Российский производитель
защитных покрытий

Можно ли защититься от шторма? Российский и мировой рынок стали: 28 ноября — 5 декабря 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
11 Декабря 2021
Чем дальше, тем больше усиливается впечатление приближающегося мирового кризиса. Политического, экономического, энергетического, может, даже эпидемиологического и военного. Всякого. Зима впереди долгая, и по-видимому, «не только лишь все» благополучно дотянут до весны.

Нет, текущая ситуация в данный момент не выглядит особенно напряженной. Появление нового штамма коронавируса не стали раскручивать, хотя обстановка в этой сфере лучше не стала. Цены на нефть «брент» упали ниже отметки $70 за баррель, что в предыдущий раз наблюдалось в августе, но пытаются отскакивать. Вообще, за нефтяными графиками очень интересно наблюдать. Который день подряд торги на мировых биржах стартуют с бодрого роста, а потом просыпается мафия... то есть, открываются американские биржи, и котировки валятся обратно вниз. Зато улучшились настроения в Китае, а биржевые котировки на стальную продукцию продолжают там подниматься.

Тем не менее, все прежние проблемы никуда не делись. Да, нефть подешевела, но спотовые цены на природный газ в Западной Европе и Восточной Азии по-прежнему превышают $1000 за 1 тыс. куб. м. Снова полезли вверх тарифы на контейнерные перевозки. Автомобилестроение, похоже, прошло через крайнюю точку спада, но нормализация обстановки с поставками полупроводников для бортовой электроники сдвигается все дальше на 2022 г. Про международную политику я даже не говорю.

На мировом рынке стали все больше заметна новая напасть — падение спроса по всем направлениям. Российские металлургические компании сократили экспортные продажи, так как сложно становится найти покупателей, а за тех, что есть, надо бороться с конкурентами. Китайские компании благодаря повышению на внутреннем рынке перестали сбрасывать цены на экспорте, а вот индийцы понизили котировки на горячекатаный прокат из стали SAE1006, используемой, в частности, для производства оцинковки, до около $800 за т FOB.

Стоимость российской продукции пока превышает $800 за т, но продавать ее непросто. Вьетнамский рынок для отечественных металлургов пока труднодоступен. В Турции продолжается валютный кризис. В Евросоюзе с 1 января начнется отсчет новой квартальной квоты, но она, очевидно, будет заполнена в считанные недели. Не лучше и ситуация с заготовкой. Ее предложение на мировом рынке превышает спрос, а конкуренты из Ирана и Индии готовы продавать ее дешево.

Не исключено, что российские металлурги окажутся в начале 2022 г. в ситуации, обратной той, что была весной 2020 г. Тогда просел внутренний спрос, но производителей выручил экспорт. Сейчас может, наоборот, сократиться экспорт... и что тогда?!

В выступлении президента на инвестиционном форуме «Россия зовет!» на прошлой неделе как раз прозвучала исчерпывающая оценка нынешней экономической обстановки. Ее отличительной чертой стало высокое инфляционное давление, идущее от западных стран, которые в период пандемии вбрасывали в экономику триллионы «нарисованных» денег.

Проблема здесь заключалась в том, что это были не просто «фантики», а основные мировые резервные валюты, которые несмотря ни на что считались и продолжают считаться настоящими деньгами, за которые можно купить реальные вещи. Сколько бы триллионов долларов ни было напечатано за последние полтора года, за доллар по-прежнему дают не в морду, а семьдесят четыре полновесных российских рубля. Да, Россия, Китай и некоторые другие страны потихоньку проводят дедолларизацию взаимной торговли, но мировые цены на всё продолжают считать в «баксах».

Глобальный инфляционный процесс стартовал еще в конце прошлого года с ресурсов, включая металлопродукцию. В конце весны — начале лета 2021 г. он поднял до рекордных значений с 80-х гг. ХХ века цены производителей, выражаемые в индексах PPI. В последние месяцы подорожание все сильнее захватывает потребительский рынок.

Как заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина на форуме Reuters Next, Банк России крайне обеспокоен уровнем инфляции и инфляционных ожиданий. И, естественно, намерен с ними бороться. О необходимости противостоять последствиям инфляции говорил в своем выступлении на инвестиционном форуме президент.

На первый взгляд, это представляется попыткой с негодными средствами. События 2021 г. показали, что российские власти не могут эффективно бороться с импортируемой инфляцией. Так, цены на стальную продукцию в течение всего первого полугодия росли вместе с мировыми, а затем и опережая мировые, и ничего с этим нельзя было поделать. Экспортные пошлины на прокат и полуфабрикаты были введены только с августа, когда подъем за рубежом уже прошел пик.

Чтобы удержать внутренние цены от роста в условиях взлета мировых, необходимо восстанавливать всеобъемлющий контроль как над экспортом, так и над процессами ценообразования. А заодно, и над валютным рынком, чтобы рубль укреплялся относительно дешевеющих мировых валют, а не заражался от них инфляционной болезнью. Однако это означало полностью перечеркнуть сложившуюся в России рыночную модель, вернувшись к плановой экономике. Для этого не было и нет ни возможностей, ни желания. В то же время, ситуация выглядит совсем иначе, если знать или хотя бы предполагать, что нас ждет впереди. Щедро разбрасываясь деньгами, западники загнали себя в вилку. С одной стороны, они могут тоже попытаться задавить инфляцию — поднять процентные ставки, сократить бюджетные расходы, перестать выкупать с фондового рынка всякий мусор типа нынешних американских «трежерей». Оборотной стороной этой стратегии будут дефляция и сильнейший экономический спад, но доллар, черт побери, останется долларом — всеобщим мерилом стоимости.

С другой стороны, уже разгорающийся мировой экономический кризис, причиной которого становится падение спроса, можно снова залить деньгами. Напечатать еще пару-тройку-десяток триллионов, бросить их на строительство тысяч ветроустановок, миллионов гектаров солнечных панелей, водородных электролизеров и водородопроводов, просубсидировать покупку сотен тысяч электромобилей и электрообогревателей, раздать, наконец, пенсионерам!.. Экономика снова пойдет в галоп, как загнанный конь, которому прямо в рот влили свежего стимулятора. Вот только резкого роста инфляции в этом сценарии не избежать.

Так вот, политика Центробанка по борьбе с инфляцией в России и только в России, игнорируя внешние факторы, имеет смысл только в том случае, если... нового импорта инфляции не будет. Если в США примут решение спасать в первую очередь доллар и положиться на то, что национальную экономику можно будет вытянуть, например, с помощью очередного перераспределения ресурсов. Тогда выдерживать инфляционное давление придется только на некоторых направлениях — например, энергоносители, продовольствие или удобрения. Кстати, интересно, новость о приостановке экспорта удобрений, якобы, из-за отсутствия лицензий — это просто раздолбайство, тонкий намек или... новая политика?!..

Есть мнение, что в конце 80-х гг. именно Америка находилась на грани сильнейшего кризиса, и только крах Советского Союза и всего социалистического блока позволил ей сорвать банк, покрыть все затраты и продлить свое процветание на четверть века. Сейчас же сблизившиеся Россия и Китай мягко намекают Вашингтону, что в этот раз их трогать не рекомендуется.

После этого небольшого отступления можно снова вернуться к речи президента на инвестиционном форуме. Он предложил обратить внимание на четыре ключевых направления.

Первое — это дальнейшее увеличение инвестиций в инфраструктуру, в том числе, из средств Фонда национального благосостояния. Это достаточно эффективный механизм стимулирования экономического роста. Строительство дорог, инженерных сетей, систем коммуникаций не только создает спрос на ресурсы, новые заказы и рабочие места, но и повышает связность экономики и способствует ее развитию.

Вообще, четко прослеживается стратегия — противопоставить наступающему кризису, приходящему извне, рост инвестиций в развитие внутреннего рынка. В частности, министр финансов Антон Силуанов и от металлургических компаний потребовал новых проектов. Кстати, если мировой энергетический кризис продолжится, инвестиции в российскую промышленность могут оказаться очень многообещающими. Особенно, если удастся создать новую международную экономическую структуру, свободную от западников, например, на базе БРИКС. Кстати, некий зародыш такой системы под названием Multipolar Alliance уже существует.

Второе направление — цели устойчивого развития в рамках достижения углеродной нейтральности России к 2060 г. Пожалуй, самая мутная тема. Под нее, возможно, получится привлечь внешние капиталы, но это имеет смысл, если мы сами будем решать, что устойчиво, а что — нет. А то тут уже одна такая Европейская комиссия требовала прекратить добычу природных ресурсов в Арктике, а Всемирный банк подкатывал с предложением создать и внедрить плату за выбросы углекислого газа.

Направление номер три — цифровая трансформация. И это, кстати, не только пресловутые QR-коды. В долгосрочном плане создание общенациональной информационной системы открывает просто фантастические перспективы, например, экономики с эффективным сквозным планированием и прямым соединением производителей и потребителей. Правда, это потребует абсолютной прозрачности бизнеса и финансов.

Четвертое направление, выделенное президентом, - это банковский сектор и фондовый рынок. Здесь важны два момента: во-первых, кредитование реального сектора, а во-вторых, расширение российского рынка ценных бумаг, превращение его в инструмент финансирования бизнеса, с одной стороны, и долгосрочного финансирования, с другой. Кстати, за счет этого можно будет рассчитывать на уменьшение объемов вывоза капитала.

Новые мировые кризисы нам, конечно, совершенно не нужны. И не от всех кризисов можно защититься. Но с некоторыми потенциальными проблемами и рисками Россия справиться сможет.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»