Российский производитель
защитных покрытий

По чьим правилам играем? Российский и мировой рынок стали: 7-14 февраля 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
16 Февраля 2021
Спокойствие, только спокойствие! Потому что скоро у нас может начаться весьма беспокойное время. Ситуация в мире и вокруг России явно меняется, а любые политические перемены всегда оказывают влияние на экономику.

В первую очередь обращает на себя внимание очевидное обострение отношений с Евросоюзом, которое затрагивает не только брюссельских бюрократов, но и отдельные страны. Все это происходит в преддверии совета глав МИД стран ЕС, который состоится 22 февраля. Есть основания ожидать, что на нем могут быть приняты новые санкции против России, и наше руководство начинает действовать на упреждение.

При этом следует отметить, что любой «железный занавес» будет строиться именно с той, западной стороны. И если в Евросоюзе решатся на введение широкомасштабных ограничений, затрагивающих экономику, это будет делаться вопреки интересам не только российского, но и европейского бизнеса, имеющего тесные и взаимовыгодные контракты с нашей страной.

Как показал опыт 2014 г., при обоюдном желании санкции можно обходить. Тем не менее, очевидно, появляется новый стимул для ускорения импортозамещения, в частности, в таких чувствительных для нас сферах как промышленное оборудование и потребительские товары.

В то же время, одного намека на возможное усиление санкционного режима хватило, чтобы пошел вниз курс рубля, до этого укреплявшийся на протяжении всей прошедшей недели. И это не хорошо, потому что валютный фактор оказывает сильное воздействие на цены на внутреннем рынке. В последние месяцы в России и так сильно ускорились инфляционные процессы, которые снижают реальные доходы населения и способствуют его недовольству.

В первой половине февраля высокие цены на стальную продукцию продолжали оставаться в центре внимания Государственной Думы, правительства, деловых кругов. Недовольство по этому поводу уже давно и громко высказывают строители, которые хотят за счет увеличения затрат на металл подвести базу под дальнейшее подорожание жилья, прогнозируемое в текущем году. К ним присоединились машиностроители, а на прошлой неделе с возмущенным письмом в Минэнерго обратился Совет производителей энергии (СПЭ), объединяющий крупнейшие энергокомпании РФ. Однако проблема заключается в том, что правительство России в своей политике экономического развития страны опирается на госкорпорации и крупный частный бизнес. Поэтому прямо признать, что цены на прокат взвинтили ведущие металлургические компании, которые как раз и относятся к данной группе, как бы нельзя. Так же неприемлемо и принимать к ним меры нерыночного характера, хотя появление новых предложений о введении налогов на сверхдоходы или обременение крупных металлургических корпораций дополнительными инвестиционными и социальными обязательствами вполне возможны. В любом случае, это никак не повлияет на стоимость проката, в которой есть три основных составляющих: цены мирового рынка, сырьевые затраты и курс рубля.

Спад на мировом рынке, проявившийся во второй половине февраля, к настоящему времени подошел к концу. Котировки на стальную продукцию разворачиваются в сторону повышения. Новый курс при этом проложил Китай, весьма мощно проведший последние дни перед Новым годом по местному календарю (12 февраля). Китайские компании не только прекратили экспортные продажи по низким ценам, но и подняли внутренние котировки на стальную продукцию и железную руду. При этом ожидается, что после праздников все будет стоить еще дороже. Предполагается, в частности, что ЖРС опять может возрасти до более $170 за т CFR Китай, а китайский горячекатаный прокат подойдет к отметке $700 за т FOB или превысит ее.

Кроме того, китайцы проявляют интерес к импорту металлолома, а это наверняка будет способствовать подорожанию данного ресурса в странах Азии. В Японии, где лом во второй половине января просто обвалился, а в первых числах февраля опустился на дно, уже произошел отскок. А в западной части гигантского материка Евразия точно такой же кульбит совершил и турецкий рынок металлолома. Там уже пошли вверх котировки на стальную продукцию, так что и российские металлурги могут смотреть в будущее с большим оптимизмом, чем ранее.

Все это, безусловно, скажется и на состоянии внутреннего рынка. Наметившееся снижение заводских котировок на арматуру может приостановиться несмотря на прогрессирующее удешевление металлолома после ввода в действие повышенных экспортных пошлин с 31 января. С горячекатаным прокатом вообще все становится неясным. Причем спотовые цены в последние недели понижались под влиянием объективных факторов — слабого видимого спроса с одной стороны и наметившейся нехватки оборотных средств у металлотрейдеров, с другой.

Таким образом, сложно рассчитывать на то, что стальная продукция в России в обозримом будущем заметно подешевеет. Для этого нет пока условий. Стоимость железной руды так и останется высокой, а обеспечить российских металлургов дешевым и доступным металлоломом не реально — здесь не поможет даже введение полного запрета на его экспорт. На мировом рынке котировки на стальную продукцию тоже не торопятся падать. Правда, есть основания надеяться на понижающую коррекцию во втором квартале, но... когда это будет? Тут еще до марта дожить надо!.. О курсе рубля вообще ничего не хочется говорить, потому что хорошего о нем не скажешь. Его отвязка от нефтяных котировок, как оказалось, работает в обе стороны — как во время спада, так и при подъеме до более $60 за баррель. А вот пугливая реакция московской валютной биржи на любой чих из-за бугра — это проблема, которая в нынешних политических и экономических координатах не решается.

Впрочем, новый виток конфронтации с Западом теоретически открывает возможность меньше обращать внимание на устанавливаемые им в одностороннем порядке правила. В первую очередь, это относится к климатической политике. То, что самая холодная за последние несколько лет зима 2020/2021 гг. в очередной раз продемонстрировала неспособность «климатически правильной» альтернативной энергетики ветра и солнца обеспечивать потребности экономики и населения во время погодных экстремумов, ничего не доказало и ничего не изменило.

В Европарламенте обсуждают необходимость введения углеродных тарифов, чтобы дешевый импорт не подрывал позиции местного бизнеса, вынужденного тратить огромные средства на покупку более дорогой «зеленой» энергии и внедрение «безуглеродных» технологий. В Китае, где нынешняя зима тоже выявила ряд проблем с энергообеспечением, зашла речь о переводе металлургической промышленности на «безуглеродные» технологии.

Между прочим, этот вопрос совсем не праздный. Некое НГО, в частности, посчитало, что только для снижения «углеродного следа» китайской алюминиевой промышленности нужно закрыть 47 ГВт мощностей каптивных угольных электростанций на алюминиевых комбинатах и заменить их чем-то новым, а это, между прочим, больше, чем совокупная установленная мощность всех российских АЭС. В Европе переход металлургии на водородные технологии приведет к увеличению затрат на выплавку стали на 35-65% даже при условии, что сам водород в процессе с какой-то радости подешевеет в 4-6 раз по сравнению с нынешними показателями.

Россия, в отличие от Китая, не брала на себя никаких обязательств по «обезуглероживанию» энергетики и экономики, однако вопрос о проведении собственной климатической политики уже ставится на уровне президента и правительства. Конечно, можно сказать, что мы сами должны считать наши углеродные выбросы, чтобы за нас это не сделали другие и не установили нам показатели «по аналогии», как это делается при антидемпинговых расследованиях. Однако российские компании, работающие на западных рынках, постепенно вынуждены принимать тамошние правила и направлять все больше средств на борьбу с глобальным потеплением, хотя никто еще не доказал, что оно, во-первых, есть, а во-вторых, вызвано именно хозяйственной деятельностью человека, а не природными процессами.

Правда, можно сказать, что любые инвестиции полезны для экономики. Такой корифей как Джон Мейнард Кейнс видел несомненную пользу даже от строительства египетских пирамид. Но и борьбу с избыточными выбросами углекислого газа можно вести так, чтобы не корежить энергетику и всю экономику в глобальных масштабах. Вон, Илон Маск пообещал $100 млн. тому, кто придумает наилучшую технологию улавливания углекислого газа. Что мешало сделать это раньше? Между тем, на ветряки и панельки в глобальном масштабе тратятся сотни миллиардов долларов в год при значительной доле государственных субсидий и налоговых льгот.

Сегодня во всем мире действует всего лишь одна установка промышленного масштаба по улавливанию углекислого газа — на месторождении природного газа в Норвегии. Там данное вещество отделяют от ценного метана и закачивают обратно под землю, повышая давление пласта. Так что, может, все это «Ж-ж-ж» вовсе не ставит своей целью борьбу с климатическими изменениями как таковыми?!..

И так как в нашей стране деньги не рисуют и из воздуха их не берут, то у нас дефицитные инвестиционные средства можно и нужно тратить на более важные цели. Жилищное, инфраструктурное, промышленное строительство; заимствование, разработка и внедрение новых технологий — вот те приоритеты, которые просчитываются просто из анализа повседневного новостного потока. И в этом отношении снижение ресурсных затрат на металлопродукцию действительно представляется весьма важным вопросом. Только вот беда, никто пока не может предложить правильный ответ.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Операционные результаты 2-й квартал 2021 г.
22.07.2021
Операционные результаты 2-й квартал 2021 г.

Отчетность лидеров российского рынка за второй квартал 2021 года. Основные моменты

ПАО «СЕВЕРСТАЛЬ»



Основные моменты за 2-й кв. 2021 год в сравнении с 1-м кв. 2021 года

Производство чугуна снизилось на 2% кв/кв до 2,63 млн т из-за проведения плановых ремонтов на доменном оборудовании. Производство стали уменьшилось до 2,78 млн т (-6% кв/кв) в связи с сокращением выпуска чугуна и проведением запланированных ремонтных работ в конвертерном цеху.

Продажи стали выросли на 2% кв/кв до 2,68 млн т в основном благодаря увеличению отгрузок полуфабрикатов и продукции с высокой добавленной стоимостью. Начало строительного сезона в России поддержало спрос на холоднокатаную сталь, сталь с полимерным покрытием и метизы. Продажи горячекатаной стали и толстолистового проката снизились на 7% кв/кв до 1,1 млн т на фоне масштабных запланированных ремонтов. В результате доля продаж на внутреннем рынке выросла до 55% (+7 п.п. кв/кв).

Доля продукции с высокой добавленной стоимостью (ВДС) составила 49% (+3 п.п. кв/кв).

Продажи сырья: Продажи угля уменьшились на 18% кв/кв до 0,28 млн т в основном в связи со снижением реализации энергетического угля на фоне сокращения спроса в летний период. Северсталь продолжает реализацию своей экологической стратегии. Так, Воркутауголь объявила о прекращении добычи энергетического угля с первого квартала 2022 года (пресс-релиз). Продажи железорудной продукции выросли на 28% до 1,3 млн т благодаря высокому спросу на окатыши на европейском рынке (рост продаж окатышей на 34% кв/кв) на фоне продолжающегося восстановления производства стали в странах Европейского союза.

Основные моменты за 6 мес. 2021 год в сравнении с 6 мес. 2020 года

Производство чугуна выросло на 12% г/г до 5,3 млн т благодаря запуску доменной печи №3 в декабре 2020. Выпуск стали увеличился до 5,7 млн т (+1% г/г), на фоне запуска дуговой сталеплавильной печи №1 в апреле 2021.

Продажи стали выросли на 4% г/г до 5,3 млн т. Реализация полуфабрикатов увеличилась на 181% г/г до 0,58 млн т в связи с ростом производства стали и проведением ремонтов на горячекатаных станах. Продажи горячекатаного проката и толстого листа снизились на 17% г/г в связи с реконструкцией методической печи. Продажи на внутреннем рынке уменьшились на 7 п.п. г/г до 51% на фоне благоприятных условий для экспорта в 1 кв. 2021.

Продажи продукции с высокой добавленной стоимостью (ВДС) увеличились на 12% г/г до 2,5 млн т в основном из-за роста реализации холоднокатаного проката (+32% г/г до 0,54 млн т) и оцинкованного проката (+31% г/г до 0,53 млн т). Доля продукции ВДС в консолидированных продажах составила 48% (+4 п.п. г/г).

Продажи сырья: реализация угля снизилась на 17% г/г до 0,63 млн т в результате снижения объемов производства угольного концентрата из-за перемонтажа лав. Продажи железной руды снизились на 26% г/г до 2,3 млн т, в связи с перенаправлением продаж на собственные активы после запуска доменной печи № 3 в 3 конце 2020 года. Продажи железорудных окатышей третьим лицам выросли на 23% г/г до 2,3 млн т. Реализация железорудного концентрата значительно снизилась во 2 кв. 2021, в связи с этим, продажи за 6м 2021 составили только 47 тыс т (-74% г/г).

ПАО «ММК»



Основные моменты за 2-й кв. 2021 год в сравнении с 1-м кв. 2021 года

Объем выплавки чугуна вырос на 2,6% к уровню прошлого квартала и составил 2 640 тыс. тонн в связи с увеличением производительности доменных печей на фоне продолжающегося высокого спроса на металлопродукцию.

Объем выплавки стали вырос на 3,1% по сравнению с прошлым кварталом и составил 3 401 тыс. тонн, отражая благоприятную конъюнктуру рынков.

Продажи металлопродукции по Группе ММК составили 3 320 тыс. тонн, увеличившись к уровню прошлого квартала на 14,3% на фоне высокого спроса на металлопродукцию.

Продажи премиальной продукции по Группе выросли на 20,6% до 1 392 тыс. тонн на фоне сезонного роста спроса.

Объем производства угольного концентрата ММК-УГОЛЬ составил 874 тыс. тонн, увеличившись на 7,3% к уровню прошлого квартала в связи с увеличением закупок рядовых углей на фоне роста потребности ПАО «ММК».

Основные моменты за 6 мес. 2021 год в сравнении с 6 мес. 2020 года

Рост выплавки чугуна на 17,3% до 5 213 тыс. тонн относительно 6 месяцев 2020 года обусловлен отсутствием капитальных ремонтов в доменном производстве в течение полугодия.

Объем выплавки стали вырос на 24,5% относительно 1 полугодия прошлого года в связи с отсутствием капитальных ремонтов в конвертерном производстве и завершением модернизации стана 2500 г/п.

Продажи товарной продукции по Группе ММК составили 6 224 тыс. тонн, увеличившись к уровню прошлого года на 25,3% на фоне высокой загрузки стана 2500 после модернизации и благоприятной рыночной конъюнктуры.

Продажи премиальной продукции выросли на 3,5% до 2 546 тыс. тонн по сравнению с уровнем 2020 года на фоне положительных рыночных тенденций.

Объем производства угольного концентрата вырос на 12,6% до 1 690 тыс. тонн относительно 1 полугодия прошлого года в связи с увеличением потребности ПАО «ММК» на фоне благоприятной рыночной ситуации.

ПАО «НЛМК»



Основные моменты за 2-й кв. 2021 года

Производство стали выросло на 5% кв/кв до 4,6 млн т (+19% г/г) за счет выхода оборудования НЛМК на проектную мощность после реконструкции.

Продажи увеличились на 11% кв/кв до 4,3 млн т (-1% г/г) на фоне роста продаж на российский рынок (+8% кв/кв; +26% г/г), а также роста поставок слябов и чугуна на экспорт. Продажи полуфабрикатов третьим лицам выросли на 57% кв/кв в основном за счет отгрузки слябов, реализация готовой продукции увеличилась на 1% кв/кв до 2,7 млн т (+12% г/г) на фоне восстановления спроса на ключевых рынках.

Продажи на «домашних» рынках составили 2,8 млн т (+1% кв/кв; +19% г/г).

Продажи на экспортных рынках выросли на 20% кв/кв до 1,4 млн т (-30% г/г).

Основные моменты за 6 м. 2021 года

Производство стали увеличилось на 11% г/г до уровня 9 млн т.

Продажи составили 8,2 млн т (-7% г/г) с ростом поставок слябов НЛМК США на фоне сильной динамики потребления в регионе.

Продажи на «домашних» рынках выросли на 3% г/г до 5,5 млн т, в основном за счет поставок на рынок России (+9% г/г).

Продажи на экспортных рынках сократились на 23% г/г до 2,6 млн т из-за эффекта высокой базы. Объемы в первом полугодии 2020 г. были перераспределены в пользу экспорта ввиду слабого спроса в России во время карантинных ограничений.

Сравнительная характеристика продаж металла с покрытием, тыс. тонн

Продажи, тыс. тонн 2 кв. 2021 г. 1 кв. 2021 г. изм., % 6 м. 2021 г. 6 м. 2020 г. изм., %
ПАО «СЕВЕРСТАЛЬ»
Оцинкованный лист и лист с другим металлическим покрытием 255 275 -7 530 406 31
Лист с полимерным покрытием 119 83 43 202 211 -4
ПАО «ММК», в т.ч. ООО «ММК-ЛМЗ»
Оцинкованный прокат 538 439 22,5 976 821 19
Прокат с полимерным покрытиями 158 150 5 308 297 3,8
ПАО «НЛМК»
Оцинкованный прокат 212 184 15 396 400 -1
Прокат с полимерным покрытием 96 81 20 177 193 -9

Источник: официальный сайт компании.

Динамика общих продаж металла с покрытием, тыс. тонн

Показатели, тыс. тонн 2 кв. 2021 г. 1 кв. 2021 г. изм., % 6 м. 2021 г. 6 м. 2020 г. изм., %
Оцинкованный прокат 1005 898 11,9 1902 1627 16,9
Прокат с полимерным покрытиями 373 314 18,8 687 701 -1,9
Axalta повышает цены на ЛКМ
21.07.2021
Axalta повышает цены на ЛКМ
Концерн Axalta 15 июля объявил о повышении цен на продукцию по всем направлениям бизнеса. Причиной подорожания продукции является рост затрат на производство и поставку товара.

Продукция Axalta, фото ©www.axalta.com


Как сообщает компания, продукция подорожает по всему миру. Корректировка цен будет зависеть от региона поставки, продуктов и рынков. Поэтому более точные расценки торговые представители Axalta сообщат непосредственно клиентам.

Повышение цен, как отметили в компании, мера вынужденная.

«С начала 2021 года стоимость сырья, используемого для производства покрытий, значительно выросла, а несырьевые затраты на ресурсы, включая фрахт, энергию и рабочую силу, продолжают расти намного выше ожиданий», – говорится в заявлении компании.

Финансовый директор Axalta Шон Ланнон добавил, что даже, применяя «агрессивные меры» по контролю над расходами, компания сталкивается с чрезвычайным давлением расценок и инфляции. Поэтому, чтобы продолжать поставки продукции, предоставлять клиентам сервис, инновационные решения, приходится повышать цены.

Источник: ЛКМ Портал
А теперь — снова рабочие будни! Российский и мировой рынок стали: 11-18 июля 2021 г.
20.07.2021
А теперь — снова рабочие будни! Российский и мировой рынок стали: 11-18 июля 2021 г.
Хороший праздник — День Металлурга! И встретили славно, и отметили. А теперь, снова за работу, товарищи! Время у нас, как всегда, непростое, проблем много, и решать их надо.

На российском рынке стальной продукции — маленький праздник для потребителей. Цены на прокат продолжают постепенно идти вниз. Как правило, без обвалов, без резких падений, но несколько тысяч рублей за тонну в неделю с ценника снимается. Продукция строительного назначения (арматура, фасон, прокат с покрытием) дешевеют медленнее, непокрытый листовой прокат — быстрее, но все движутся в одном направлении.

Через две недели должны вступить в силу экспортные пошлины. Против их введения уже перестали возражать, а на повестку дня встал вопрос о коррекции. В частности, предлагаются совершенно логичные и правильные меры по снижению минимальных тарифов для экспортеров заготовки и чугуна. Для них $115 за т и в самом деле — слишком много. Но базовая ставка, по-видимому, так и останется на уровне 15%. Так что в отношении поставок листового

По идее, после этого продажи на внутреннем рынке либо в страны ЕАЭС станут для отечественных металлургических компаний более выгодными, чем поставки на экспорт в дальнее зарубежье. Вероятно, это станет дополнительным аргументом в пользу дальнейшего удешевления стальной продукции в России в августе.

Однако спад, судя по всему, не будет слишком уж значительным. В лучшем случае, российские цены окажутся в итоге чуть ниже экспортного паритета без учета пошлины. У металлургов по-прежнему не будет проблем со сбытом, разве что маржинальность уменьшится. Избытку предложения на внутреннем рынке, который обычно вызывает ценовые обвалы, взяться неоткуда, реальное потребление, прежде всего, в строительном секторе, в целом хорошее.

Фактически сейчас на российском рынке ликвидируется возникший в конце весны этого года дисбаланс между внутренними и экспортными котировками. Ну, не могут первые превышать вторые на 15-20 тыс. руб. за т! Вот они больше и не будут. А дальше станем, как и ранее, равняться по мировому рынку.

Ближе к концу первой половины июля ситуация за рубежом более-менее стабилизировалась. Спрос слабоватый по причине дождливого сезона в Азии, начала периода летних отпусков в Европе, жаркой погоды на Ближнем Востоке и коронавируса пока что везде. Цены на прокат и сырье относительно постоянные. Но уже нарисовался новый потенциальный возмутитель спокойствия в лице Китая.

Честно говоря, правительство КНР похоже сейчас на того путника, который хочет идти на все четыре стороны одновременно. С одной стороны, есть выраженное желание сократить выплавку стали. Собственно, в июне темпы роста уже снизились до 1,6%, а это минимальный показатель с апреля прошлого года. Выплавка чугуна вообще просела на 2,7% по сравнению с июнем 2020-го. И дело здесь не только в зловредном углекислом газе, но и во вполне осязаемых выбросах пыли, вредных для здоровья соединений серы и азота и прочей таблицы Менделеева.

С другой стороны, помимо борьбы с глобальным потеплением, есть и общие вопросы экономики. Во втором квартале 2021 г. темпы роста ВВП в Китае составили 7,9%, а в первом полугодии в целом — 12,7%. Учитывая, что год назад Китай боролся с коронавирусом (и таки его поборол!), результат не самый впечатляющий.

Поэтому Народный банк Китая снизил для коммерческих банков уровень резервирования, что позволит направить на кредитование дополнительно 1 трлн. юаней ($155 млрд.). Как ожидается, это приободрит экономику, которая уже начала ощущать негативные эффекты от сужения инвестиций в строительство и инфраструктуру, а также предвидеть уменьшение зарубежных заказов на китайские товары.

К слову сказать, китайская банковская система — это очень мощный ресурс для развития национальной экономики. Четыре ведущих банка страны с совокупным капиталом первого порядка почти в $1,5 трлн. занимают первые четыре места в мировом рейтинге (кстати, в следующей пятерке банков — четыре американских), а в первой двадцатке Китаю принадлежат девять мест. Но при этом китайские госмегабанки — это не «пуп земли» и не вещь в себе, а, прежде всего, инструмент для финансирования реального сектора экономики. Остается тихо позавидовать и идти дальше.

Сочетание сокращающегося производства и получившего новое ускорение спроса привело к подъему цен на стальную продукцию в Китае. Основной скачок пришелся, правда, на конец июня — начало июля, но и в предыдущую неделю котировки на арматуру и горячекатаный прокат прибавили $25-30 за т, При этом пошли в рост экспортные цены на китайскую продукцию, а местные прокатчики снова начали приобретать импортную заготовку, стоимость которой достигла $710 за т CFR и более. С этим уже можно работать даже при отправке товара из черноморских портов.

Если китайские власти не станут принимать новых срочных мер по понижению цен на прокат, подорожание местной стальной продукции обеспечит российским металлургам крепкую опору — планку, ниже которой экспортные котировки можно не опускать. А там уже совсем немного времени осталось до осени, когда подойдет к концу дождливый сезон в Азии, а также можно будет надеяться на прекращение коронавирусных ограничений.

Как бы там ни было, но российский горячекатаный прокат в обозримом будущем вряд ли упадет до менее $900 за т FOB Черное море (хотя, наверное, и не поднимется до $1000), а для заготовки нормальным средним интервалом станут $630-680 за т FOB. Отсюда надо будет «плясать» и при определении равновесных цен на внутреннем рынке.

Правда, главный фактор дороговизны ресурсов — это денежная политика западных стран. Пока что она не меняется, хотя данные об инфляции за июнь, оказавшиеся примерно на уровне майских тринадцатилетних максимумов, уже вызывают опасения у специалистов. Руководство ФРС США и европейских центральных банков, правда, заявляет, что беспокоиться не о чем, - это, мол, сказывается прошлогодняя дефляция. Однако что будет, если наивысшие с 2008 г. инфляционные показатели сохранятся и на июль, август, сентябрь?!..

Аналитики Bank of America не исключают, что в таком случае с инфляцией придется бороться. А это значит — прекращать разбрасывать деньги с вертолета, умерить либо вовсе остановить выкуп ценных бумаг с рынка, начать разбираться с бюджетными дефицитами, повышать ставки. При таком раскладе платежеспособный спрос может съежиться очень быстро. Сейчас опасаться этого еще рано, и горячекатаный прокат в США бодро промаршировал на отметку $2000 за т EXW, но ближе к осени надо будет поглядывать зорче.

Европейская комиссия разродилась на прошлой неделе программой радикального сокращения выбросов углекислого газа к 2030 г., в каковую включен и проект системы углеродных тарифов на стальную продукцию, алюминий, цемент, удобрения и электроэнергию. Рассчитывать их планируется уже с 2023 г., а реально взимать — с 2026 г. Ассоциация «Русская сталь» ответила на эту новацию своим критическим заявлением. По ее оценкам, введение углеродных тарифов на сталь «может привести к существенному рыночному дисбалансу, порождая неравные условия конкуренции с европейскими производителями». При этом, «проведение расчетов по сложной европейской методологии и обязательная внешняя верификация выбросов может стать серьезным административным барьером для поставок в ЕС».

Предложенная Европейской комиссией модель действительно запутанная. Предполагается, что в будущем появится еще один документ, в котором будут указаны уровни «углеродного следа» для каждого вида продукции, подпадающей под тарифы. Причем рассчитываться пока что будут только прямые выбросы непосредственно на производство конечной продукции.

Так, например, не будет иметь значения, из какого источника металлурги будут получать электроэнергию. Станут ли они подключаться к «кошерным» солнечным установкам или тянуть ЛЭП от угольных ТЭС, углеродный след им будет насчитан одинаковый. Европейские металлурги от предложенной системы тоже крайне не в восторге, так как для них могут отменить бесплатные разрешения на выбросы, а это более 50 евро за каждую тонну углекислого газа.

Сама система достаточно сложная, в первую очередь, для импортеров, которым сначала придется покупать сертификаты на выбросы углекислого газа, который образуется при производстве приобретаемой за рубежом продукции, а затем обращаться за вычетами. Для бюрократии здесь и в самом деле будет раздолье.

Фишка здесь заключается в том, что из тарифа будет вычитаться стоимость разрешений на выбросы углекислого газа, приобретенных экспортером у себя в стране. Поэтому углеродные тарифы не приведут к существенному снижению конкурентоспособности российских металлургов по сравнению с европейскими (тем в ближайшие годы, судя по всему, будет вообще совсем грустно).

Проблема в том, что данные тарифы ставят российские компании в невыгодное положение по сравнению с коллегами в Великобритании, Канаде или где еще будет введена плата за выбросы углекислого газа. Таким образом, углеродные тарифы - это, в первую очередь, инструмент для навязывания другим странам своих правил, превращение металлургов, заинтересованных в европейском рынке, в лоббистов европейской климатической политики, разрушительной для экономики. К слову сказать, с 16 июля систему торговли разрешениями на выбросы запустили и в Китае несмотря на проблемы с верификацией данных. Получили цену $8,20 за тонну CO2.Но это, как говорится, только пока.

В последние месяцы проблема «декарбонизации» стала весьма актуальной и для металлургических компаний в России (и Украине тоже). Ряд производителей объявили о запуске проектов, направленных на снижение выбросов углекислого газа. Причем для них самих это исключительно лишние расходы, которые не будут направлены на что-либо более полезное, и рост себестоимости. Для потребителей стальной продукции «декарбонизация» приведет только к повышению цен при полном отсутствии каких-либо положительных эффектов.

Да, приходится признать, что климатическое «окно Овертона» уже открыто настежь, и из него дуют не вонюченькие сквознячки, а вполне настоящие ураганы, что даже на уровне высшего руководства России заявляется о важности борьбы с выбросами углекислого газа, что российским компаниям с мало-мальски заметным зарубежным бизнесом приходится не только произносить нужные мантры, но и выбрасывать на воздух реальные деньги. Однако тем более важно не поддаваться модному климатическому безумию, а сосредоточиться на более вещественных и существенных проблемах.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»