Российский производитель
защитных покрытий

Отскочили?! Российский и мировой рынок стали: 3-10 октября 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
14 Октября 2021
Прошедшая неделя началась весьма валидольно, если смотреть на состояние энергорынков, но затем прозвучало веское слово российского президента, и взлетевшие до невиданных высот цены на газ опустились до более вменяемых значений.

На рынке стали тоже, вроде бы, полегчало. Российские цены на арматуру и горячекатаный прокат немного отскочили от дна, а на ноябрь металлургические компании анонсируют повышения. За рубежом несколько улучшилась ситуация с заготовкой вследствие подорожания металлолома в Турции. Наконец, в Китае завершилась праздничная неделя. Как ожидается, местные компании возобновят импорт стальной продукции.

В то же время, на самом деле еще ничего не закончилось. Энергетический кризис пришел в Индию. Запасы угля на электростанциях упали до минимума, в нескольких штатах были массовые отключения электроэнергии. Для Индии это, вообще-то, не первая такая неприятность, дефициты угля там случаются регулярно раз в несколько лет, но ситуация, конечно, нехорошая.

Очевидно, что в ближайшие недели наладить там все не удастся. В стране только что завершился дождливый сезон, во время которого добыча угля падает, а чтобы ее снова нарастить, да еще развезти по электростанциям, потребуется время. Это может привести к снижению внутреннего спроса на стальную продукцию.

В то же время, индийские металлургические комбинаты имеют каптивные электростанции, некоторые компании добывают уголь для собственных нужд, так что существенное сокращение выплавки стали и производства листового проката в Индии маловероятно. Поэтому не исключено, что местные компании сохранят высокую активность на внешних рынках.

Кстати, опираться индийцам, скорее всего, придется на местные энергоресурсы. Значительно увеличить закупки угля за рубежом для удовлетворения внутреннего спроса у них вряд ли получится. Уголь сейчас нужен всем, за ним уже стоят в очереди китайцы и европейцы. А вот возможности для расширения поставок ограничены. Да и логистика проседает. Так, например, в Северной Америке новые контракты по продаже коксующегося угля в Китай заключаются с отгрузкой не раньше декабря-января: не хватает морских судов для перевозки.

В Китае после праздников, по мнению местных специалистов, пока сохранятся ограничения на поставки электроэнергии промышленным предприятиям, включая металлургические заводы. По крайней мере, после возобновления торгов на товарной бирже Чжэньчжоу энергетический уголь слегка понизился по сравнению с рекордной отметкой, достигнутой 1 октября, а ферросплавы продолжили подорожание. Возобновился и рост котировок на арматуру, горячекатаный прокат и нержавеющую сталь на Шанхайской фьючерсной бирже. Стало быть, участники торгов считают, что дефицит электроэнергии в ближайшее время никуда не денется.

На европейских биржах природный газ после феерических $1900 за 1 тыс. куб. м упал в цене почти вдвое. Но стоимость этого ресурса по-прежнему остается практически в те же два раза выше, чем в начале сентября. А контракты на поставку электроэнергии «на завтра» на германской бирже EEX 7 октября достигли нового пика — более 300 евро за МВт-ч, что в семь-восемь раз превышает средний уровень годичной давности.

Причем европейские металлургические компании считают, что все эти проблемы — всерьез и надолго. ArcelorMittal объявила о введении специальной доплаты при продажах сортового и фасонного проката в Европе — плюс 50 евро за каждую тонну стальной продукции. Как заявляет компания, из-за роста цен на газ и электроэнергию себестоимость производства на ее европейских мини-заводах прибавила около 120 евро за тонну. Ранее о введении доплаты размером в 30 ф.ст. (34,5 евро) за тонну объявила британская British Steel. Наверняка у них найдутся подражатели.

Право слово, по сравнению с этими проблемами финансовые потери российских компаний от введения акциза на жидкую сталь и повышения ставки НДПИ выглядят не такими уж и большими. Например, на Магнитогорском меткомбинате посчитали, что акциз в 2022 г. обойдется компании в среднем немногим менее $20 за тонну.

Впрочем, тут на первый план выходит вопрос о ценах. В начале октября меткомбинаты приподняли текущие предложения по арматуре и горячекатаному прокату и готовят новые повышения на ноябрь. И причины для таких действий у них, бесспорно, есть. Прежде всего, начал проявляться фактор отложенного спроса.

По данным «Северстали», в августе текущего года видимый спрос на стальную продукцию был на 11% меньше, чем в том же месяце прошлого года. Причем в строительном секторе был зафиксирован спад на 16%, тогда как в ТЭК особых изменений не произошло, а машиностроение нарастило объем заказов на 23% несмотря на сложную обстановку в автомобильной промышленности. Между тем, ситуация со стройкой у нас определенно лучше, чем в прошлом году, так что летом и в начале осени явно имело место расходование запасов во время ценового спада. А теперь пришла пора их пополнять. Однако если обстановку на российском рынке в октябре-ноябре можно хоть как-то предугадать, дальше все покрыто мраком, возможно, от отключенных с целью экономии электроэнергии фонарей. Объективно, действия ArcelorMittal и British Steel показывают, что увеличение затрат на энергоносители ведет к повышению цен на стальную продукцию. Датский Saxo Bank, известный специалист по экзотичным прогнозам, вообще считает, что в мире начинается новый суперцикл роста сырьевых рынков. Причем его основной движущей силой является не столько увеличение спроса, хотя оно тоже присутствует, спасибо раздаче «вертолетных денег», сколько недостаточный объем предложения.

В принципе, рациональное зерно в этом есть. Угледобычу последовательно гнобят последние несколько лет. Кроме того, в ряде стран возникла проблема с рабочей силой. Люди не хотят идти на тяжелую и скудно оплачиваемую работу шахтеров, водителей грузовиков, докеров, медсестер, и этот список можно продолжать еще долго. При этом в западных странах развитая социалка позволяет мало-мальски сносно жить на пособиях.

Инвестиции в добычу природного газа тоже растут не так быстро, как требует рынок. В последние годы политики и эксперты с подачи климатического лобби дружно заявляли, что у этой отрасли нет будущего, так как уже через 10-15 лет традиционные энергоносители уступят дорогу солнцу и ветру. Поэтому у компаний возникли большие сомнения в обоснованности долгосрочных капиталовложений в нефтегазовые проекты.

Вообще, так получается, что реальная экономика сейчас как бы оказалась в загоне. Работать на заводе, в шахте, на стройке не престижно, не интересно, да и не выгодно. В моде креативность, биткойны, тик-токи и прочий хайп. Пока электроэнергию можно брать из розетки, а продукты — через службу доставки, это по-своему логично. Но вот когда потребление растет, а производство — не совсем, это уже становится не так интересно. А разрыв международных логистических цепочек и особенно сокращение выпуска всяких и разных товаров в Китае по причине дефицита электроэнергии вообще сулит очень острые ощущения, причем не позднее, чем этой зимой.

В данный момент на мировом рынке стали действительно намечается тенденция к росту цен из-за увеличения энергетических затрат. Но основной вопрос заключается в том, будет ли востребована стальная продукция в период дефицита газа и электроэнергии. На прошлой неделе котировки на листовой прокат на большинстве региональных рынков как раз снижались, а основной причиной этого был слабый спрос.

Острая стадия энергетического кризиса, похоже, пройдена. Моментальный обвал, как это было в октябре 2008 г., нам, скорее всего, не грозит. Но болезнь (энергетическая дистрофия), возможно, лишь перешла в хроническую стадию...

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
ФАС России проводит проверку BASF
16.10.2021
ФАС России проводит проверку BASF
Федеральная антимонопольная служба России (ФАС России) объявила о внеплановой проверке производителя лакокрасочных материалов BASF. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

ФАС России, фото ©kroosp.ru


«Компания подозревается в антиконкурентных действиях, что могло привести в конечном итоге к подорожанию материалов на рынке химической промышленности», – говорится в сообщении регулятора, опубликованном на Telegram.

Окончательно выводы об отсутствии или наличии нарушений ФАС России сделает по итогам проверки и после анализа информации. Детали проверки не раскрываются. 

Источник: ЛКМ Портал
Wacker повышает цены на силиконы
15.10.2021
Wacker повышает цены на силиконы
Wacker анонсировал повышение цен на всю продукцию подразделения Wacker Silicones. Эта мера связана с ростом затрат на производство и поставку товаров. Как сообщает компания, цены вырастут с 15 октября на 30% и больше.

Завод в Нюнхрице, фото ©process-worldwide.com


Подорожание затронет силаны, силиконовые смолы, силиконовые жидкости, герметики и полимеры с силановыми концевыми группами, силиконовые эмульсии, силиконовый каучук, пирогенный диоксид кремния HDK.

«Эта мера вызвана продолжающимся значительным ростом затрат на стратегическое сырье, особенно металлический кремний, логистику и упаковку, а также многочисленным мерами по борьбе с пандемией коронавируса», – отмечается в сообщении Wacker.

Напомним, Wacker в первой половине 2021 года повысил цены на винилацетатные дисперсии марок VINNAPAS и VINNOL, поливиниловый спирт POLYVIOL и твердые смолы VINNAPAS, дисперсии, смолы и диспергируемые полимерные порошки, а также силиконы.

Кроме того, в июне компания ввела доплату за диспергируемый полимерный порошок марки VINNAPAS. Надбавка составила 510 евро вместо прежних 400 евро за тонну. Она коснулась поставок июля и августа. С 15 сентября Wacker повысил цены в Азии на дисперсии и диспергируемые полимерные порошки. Расценки выросли в среднем на 10%.

Источник: ЛКМ Портал
И постучался к кому-то большой полярный лис... Российский и мировой рынок стали: 26 сентября — 3 октября 2021 г.
09.10.2021
И постучался к кому-то большой полярный лис... Российский и мировой рынок стали: 26 сентября — 3 октября 2021 г.
Кризисы всегда приходят внезапно, и ни один из них не похож на предыдущий. В очередной раз подтверждение этой аксиомы мы увидели в конце сентября 2021 г. Все ждали каких-либо финансовых потрясений, а случился энергетический кризис, центрами распространения которого стали Западная Европа и Китай.

Видимым проявление этого кризиса стал резкий взлет цен на энергоносители, прежде всего, уголь и природный газ. Стоимость качественного энергетического угля в Европе и в регионе АТР в сентябре выросла соответственно более чем на 25% и на 45%. В Китае она увеличилась более чем в 1,5 раза, причем уже в начале сентября биржевые котировки были близки к рекордным.

С газом взлет был еще более вопиющим. Цены на сжиженный природный газ (СПГ или LNG) в Восточной Азии с поставкой в Японию, Южную Корею и Китай (на эти три страны приходится немногим менее половины мирового импорта данного ресурса) за последний месяц подскочили более чем на 70%, а в Западной Европе на нидерландском хабе TTF — почти в два раза.

На торгах 1 октября европейские котировки превысили отметку 1000 евро за 1 тыс. куб. м, а азиатские оказались выше, чем во время январского скачка. Причем рынки пошли вразнос где-то после 20 сентября. За последнюю декаду прошедшего месяца газ подорожал на 65% в Азии и почти на 40% в Европе.

Даже в США, где природный газ в разы дешевле, чем в других регионах, благодаря собственной обильной добыче, 1 октября котировки на Henry Hub впервые с декабря 2008 г. превысили отметку $6 за 1 млн. британских тепловых единиц (БТЕ), что соответствует около $212 за 1 тыс. куб. м. Смешные цены по нынешним временам, но американская промышленная ассоциация Industrial Energy Consumers of America, в середине сентября обратившаяся в правительство с предложением о сворачивании экспорта СПГ, заявила, что при выходе на уровень более $350 за 1 тыс. куб. большая часть национальной индустрии станет неконкурентоспособной.

Дороговизна газа и угля спровоцировала подъем оптовых тарифов на электроэнергию. Например, в Германии на энергетической бирже EEX контракты «на год вперед» достигли к концу сентября отметки 130 евро за МВт-ч или 13 евроцентов за кВт-ч. Это вдвое больше, чем в июне текущего года, и в три с лишним раза превышает уровень годичной давности.

Безусловно, в этом подъеме достаточно значимую роль сыграли спекуляции, ажиотажный спрос и банальная паника. Кстати, в этой связи очень интересно посмотреть на биржевые цены на нефть и золото. Нефть сорта «брент» в конце сентября впервые за три года превысила в ходе торгов уровень $80 за баррель, но не удержалась на нем. И вообще, за сентябрь она прибавила в цене... аж на четыре процента. Золото же достигло крайнего пика в конце мая — начале июня, а после этого в целом падало.

Однако подорожание угля, газа и электроэнергии имело под собой реальные основания. Прежде всего, в текущем году объективно выросло потребление электроэнергии. Экономика западных стран и Китая набрала ход на антиковидном стимулировании. Кроме того, зима 2020/2021 гг. выдалась холодной, а прошедшее лето — жарким, что также привело к повышенному спросу на энергию на отопление и кондиционирование.

И тогда возник вопрос, а за чей счет банкет, то есть, кто обеспечит требуемый рост генерации? И тут косяком пошли поганые сюрпризы. Текущий год в ряде регионов выдался засушливым. Сразу жирный минус в выработке электроэнергии на ГЭС в Китае, Южной Америке и Калифорнии. Также он оказался слабоветреным. В первом полугодии выработка электроэнергии на ветряных станциях в Германии упала на 20% по сравнению с тем же периодом годичной давности. И во втором полугодии лучше не стало. Сентябрь вообще выдался на редкость неудачным для западноевропейской ветроэнергетики.

В этом году очень ярко проявился врожденный дефект альтернативной энергетики. Она не умеет повышать выработку по заказу. Вон, в Китае в прошлом году рекордно вложились в ветер и солнце. Совокупные установленные мощности достигли 560 ГВт, всего вдвое меньше, чем у угольных ТЭС. Результат? В августе 2021 г., когда в Китае начал обостряться дефицит электроэнергии, ветряные и солнечные установки выдали в 9,7 раз меньше электроэнергии, чем ТЭС, работающие на угле и немного на газе.

Что еще осталось?! Атомная энергетика не демонстрирует впечатляющих темпов роста. Если реакторы работают, то они работают на мощности, близкой к максимальной. А так мировой парк атомных энергоблоков почти не растет. Одни вводятся в строй, другие в это время останавливаются.

Поэтому и получилось, что выдавать недостающие тераватт-часы пришлось угольным и газовым энергоблокам. А к этому не были готовы ни энергетики, ни поставщики угля и газа. Так, например, весной и в начале лета, когда рынок энергоносителей переживал сезонный спад, потребители в Китае, Евросоюзе, Индии, Японии, Корее не стали увеличивать закупки, чтобы пополнить запасы. Мол, дорого... Кто же знал, что летом спрос скакнет вверх, а осенью хранилища покажут дно?!.. Именно в этом, кстати, заключается одна из основных причин китайских блэкаутов, в конце сентября охвативших большую часть территории страны. Уголь на ТЭС просто кончился, а нового завозится недостаточно.

Но, помимо чисто рыночной промашки имела место быть и политическая дурость. Известно еще с советских времен: когда идеология начинает брать верх над экономикой и здравым смыслом, жди беды. Так оно, собственно, и получилось.

Западные страны в последние годы с достойного лучшего применения настойчивостью вели бескомпромиссную борьбу с угольной энергетикой, которая больше всего выбрасывает в атмосферу страшного углекислого газа. В результате с 2015 г. в мире было отменено 76% анонсированных на то время проектов строительства угольных электростанций. В Европе за это время сократили около трети угольных мощностей. В Китае, где тоже начали активно бороться с глобальным потеплением, в первой половине 2021 г. количество разрешений на строительство новых угольных энергоблоков сократилось почти в 5 раз по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Под давлением международного климатического лобби банки и международные финансовые организации прекращали финансирование проектов, связанных с добычей угля и угольной генерацией. В эти направления перестали вкладываться средства. В последние годы "антиуглеродная" кампания распространилась на нефть и газ. Распространяются прогнозы о том, что их потребление в ближайшие тридцать лет упадет в разы - один из наиболее радикальных и фантастических вариантов, предусматривающих триллионные инвестиции в "зелень" и законодательные запреты на использование ископаемого топлива по всему миру, недавно "от большого ума" озвучил и российский Минфин. Поэтому крупные западные корпорации стали уменьшать инвестиции и в газовый сектор.

Даже в Китае начали рубить национальную угледобычу. В текущем году серия аварий на шахтах с рекордными за последние годы жертвами спровоцировала массированную кампанию по повышению безопасности труда. Шахты закрывались десятками, и в этих условиях отрасль просто не смогла выполнить пожелания властей о расширении добычи. За восемь месяцев текущего года в Китае было добыто около 2,60 млрд. т угля всех марок, что превышает показатель аналогичного периода годичной давности на 4,4%. Но этот прирост возник исключительно в феврале-апреле и отражал закрытие значительной части мощностей во время прошлогодних локдаунов. Летом темпы роста были практически нулевыми.

Причем импорт угля за те же восемь месяцев был на 10,7% меньше, чем годом ранее. Это сработали, прежде всего, коронавирусные ограничения, из-за которых возникли перебои в работе портов и внутренней транспортной сети. Так что, угля для китайской энергетики тупо не хватает, и взять его пока негде. В августе-сентябре власти, спохватившись, выдали разрешения на запуск нескольких десятков новых угледобывающих предприятий, но первые из них начнут выдавать уголь не ранее конца октября.

Понимая, что с углем в этом году будет плохо, Китай начал импортировать больше газа. За первые восемь месяцев 2021 г. в Китай поступило 51,8 млн. т СПГ, что на 23,3% больше, чем в тот же период прошлого года. В августе импорт достиг 6,65 млн. т, на 17,2% больше, чем в июле, и на 12,7% больше, чем в том же месяце 2020 г. Кроме того, в январе-августе Китай получил 27,5 млн. т трубопроводного газа, что на 20% превышает показатель аналогичного периода годичной давности.

От китайцев не сильно отставали корейцы и японцы. Резко нарастила импорт СПГ Бразилия, которой надо было чем-то компенсировать катастрофическое падение выработки на ГЭС. А вот европейцы все хотели газ подешевле и просчитались. Уже во время отопительного сезона 2020/2021 гг. они сократили импорт СПГ почти на 30% или на 20 млн. т, что составляло около 6% от годового потребления газа в ЕС и Великобритании.

Дальше ситуация усугублялась. Консалтинговая компания McKinsey в своем отчете указывалп, что в первом полугодии 2021 г. потребление природного газа в ЕС возросло на 16% или 30 млрд. куб. м по сравнению с тем же периодом прошлого года, тогда как собственная добыча снизилась на 8%, а ввоз СПГ — на 18%. «Газпром», между прочим, нарастил поставки до рекордного в истории уровня, но баланс все равно был отрицательным, и его пришлось покрывать за счет поднятия газа из хранилищ. По состоянию на середину сентября, по данным компании ICIS, европейские запасы составляли около 66 млрд. куб. м газа, что было примерно на 26 млрд. куб. м меньше, чем в тот же период годом ранее. Причем восполнить эту недостачу до начала отопительного сезона уже было не реально.

Вот так европейцы с китайцами и пришли к нынешнему незавидному положению. В ЕС начали останавливаться химические заводы, использующие в качестве сырья природный газ, на очереди теплицы, использующие электроэнергию и газ для тепла и освещения. В Китае во второй половине сентября проводились массовые отключения от энергоснабжения энергоемких и загрязняющих окружающую среду промышленных предприятий, к которым относились, в частности, металлургические заводы и алюминиевые комбинаты.

Что дальше? Ведь еще только октябрь, отопительный сезон толком не начался! Европейцам, похоже, надо писать письма в Небесную канцелярию лично Деду Морозу в собственные руки и надеяться на то, что приближающаяся зима будет мягкой. Потому как нарастить поставки энергоносителей технически невозможно. Россия уже ответила европейцам, что в ближайшем будущем не сможет значительно увеличить отправку угля в регион, так как несколько лет сокращала эти поставки, переориентировав торговые потоки в Азию. А немедленному их развороту мешают логистические ограничения.

Точно так же обстоят дела и с газом. Больше СПГ, чем уже есть, на рынке не появится. Следующий новый завод по сжижению газа вступит в строй в США в начале 2022 г. Насчет наличия свободных мощностей у «Газпрома» вопрос, конечно, интересный, но тут сами европейцы должны сначала заключить контракты на закупку «недемократического» газа, а затем выдать разрешение на работу «Северному потоку-2». Пока что в Евросоюзе идеология и в этом плане преобладает над здравым смыслом.

Конечно, всякое может случиться, но велика вероятность, что текущий энергетический кризис может продлиться, по меньшей мере, до весны будущего года. В любом случае, сильного удешевления энергии и энергоносителей в обозримом будущем не предвидится. Это создает новую обстановку на мировом рынке стали.

В Китае основной вопрос заключается в том, что в большей степени упадет из-за дефицита электроэнергии — производство или потребление стальной продукции? Пока что, по оценкам Platts, снижается выпуск, в первую очередь, сортового проката, а спрос больше падает на листовой прокат. С одной стороны, это может привести к тому, что китайские компании, вернувшись на рынок после празднования очередной годовщины основания КНР, которое продлится до 7 октября, станут закупать больше заготовки для менее энергоемкого переката в арматуру.

Понятно, что еще не предотвращенное банкротство компании Evergrande, второго по величине девелопера Китая, может сильно изменить этот сценарий. По этой причине китайские компании в конце сентября сократили закупки полуфабрикатов, не решаясь заключать контракты дальше, чем на ноябрь-декабрь.

В то же время, если ситуацию с энергоснабжением не удастся быстро улучшить, в Китае могут появиться излишки листового проката, которые, в свою очередь, могут оказать дополнительное давление на мировой рынок стали в этом сегменте. Правда, тут возникает вопрос о себестоимости при дорогой электроэнергии, низкой загрузке мощностей, сверхдорогом коксующемся угле и пусть даже дешевеющей железной руде. Вряд ли китайский прокат будет уж очень конкурентоспособным.

В Европе еще в сентябре некоторые мини-заводы объявили, что при таких ценах на газ и энергию им проще закрыться на какое-то время, чтобы не плодить убытки. При газе по 1000 евро за 1 тыс. куб. м и электроэнергии по 120-130 евро за МВт-ч для приостановки производства появятся более весомые стимулы. Правда, потребление проката в ЕС тоже падает, причем, как и в Китае, в наибольшей степени — в листовом секторе вследствие провала в автомобилестроении.

Во второй половине сентября некоторые европейские компании начали активно предлагать горячекатаный прокат в Турцию. И если США в ближайшем будущем не договорятся с ЕС о замене стальных тарифов на квоты, что позволит европейским металлургам нарастить экспорт в Америку, то ситуация и здесь может обостриться.

В любом случае, в ближайшее время нам придется отслеживать цены на энергоносители, новости об остановке производства на металлургических заводах или у потребителей металлопродукции, и прикидывать новые балансы между спросом и предложением. В октябре может возникнуть как дополнительный спрос на российскую стальную продукцию за рубежом, так и его падение.

Пока что российские металлургические компании стараются оттолкнуться ото дна, воспользовавшись активизацией внутреннего спроса на относительно дешевый прокат. Это у них, вероятно, получится. Но дальнейшее развитие событий во многом будет задаваться внешними тенденциями.

А пока что будем ценить наши теплые батареи центрального отопления, стабильные цены на газ и тарифы на электроэнергию. Есть такая вероятность, что зимой 2021/2022 г. во многих странах все это станет изрядной роскошью.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»