Заявка на то, чтобы «действовать как американцы», вызвала серьезное непонимание внутри страны.

На экономическом фронте Запад продемонстрировал свою мощь и силу, нанеся удар по всем ключевым для себя направлениям — финансы, транспорт, международная торговля, страхование, регулирование, информационные и промышленные технологии. Официально объявленные санкции — это мелочь. Главное, что он показал такую сплоченность, что Северная Корея наверняка обзавидовалась. Крупный западный бизнес с радостным энтузиазмом или же обливаясь горючими слезами и грызя кактус, начал рвать отношения с Россией, жертвуя своими доходами, прибылями и деловой репутацией.

Более того, на этом фронте у противника остался еще один мощный резерв — вторичные санкции, которые могут быть применены к тем, кто еще не отказался от экономических связей с Россией. Они пока не объявлены, но эта угроза заставляет многих партнеров приостановить отношения с российскими компаниями.

Хотя, говоря о том, что все поставки в (и из) Россию прервались, западные средства массовой … сильно преувеличивают, выдавая желаемое за действительное. Как сообщают российские металлургические компании, фактически закрылось только европейское направление. На прочих есть трудности с фрахтом, страхованием, финансированием, но эти проблемы в целом решаются в рабочем порядке. Отнюдь не прекратились и импортные операции, в том числе с продукцией компаний, официально присоединившихся к санкциям. Правда, все зарубежные контрагенты требуют предоплату.

На этом уровне и у России есть свою оружие — нефть, газ и прочие ресурсы. Обстановка, сложившаяся на конец зимы 2021/2022 гг., создала для противника ряд серьезных слабостей. Прежде всего, еще до начала украинского кризиса практически на всех рынках создался дефицит предложения. Газ в Европе начал дорожать в октябре 2021 г. из-за провала региональной ветроэнергетики в третьем квартале. Нефть превысила отметку $90 за т в конце января. На рынке стали рекордный подъем произошел еще в первой половине 2021 г., и с тех пор цены сильно не упали. Алюминий, цинк, медь, никель, палладий тоже в 2021 г. вышли на многолетние максимумы.

Поэтому «отключение» России от международного рынка либо угроза такового, как в случае с природным газом, вызвала панический скачок цен. В конце прошедшей недели спотовые цены на газ в Европе превысили $2000 за 1 тыс. куб. м, нефть «брент» достигла $118 за баррель. Алюминий, поставки которого из России тоже изначально не собирались блокировать (оно все само собой, так сказать, «насралося»), установил абсолютный рекорд, превысив прежний максимальный уровень конца 80-х гг. ХХ века. Никель и цинк поднялись до значений 15-летней давности.

Такой же переполох произошел и на рынке стали. В Евросоюзе корпорация ArcelorMittal взвинтила базовые цены на горячекатаный прокат до 1150 евро за т EXW, лишь немного не достав до рекордной отметки июня 2021 г. Некоторые мини-заводы заявляют, что из-за новых скачков цен на газ и электроэнергию могут приостановить производство. При этом газ в Европе в ближайшие месяцы особенно дешеветь точно не будет.

Турецкие металлурги находятся, можно сказать, в «смешанных чувствах». С одной стороны, они рвутся на рынок замещать продукцию российских и украинских конкурентов. По данным Argus, за неделю, прошедшую с 24 февраля, они заключили экспортные контракты примерно на 1 млн. т проката и полуфабрикатов. К концу недели внешние котировки на заготовку турецкого производства превысили $800 за т FOB, а на арматуру достигли $900 за т.

Однако, с другой стороны, Турция сама была крупным импортером полуфабрикатов и горячекатаного проката из России и Украины, а эти поставки затруднились или прекратились. Кроме того, местным компаниям отчаянно не хватает металлолома. Цены на него скакнули от немногим более $500 за т CFR в конце февраля до около $600 за т. А возможно, вскоре окажутся еще выше.

Индийские и китайские металлурги усиленно задирают вверх цены на экспорте. Китайский горячекатаный прокат за прошедшую неделю подорожал на $60-70 за т и уверенно идет дальше. Индийские компании еще до 24 февраля приостановили внешние продажи, а теперь рассматривают возможность вернуться на рынок... с ценами до $1000 за т FOB и более. Для Европы сейчас и $1100 за т будет за счастье.

Поэтому ситуация на экономическом фронте имеет тенденцию к переходу к позиционной борьбе на истощение. Тут уж — кто не выдержит раньше. Или российская экономика загнется без западного импорта и западных рынков, или взлет цен на ресурсы и усилившийся дефицит обрушат западные экономики в гиперинфляцию либо глубокий экономический кризис. По крайней мере, угроза резкого усиления инфляции в Европе и отчасти в США сейчас весьма реальна, а классические методы борьбы с ней с помощью повышения ставок и сокращения государственных расходов могут иметь крайне неприятные побочные последствия. Причем если западные санкции слабо задевают важнейшие жизнеобеспечивающие отрасли российской экономики, то Европа страдает от подскочивших цен на энергоносители и металлы прямо сейчас.

Конечно, о макроэкономике можно говорить очень много, но ситуация на этом направлении развивается быстро. Уже через неделю обстановка может существенно измениться.

Поэтому переходим к стратегии. Здесь, как ни странно, все не так уж плохо. Да, нынешняя операция отличается огромными издержками и запредельным риском, но шансы на конечный успех есть. Во всяком случае, можно было заметить, что Россию и ранее постепенно обкладывали санкциями и усиливали напряженность на границах. Однако лягушка не стала ждать, пока ее постепенно сварят, а взяла и выпрыгнула, опрокинув кастрюлю и разбрызгав во все стороны горячую воду.

Кризис очень наглядно и остро продемонстрировал, что наш противник реально представляет собой жестко тоталитарную «Империю лжи» воистину библейских масштабов. Возвращаясь к объявляемым западными компаниями разрывам отношений с Россией, можно провести прямую параллель с тем, как те же самые компании ранее покорно внедряли у себя «толерантность», «разнообразие», «устойчивое развитие» и «декарбонизацию», а также принимали установку о том, что на первом месте должна быть не прибыль, а интересы неких «стейкхолдеров».

Возможно, 24 февраля было большой и страшной ошибкой, но разрыв с таким западным миром теперь выглядит необходимым и неизбежным шагом. Собственно, еще в прошлом году Россия столкнулась с импортом инфляции и прочими издержками, вызванными безответственной финансовой политикой западных правительств. Рано или поздно все должно было завершиться сильнейшим кризисом с дальнейшим переформатированием общества в сущий «киберпанк» по Клаусу Швабу с реальным обнулением среднего класса и «цифровым концлагерем». Тенденции на этот счет были достаточно заметными, особенно во время разгула ковида.

В целом стратегия сейчас определяется там — на/в Украине. Пока сложно сказать, к чему в конце концов приведет следование принципу Наполеона - «Сначала ввязаться в бой, а там посмотрим», но от итогов этого противостояния зависит, будет ли у нас стратегия вообще. Дав слабину, Россия потеряет все. Выиграв первый бой, получит возможность выйти на новый уровень противостояния, сможет получить поддержку потенциальных сторонников в борьбе против западной гегемонии, которые сейчас выжидают и смотрят, чья возьмет.

Правда, внятной альтернативы нынешней модели мировой экономики пока никто не предложил, равно как не совсем понятно, какой станет российская экономика в итоге, если сумеет пережить ближайшие несколько месяцев. Вероятно, все будет создаваться в процессе, как говорил один известный политический деятель прошлого, живого творчества масс.

Здесь очень многое зависит от зарубежных коммерческих партнеров. Позиция Южной Кореи, добившейся исключений из-под действия санкций, Франции, рекомендовавшей своим компаниям не уходить из России, и действия некоторых западных компаний, не рвущих связей с российскими клиентами, показывают, что не все тут безнадежно. Импортозаместить абсолютно все невозможно, поэтому Россия должна сохранить определенный уровень международных связей с дальней стратегической перспективой на создание новой экономической общности в пределах, как минимум, солидной части Земного Шара.

Но тут уже пора переходить на следующий уровень — оперативный. Пока что здесь обстановка неопределенная. Заявлено достаточно много различных мероприятий по поддержке финансовой системы, строительного сектора, ИТ, различных отраслей промышленности. Взят курс на ускорение импортозамещения и расширение его масштабов. Но все это требует сосредоточенной, последовательной, методичной, но при этом весьма срочной работы по созданию новой экономики, способной нормально функционировать в режиме отрыва от западных материалов, технологий и сервисов.

Очевидно, в такой экономике станет больше государства и больше централизованного начала. Рынок останется, но будет более регулируемым. Вероятно, от чисто товарно-денежных отношений приоритеты сдвинутся в сторону солидаризма либо корпоративизма. Провозглашено дальнейшее развитие направления частно-государственного партнерства.

Вообще, соединение централизованного государственного начала и частной инициативы при примате национальных интересов над прибылью может быть очень эффективным. Южная Корея 60-70 гг. подтверждает. Основная проблема здесь заключается в том, что данная система очень строга в управлении и требует квалифицированных и добросовестных кадров.

В целом, именно люди, человеческий капитал, становятся сейчас самым ценным и важным ресурсом. Закрыть большую часть зависимостей России от критического импорта (с учетом сохранения связей с условно дружественными странами) теоретически можно за несколько лет, но для этого потребуются, во-первых эффективная работа штаба, который должен взять на себя управление, координацию и ресурсное обеспечение, а во-вторых, много квалифицированных специалистов, организаторов-управленцев, айтишников, конструкторов, инженеров и т. д.

Однако все это — задачи на будущее, а прямо сейчас все решает тактика. И здесь результаты пока неоднозначные. Приоритет в первые дни был отдан финансовому сектору и перекрытию утечек капитала. Но до сих пор не удается успокоить валютные рынки, а ведь падение рубля представляет собой главный фактор раскрутки инфляции, которую жизненно важно подавить в кратчайшие сроки. В правительстве рассматривают возможности ценового контроля. Причем, это будет распространяться и на первичный рынок металлопродукции, и на металлоторговлю, которой могут быть ограничены наценки. Но для этого необходимо, чтобы рубль крепко стоял на ногах, поставки импортной продукции осуществлялись, а у розничной торговли было поменьше стимулов для поднятия цен на 20-50-100%.

Еще один момент: пока что российские власти воюют «деликатесненько», лишь реагируя на действия противника, имеющего инициативу и пользующегося ею. Никаких радикальных ответных действий за прошлую неделю не предпринималось, у противника сохранялись возможности сделать ход назад. Однако с той стороны шло только дальнейшее нагнетание.

В общем, в первую неделю тактика заключалась, в основном, в минимизации ущерба, без намерения жестко рвать связи (взаимовыгодные и ценные) с западным бизнесом и нанесения противнику по-настоящему сильных ударов. Впрочем, подъем цен на биржах и паника на рынках возникли и так, без нашего прямого участия. А в самом конце недели российским компаниям было рекомендовано приостановить экспорт удобрений и некоторых химикатов, которые очень востребованы в Европе. И этот процесс можно спокойно и вдумчиво развивать.

Впереди — длинные выходные и короткая неделя. Но в определении путей дальнейшего развития ситуации она может оказаться очень важной.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
25.05.2022
«Роял Групп» получит льготный кредит на расширение производства
Компания «Роял Групп» получит кредит по новой программе региональной поддержки бизнеса. Средства пойдут на расширение производства порошковых покрытий. Об этом сообщает пресс-служба министерства инвестиций, промышленности и науки Московской области.

Порошковая покраска, фото ©metkolor.ru


На днях производитель заключил договор по программе льготного кредитования с «Прио-Внешторгбанк» (Рязань). В прошлом году компания «Роял Групп» начала расширять производство порошковых ЛКМ в Егорьевске. Средства пойдут на реализацию инвестпроекта.

«Компания “Роял Групп” в рамках кредитного договора получит 100 млн рублей по ставке 8,5% годовых. Эта процентная ставка будет обеспечена за счет программы субсидирования, которая доступна подмосковным предпринимателям в качестве новой региональной меры поддержки бизнеса», – сообщила заместитель председателя правительства – министр инвестиций, промышленности и науки Московской области Екатерина Зиновьева.

Кроме того, за счет кредита предприятие построит новый склад и закупит сырье для производства порошковых лакокрасочных материалов.

Отмечается, что по новой программе Московская область субсидирует часть процентной ставки. Благодаря ей предприятия малого и среднего бизнеса могут взять кредит на сумму от 5 до 100 млн рублей на срок до трех лет по максимальной ставке 8,5%, а на отдельных территориях – 7,5%. Средства доступны при реализации проектов по модернизации действующих предприятий и строительству новых.

Источник: ЛКМ Портал
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
24.05.2022
Стальной занавес. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2022 г.
В прошедшую неделю на российском рынке стали состоялось немало важных событий. Прежде всего, президент поручил до 1 июня обновить стратегию развития металлургии в РФ, а также до этого срока принять меры для снижения цен на металлопродукцию на внутреннем рынке.

Второе поручение в данный момент выглядит излишним. Стоимость стальной продукции в России и так падает. По сравнению с пиком в начале марта арматура подешевела на споте более чем на треть, а листовой прокат – примерно на 20%.

Причем, по мнению всех специалистов, это понижение будет продолжаться. На конференции «Стальные трубы: производство и региональный сбыт», которая состоялась в Челябинске 19-20 мая, некоторые участники прогнозировали удешевление арматуры и сварных труб до 45-50 тыс. руб. за т с НДС.

Текущая ситуация крайне неблагоприятна для металлургов. Почти треть российского экспорта стали в 2021 г. (около 10 млн. т) пришлась на недружественные страны. К настоящему времени поставки на этих направлениях сократились до минимума. Но и многие другие государства приостановили закупки российского проката и полуфабрикатов.

Это обусловлено наличием серьезных проблем с транспортировкой и платежами. Внешняя торговля и финансовый сектор – это те области, где антироссийские санкции продемонстрировали наибольшую эффективность. Сделки в целом идут, но с большими трудностями. Нет и в ближайшее время не будет системных решений, которые позволили бы разблокировать хотя бы часть импорта и неэнергетического экспорта.

Основные покупатели российской стальной продукции в Турции, Китае, некоторых странах Ближнего Востока и в СНГ пользуются сложившейся ситуации. Отечественным компаниям приходится осуществлять продажи с большими дисконтами. Но и в целом на мировом рынке котировки падают. Во многих странах они опустились ниже уровня середины февраля текущего года.

Спрос на стальную продукцию в мире сужается. Глобальная экономика все глубже обваливается в кризис. Долгосрочный рост цен на энергоносители и продовольствие, повышение процентных ставок, разрыв логистических цепочек, политическая нестабильность делают металл невостребованным. Причем обстановка, очевидно, будет еще ухудшаться.

В российской экономике тоже вовсю идут негативные процессы. Три месяца завышенных процентных ставок, огромные проблемы с импортом и экспортом, повышение цен резко снизили деловую активность. Государственных денег в реальный сектор тоже поступает недостаточно. Программы поддержки различных отраслей задекларированы, но с их реальным исполнением на местах есть проблемы.

По некоторым оценкам, видимый спрос на прокат в России уменьшился на 25-35% по сравнению с тем же уровнем прошлого года. К этому надо еще добавить кратное падение экспорта в марте-мае и стремление металлургических компаний сохранить более-менее приемлемый уровень загрузки мощностей. В результате получаем беспрецедентное превышение предложения над спросом, обвал цен и накопление складских запасов, прежде всего, у производителей и в подконтрольных им сбытовых сетях.

На что надеются металлурги? Прежде всего, на улучшение внутреннего спроса и хотя бы частичное восстановление экспорта в июне-июле. В принципе, можно рассчитывать, что после завершения срока мартовских депозитов, которые размещались на три месяца более чем под 20% годовых, в финансовой системе высвободятся определенные средства, которые хотя бы частично подкрепят спрос. Вероятно, продолжится снижение ключевой ставки Центробанка РФ. Может быть, летом в экономику начнут поступать в заметных объемах государственные средства. Возможно, из-за укрепления рубля и низкого спроса начнется всеобщее понижение цен на все группы товаров и уменьшение затрат. Впрочем, производители стальной продукции рассматривают и другой вариант – сокращение производства. Остановку доменных и электродуговых печей, МНЛЗ и прокатных станов. К такой политике, в частности, приходилось прибегать в 2009 г., а сейчас дела как бы не похуже.

В общем, основная забота – как день простоять, ночь продержаться, да к концу месяца не обанкротиться. Однако от президента поступило задание на срочную доработку стратегии развития металлургии до 2030 г., да еще с обеспечением долгосрочного понижения цен. Казалось бы, сейчас и на месяц что-либо прогнозировать сложно, а тут требуются планы на восемь лет вперед. Тем не менее, как раз здесь от чего-то можно оттолкнуться.

Самое первое долгосрочное предположение заключается в том, что западные санкции отменены не будут – вообще и никогда. В то же время, России и другим незападным странам удастся создать свою «полуглобальную» экономическую модель со своими системами трансграничных платежей, расчетных валют, внешней торговли, международного разделения труда и т.д. Это как бы необходимое условие. Без него быть ничего не может, иначе не следовало и огород городить, т.е. спецоперацию начинать.

Если все это будет создано, у российских металлургов не будет необходимости отказываться от нынешней модели со значительной экспортной ориентацией. Правда, при этом следует отметить, что на своем «полумировом» рынке им придется конкурировать с другими крупными экспортерами из Индии, Китая, Турции, Ирана, Вьетнама, а в перспективе – некоторых других стран Юго-Восточной Азии и, не исключено, Алжира.

Наиболее перспективным рынком сбыта при этом видится Африка. Неоколониализм принес «Черному континенту» много горя. Следует создавать для него новую модель экономических отношений с развитием не только экспорта ресурсов (на чем фокусируются китайцы), но и внутреннего потребления. По сути, это будет возвращение к советской практике социального прогрессорства, но без тогдашней наивности и прекраснодушия. В то же время, создающие у себя нормальную экономику африканские страны могут стать для российских компаний весьма значимым рынком сбыта.

Африканцам будет нужны, прежде всего, прокат строительного назначения, заготовка, оцинкованный прокат, трубы. То есть, существенного изменения структуры российского экспорта стали не произойдет. Может, хуже будет с непокрытым листовым прокатом, но его, возможно, станут покупать те страны, которые отправляют свою собственную продукцию в Европу. По такой модели, в частности, традиционно строятся отношения с Турцией.

Впрочем, наиболее важные изменения относятся к внутреннему рынку. Здесь президент дает две установки. Первая – это увеличение металлопотребления, а вторая – обеспечение доступных цен.

Итак, за счет чего может возрасти спрос на стальную продукцию в России? Самое очевидное решение – стройка. Но существующая система с опорой на ипотечное кредитование – не панацея. При нынешней стоимости жилья платежеспособный спрос на него будет поневоле ограниченным. Здесь, прежде всего, не помешало бы провести глубокий анализ себестоимости строительных компаний на предмет определения источников их затрат и поиска путей их снижения.

Второй вариант – широкомасштабный приход в строительный сектор государства, например, в рамках национальной программы «Строительство», которая должна быть запущена в 2023 г. Основным содержанием этой программы может стать, скажем, строительство максимально недорогого «социального» жилья с кредитованием по минимальной ставке. За счет этого как раз можно будет повысить спрос и увеличить объемы строительства до тех самых 120 млн. кв. м в год, о которых указывается в Национальном проекте. Наконец, рост металлопотребления в строительстве может дать дальнейшее ускорение реализации инфраструктурных проектов.

К такому развитию ситуации отечественная металлургия полностью готова. В России и так существует избыток мощностей по производству стальной продукции строительного назначения. Сейчас они, к слову, в значительной мере не задействованы.

Более важное и сложное направление – это создание в России импортозамещающего производства промышленной продукции по множеству отраслей. Судостроение и авиастроение. Промышленное оборудование, станки, дорожная, строительная, горнодобывающая техника, транспортные средства и комплектующие к ним. Подшипники, электромоторы, сервоприводы, специализированный крепеж и очень много прочего. И, не забыть бы, металлосодержащие потребительские товары.

Сегодня трудно сказать, какое именно производство каких видов продукции из этого гигантского списка удастся наладить в России и в какие сроки. Но очевидно, что для новой индустриализации понадобятся специальные, нерядовые марки стали в очень широком ассортименте и в сравнительно небольших объемах для каждого отдельного вида продукции.

Поэтому вполне вероятно, что одним из основных пунктов новой стратегии развития российской металлургии должно стать создание подобной «малой металлургии» - гибких производств, способных давать по конкретным заказам относительно небольшие партии специализированной высокотехнологичной продукции. Причем такая деятельность может осуществляться и на крупных предприятиях: пример подобного подхода может, например, продемонстрировать ЧТПЗ. Да и у «Магнитки», «Северстали», НЛМК есть все возможности для выпуска качественных сталей. В сортовом сегменте такие мощности сейчас и так не загружены и могут быть расширены.

Важной составной частью этого направления должно стать освоение в России нержавеющего листового проката. Это, наверное, самый проблемный сектор в отечественной металлургии. В случае успешного проведения импортозамещения нержавейка будет очень востребованным материалом.

Что касается доступных цен, то здесь могут быть важными следующие аспекты. Во-первых, это относительно высокий курс рубля, который удешевит импорт и понизит уровень экспортных паритетов.

Во-вторых, снижение уровня затрат металлургов – прежде всего, на логистику. Понятно желание РЖД быть рентабельной и прибыльной организацией, но, наверное, важнее обеспечить относительно низкий уровень транспортных расходов для всех субъектов экономики. То же самое можно сказать о тарифах на электроэнергию и стоимости топлива. Наконец, следует кардинально пересмотреть подходы к снижению выбросов углекислого газа и прочему ESG. Новомодные «безуглеродные» технологии – это чистые затраты для металлургов. Никакой потребительской ценности они не несут.

В-третьих, меры антицикличного рыночного регулирования. В 2021 г. обсуждалось создание госрезерва металлопродукции. Не исключено, что это решение следует рассмотреть повнимательнее. Также избежать резких скачков цен могут помочь данные оперативного мониторинга – например, в виде индекса «МСС-ТР» (Температура рынка). Им могут воспользоваться как дистрибьюторы, так и производители.

Наконец, в-четвертых, можно сделать ценовой вопрос менее важным. Если значительная часть потребления стали в России будет приходиться на высококачественную специализированную продукцию для промышленности, ее стоимость станет второстепенным фактором. Вообще, Россия должна увеличивать долю в экономике высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Тогда генерируемых прибылей хватит и бизнесу, и населению, и государству.

Мир, похоже, разделяется новым «железным занавесом». Но тогда стоит позаботиться о том, чтобы на нашей стороне от него жизнь была лучшее и комфортнее.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
20.05.2022
НПП «Макромер» запустил производство СТП-полимеров
Владимирское предприятие НПП «Макромер» им. В.С. Лебедева запустило производство полиуретановых олигомеров с концевыми алкоксисилановыми группами (СТП-полимеров). Об этом сообщает RUPEC со ссылкой на представителя компании.

Предприятие «Макромер», фото ©macromer.ru


Эта продукция ранее поступала из-за границы, поскольку своего производства не было. Однако зарубежные поставки СТП-полимеров прекратились. Связующие российского производства являются аналогами продуктов серии Geniosil STP и Desmoseal SXP (их производят, к примеру, Wacker и Covestro, прим ред.).

«Отверждение СТП-полимеров происходит путем гидролиза алкоксисилановых групп влагой воздуха при температуре помещения, без выделения углекислого газа, в результате чего образуется трехмерная структура. Благодаря такой структуре силан-модифицированные полимеры сочетают в себе преимущества полиуретанов (ПУ) и силиконов: органическая полиуретановая фаза дает возможность регулировать свойства материала за счет варьирования ПУ-блоков, эластичность при низких температурах, прочность, высокую адгезию к различным субстратам, хорошую когезию, легкость окрашивания», — пояснили в НПП «Макромер».

Как отметил представитель компании, российские аналоги имеют повышенную устойчивость к УФ-излучению, воде, кислотам и щелочам, высоким температурам, а также экологически безопасны, поскольку не включают растворители и токсичные изоцианатные группы.

Источник: ЛКМ Портал