Российский производитель
защитных покрытий

Экономика России к концу выходных: мнение бизнеса

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
4 апреля 2020
Индустрия 

«Северсталь»: «В текущей волатильной ситуации сложно давать какие-либо прогнозы. Сейчас как сталеплавильные, так и сталепрокатные мощности продолжают работать, дальнейшая ситуация будет зависеть от масштабов распространения COVID-19 в России. При этом финансовое положение компании устойчивое (у нас одни из самых комфортных в отрасли долговых нагрузок, высокая маржа и низкие косты). Что касается CAPEX, мы не исключаем снижения инвестпрограммы в пределах заявленных ранее «гибких» 30–40%».

Магнитогорский металлургический комбинат: «Как компания заявляла ранее, критического влияния на реализацию продукции ММК на его основных рынках сбыта не наблюдается. При этом негативная ситуация с развитием пандемии уже отрицательно сказывается на деловой активности в мире и внутри страны. Тем не менее на сегодняшний день группа не испытывает сложностей с поставками основных видов сырья, оборудования и запасных частей и продолжает держать на особом контроле все сырьевые ресурсы, отслеживая их как с учетом потребления в производстве, так и с учетом складских запасов».

Финансы

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков: «Позитивно это на банках не отразится, потому что начинают возникать проблемы с обслуживанием имеющихся кредитов и обслуживанием вкладов. Все равно в приоритете здоровье: сначала необходимо нормализовать ситуацию в сфере здоровья и потом уже думать об экономике. Ассоциация уже просила ЦБ о послаблениях по вопросам оценки качества кредитов, по которым задерживаются платежи, и создания дополнительных резервов. Важно, чтобы Банк России применил и другие смягчающие меры и не делал преференции крупнейшим банкам с госучастием, чтобы это были меры по поддержке всей системы».

«Основное негативное влияние на заемщиков оказывает не продление выходных как таковых, а общее снижение экономической активности, что уже приводит к снижению доходов предприятий малого бизнеса, а соответственно, и к снижению доходов работающих на этих предприятиях сотрудников. Мы видим значительное увеличение количества заявок на реструктуризацию кредитных обязательств в этих сегментах бизнеса, которые мы рассматриваем в максимально сжатые сроки, и по возможности идем навстречу клиентам», — сказали РБК в пресс-службе «Уралсиба». Банк планирует продолжать работу в режиме полной функциональности, при этом предоставление услуг максимально осуществляется в дистанционном формате. «Мы продолжаем работать во всех регионах присутствия, хотя количество открытых отделений в каждом отдельном регионе будет регулироваться с учетом актуальных данных о клиентском потоке», — уточнили в банке.

«Продление нерабочей недели до конца апреля является серьезным вызовом для российской экономики, в первую очередь для компаний малого бизнеса, — сообщили РБК в пресс-службе МКБ. — Мы рассчитываем, что предлагаемые сейчас правительством меры поддержки вместе с активной позицией банковского сообщества помогут МСБ пережить этот непростой период. Важно отметить, что ряд активно привлекающих банковские заемные средства отраслей даже в этот непростой период чувствуют себя хорошо. Например, строительная и сельскохозяйственная, которые относятся к предприятиям непрерывного цикла. На них продление нерабочих дней не распространяется, компании из этих отраслей продолжают активно работать, и потому мы не ожидаем резкого ухудшения их финансового положения в связи с продлением выходных».

Рестораны

У низкорентабельного бизнеса ресторанов и отелей нет запаса прочности на то, чтобы выдержать два или три месяца без выручки, но с затратами, в частности, на сохранение заработной платы, отмечает вице-президент Федерации рестораторов и отельеров России Вадим Прасов. «Далеко не все имеют финансовые возможности пережить эту историю и сохранить персонал при отсутствии выручки», — отмечает Прасов. У крупных компаний могут быть такие возможности, но часть предприятий малого и среднего бизнеса ждет закрытие или банкротство, считает эксперт.

Сейчас правительство рассматривает в качестве меры поддержки отрасли беспроцентные кредиты на выплату зарплат, «но это все же кредиты, которые надо будет возвращать, при этом непонятно, как долго продлится текущая ситуация», отмечает президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров. Сейчас отрасль сосредоточилась на тех мерах, которые позволят как-то существовать в текущей ситуации, — например, часть предприятий готова брать кредиты, кто-то договаривается с крупнейшими интернет-ретейлерами, чтобы временно перевести к ним своих сотрудников, например на позиции курьеров. Рестораны и отели могут работать во время кризиса, но отрасли важно понимать, как она потом будет из этого кризиса выходить, а в условиях «вчерашнего законодательства» этого делать нельзя, для этого нужна новая экономическая политика, подчеркивает Бухаров.

Потребительские товары

Председатель совета директоров «Глория Джинс» Владимир Мельников не берется прогнозировать потери компании и отрасли от продления каникул. «Производства не работают, денежного потока у магазинов нет, но мы должны платить зарплату сотрудникам. В данной ситуации мы «крепостные» и должны подчиняться. Может быть, наше правительство знает, где нам взять деньги?»

«Месяц карантинного режима, исходя из опыта других стран, может превратиться в два, два с половиной месяца. Все это время офлайн-магазины будут закрыты, а спрос на товары из сегмента fashion в онлайне очень сузился — в онлайн перетекает спрос на товары первой необходимости. В сегменте онлайн-продаж мы уже просели на 50–60%. Кроме того, бизнес носит сезонный характер, а значит, когда будет снят карантин и нам нужно будет финансировать создание зимних коллекций, у бизнеса не будет средств на это», — говорит вице-президент ГК «Новард» (управляет сетью «Эконика») Сергей Саркисов.

По мнению Саркисова, государство, обращая внимание на малый и средний бизнес, забывает, что есть крупный сетевой ретейл, партнером которого также является малый бизнес как в виде франшизы, так и оптовых закупок. Меры государственной поддержки, без которой не вытянуть, должны распространяться на всех пострадавших участников рынка, уверен он.

Производители и поставщики товаров, которые должны, несмотря на ситуацию с карантином, ажиотажным спросом и динамикой валют, обеспечить бесперебойную поставку продуктов питания потребителям, уже сейчас перешли на круглосуточный режим работы или работают в две смены, отмечает исполнительный директор «Руспродсоюза» Дмитрий Востриков. По его словам, нагрузка на них постоянно возрастает не только из-за резко выросшего спроса, но также из-за дополнительных трудностей с пропусками и сбоями в работе поставщиков сырья и тары. В условиях продления режима самоизоляции до 30 апреля предприятиям пищевой промышленности просто необходимы меры поддержки, отмечает Востриков: например, это смягчение банковских кредитных ковенантов при ухудшении финансовых показателей, налоговые каникулы, бесперебойное обеспечение сотрудников предприятий средствами индивидуальной защиты, решение всех вопросов, связанных с выдачей пропусков для транспортировки продовольствия, а также защита от давления и штрафов со стороны торговых сетей.

Совладелец сети гипермаркетов мебели и товаров для дома Hoff Михаил Кучмент считает, что этот кризис очень четко разделит компании на цифровые и традиционные. «Мы давно развиваем онлайн и относим себя к одним из наиболее развитых в дистанционных продажах компаний в индустрии, но мы уже потеряли 75% выручки. Хорошо, что хотя бы закрыты магазины, в текущей ситуации они бы просто увеличивали убытки», — убежден Кучмент. Он пояснил, что если кризис будет длиться месяц-два, то компания его пройдет, а дальше будет зависеть от того, насколько сохранится платежеспособный спрос населения. Однако сейчас все производства закрыты и может возникнуть недостаток товаров в некоторых категориях. «Наша модель подразумевает наличие остатков, а многие участники индустрии работают под заказ или без значительных товарных остатков. Я не исключаю, что через месяц диван может стать дефицитным товаром», — говорит Кучмент.

«ФосАгро»: «На предприятиях созданы необходимые резервные запасы сырья, которые в случае даже самых жестких ограничительных ситуаций позволят в течение двух недель обеспечивать производство удобрений для выполнения текущих поставок продукции на внутренний рынок. В связи с их значимостью для обеспечения продовольственной безопасности страны разработаны производственные регламенты на случай любого развития эпидемиологической ситуации».

Фитнес

Ольга Киселева, президент Ассоциации операторов фитнес-индустрии России: «Ранее мы оценивали, что потери за месяц простоя всей отрасли в среднем 8–10 млрд руб., но сейчас ни у кого продаж нет. Продление выходных за счет бизнеса — это самая сложная история для нас, ведь работодатель ответствен за выплату зарплаты сотрудников, а этих денег нет. Беспроцентные кредиты, хоть и снимают на какое-то время социальную напряженность, только отодвинут ситуацию коллапса до момента, когда их нужно будет вернуть. Когда фитнес-клубы откроются вновь, клиенты не придут сразу покупать карты из-за своей личной финансовой ситуации, а кто-то будет обращаться за возвратом стоимости карт. Думаю, мы потеряем индустрию, около 60–70% бизнесов не выживут».

Кино, книги

Олег Березин, председатель Ассоциации владельцев кинотеатров, считает, что даже если режим самоизоляции снимут в конце апреля, то кинотеатры не начнут работать раньше июля-августа: «После снятия карантина сначала начнут оживать торговые центры, а кинотеатры смогут открыться, только когда появится достаточное количество релизов, а далеко не каждая кинокомпания захочет ставить свой фильм первым — все будут ждать, пока экономика придет в себя». По мнению Березина, на данный момент потери всех кинотеатров России можно оценить в 15 млрд руб. — после снятия режима самоизоляции соскучившиеся по кино россияне компенсируют часть потерь кинотеатров, надеется он. Однако эту оценку он считает оптимистичной.

Олег Новиков, президент издательской группы «Эксмо-АСТ»: «Продление нерабочих дней до конца апреля — это неожиданная мера, которая фактически означает, что работа розничных предприятий будет остановлена. Приостановка на целый месяц каких-либо денежных поступлений на фоне ограничения доступа к кредитным средствам со стороны банков затрудняет выплаты зарплат сотрудникам. В данный момент сложно оценить реальные масштабы и последствия, ситуация крайне сложная».

Выставочный бизнес

Исполнительный директор Союза выставочных застройщиков Андрей Амбарцумян считает, что продление нерабочих дней хуже индустрии вряд ли сделает — выручка в течение двух последних месяцев «уже по факту равна нулю». По его словам, в такой ситуации без поддержки правительства нет понимания, как платить 20 тыс. работников отрасли обещанную президентом зарплату. «Решения должны идти на опережение, а не вдогонку: сейчас нашу отрасль могут спасти только субсидии», — считает собеседник РБК.

Торговая недвижимость

Булат Шакиров, президент Российского совета торговых центров: «По нашим подсчетам, каждый торговый центр теряет из-за дня простоя около 50 млн руб. Соответственно, если 2 тыс. торговых центров, которые уже приостановили деятельность, не будут работать еще месяц, то общие потери могут составить 3 трлн руб. В отрасли, по нашим оценкам, заняты около 10 млн человек. Ни у одного торгового центра не хватит подушки безопасности, чтобы платить людям зарплаты весь месяц.

Думаю, начнется массовая волна банкротств, увольнений и десятки миллионов людей останутся без работы и без денег. Это при том, что мы активно просили две меры господдержки — отмену всех налогов и отмену платежей банкам, чтобы наши финансовые ресурсы пустить в первую очередь на выплаты и на поддержку сотрудников. На сегодня не принято ни одной меры. Если будут приняты эти две меры, мы хотя бы доживем до конца апреля без подобных потрясений. Если нет, мы увидим покинутые объекты, которые разграбляются, потому что люди не получают средства и вынуждены искать себе источники пропитания. Не хотелось бы увидеть этот апокалиптический сценарий, но пока, к сожалению, даже по сравнению с другими странами наше правительство бездействует».

ИТ-индустрия

Глава Ассоциации российских разработчиков и производителей электроники Иван Покровский заявил РБК, что решение президента было ожидаемо многими компаниями. «После апреля начинаются майские праздники, в этот период тоже непонятно, можно ли будет восстановить работу. Поэтому большинство компаний закладывали, что полностью восстановить работу можно будет с середины мая».

По его словам, во многих компаниях настроения, близкие к паническим. «Где-то треть компаний не знают, как пережить этот период простоя. Другие две трети видят выход в том, чтобы добиться разрешения на частичное возобновление работы самых необходимых организаций», — считает он. «Если разрешение получить не удастся, то вся страна очень быстро столкнется с аварийными ситуациями. Оборудование независимо от эпидемиологической ситуации имеет свойство выходить из строя, и даже на уровне элементарных замен оборудования или ремонта необходимы поставки. И тогда разрешения в любом случае придется выдавать, но уже в другом режиме и с большими потерями для всех», — подчеркнул Покровский. Он также добавил, что сейчас многие компании продолжают работать, принимая на себя все риски штрафных санкций. «Некоторые предприятия, которые решили не рисковать и не выходить на работу, столкнулись с ситуацией, что заказчики из других отраслей, которые относятся к непрерывному производству, сразу призывают их к выполнению обязательств», — заключил он.

Президент НП «Руссофт» Валентин Макаров напоминает, что ИТ-компании считаются непрерывными производствами, им разрешена работа в удаленном режиме, поэтому сильного удара для членов «Руссофт» (куда входят 1С, Mail.ru Cloud Solutions, Astra Linux и другие) не предвидится. «В среднем у компаний есть денежный запас на месяц-полтора, это время они могут работать, не начиная сокращать сотрудников», — отмечает он.

Туризм

Туристическая отрасль сейчас «стоит вне зависимости от того, будет апрель рабочим или нерабочим месяцем», констатирует пресс-секретарь Российского союза туриндустрии Ирина Тюрина. «Никаких продаж нет, авиасообщение со всем миром закрыто, российские курорты закрыты, так как отелям и гостиницам до 1 июня запрещено принимать постояльцев», при этом, по словам Тюриной, «обескураживает», что в текущей ситуации власти требуют еще месяц платить зарплату сотрудникам, которые не работают.

Часть сотрудников, которые работали в офисах, сейчас работают удаленно — от туристов поступает много заявлений на аннуляцию и перенос туров, отмечает исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе. По ее словам, банкротства туроператоров «пока не начнутся», но как «без внятной поддержки сохранить персонал, о чем постоянно говорят власти, не очень понятно».

Офисная и жилая недвижимость

Николай Казанский, президент Российской гильдии управляющих и девелоперов, управляющий партнер Colliers International: «Сейчас нужно не разбивать бизнес на торговую недвижимость, офисную, арендаторов, а в целом дать поддержку всему бизнесу. Мы сейчас слышим много разных заявлений от власти, но не услышали двух принципиальных вещей. Никто официально не вводит режим чрезвычайной ситуации, который можно было бы на всю страну трактовать как форс-мажор. Второе — мы не увидели конкретных действенных мер поддержки бизнеса.

Были предложены хорошие меры, но до конца они не работают и по сути являются полумерами. Вы посмотрите на американцев, там Дональд Трамп одним росчерком пера $2 трлн подписывает, это больше, чем годовой бюджет России, просто чтобы всем дать денег и успокоиться. А мы пока только всячески мотивируем население не контактировать, что, наверное, правильно. Но при этом мы должны подумать, чтобы через месяц-два не оказаться в ситуации, когда экономика просто умерла.

Деньги для экономики — это кровь, если мы сейчас обескровим экономику, заново нам ее отстраивать будет очень тяжело. Или мы рассматриваем вариант, что госбанки все заберут и мы уйдем обратно в коммунизм? Вряд ли нам это нужно, мы уже научились эффективно жить в капитализме. Если мы хотим продолжать, нужно поддерживать бизнес. Нужно дать бизнесу возможность выплачивать бизнесу зарплаты. Я вот сегодня предложил коллегам сократить зарплаты на 40% на сложное время и начал с себя. Я пока не слышал, чтобы ни один чиновник что-то себе сократил. Наши люди, бизнес не поверят власти, если та не начнет с себя».

Леонид Казинец, президент Национального объединения застройщиков, председатель правления корпорации «Баркли»: «Проблемы застройщиков жилья сейчас прежде всего в денежном потоке. Мы находимся в действительно сложной ситуации. С одной стороны, регистрация сделок во многих регионах остановилась, регистрация бумажных ДДУ невозможна. Теоретически мы можем провести сделку в электронном виде, но люди обычно хотят посмотреть и выбрать квартиру лично. Так что выручка застройщиков в этом месяце будет катастрофически падать. С другой стороны, застройщики обязаны выполнять свои обязательства оплачивать кредиты, платежи за материалы, оборудование. Банки получают деньги и проценты по существующим кредитам и их закрывают, но не выдают новые. Не открывают кредитные линии, не одобряют практически ипотеки. Мы надеемся, что новый пакет мер по поддержке бизнеса поможет строительной отрасли выдержать. Без поддержки строительному бизнесу не пережить момент».

Реклама и маркетинг

Лариса Фортуна, президент Российской ассоциации маркетинговых услуг: «Создается ощущение, что все происходящее делается для целенаправленного свертывания целого сегмента экономики. После этого выступления стало совершенно очевидно, что до компаний, работающих в сфере рекламного бизнеса, и в частности в маркетинговых коммуникациях, никому в государстве нет никакого дела. И помощи мы ждали совершенно напрасно. Каникулы «за счет работодателей» продлены еще на месяц. Это при том, что на счетах этих самых работодателей с большой вероятностью скоро просто не останется денег. И о том, как решать эту проблему, наш президент не дал никаких вменяемых инструкций. В сфере офлайн-маркетинга произошла настоящая катастрофа, которая в скором времени будет сопоставима разве что с временами Великой депрессии. Event marketing — упал в связи с запретом на массовые мероприятия до нуля; сonsumer promo — упал до нуля в связи с санитарными ограничениями и текущей рыночной ситуацией; sport marketing — снизился на 80%; production — снизился на 80%; trade marketing — снижение пока до 30%; creative services — снижение на 50%».

Источник: РБК (rbc.ru)

Вам также может быть интересно
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
13.04.2024
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
На прошлой неделе пришли статистические данные за февраль. И данные эти неплохие, даже с учетом лишнего дня в феврале 2024 г., что дает прибавку в 3,4 п.п. по сравнению с прошлым годом.

Рост ВВП, согласно отчету Росстата, достиг 7,7%, что при отбрасывании «фактора 29 февраля» превращается в 4,3%. Это самый низкий уровень с апреля 2023 г., но сам по себе он достаточно высокий. Существенного замедления экономики несмотря на прошлогодний подъем ключевой ставки пока не наблюдается.

Лидирующее положение в экономике продолжает занимать обрабатывающая промышленность. В феврале она показала рост в 13,5% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Даже по 28 дням месяца прибавка превысила 10%. Промышленность в целом дала 8,5% роста, т. е. фактически 5,1%. В строительной отрасли есть торможение — до 5,1% (1,7% по 28 дням месяца) против +3,9% в январе. Но это тоже замедление роста, а не спад.

Из выступления президента на съезде Федерации независимых профсоюзов России и премьер-министра Михаила Мишустина с ежегодным отчетом правительства в Государственной Думе следует, что промышленность и дальше будет играть роль локомотива российской экономики. Будет по-прежнему увеличиваться государственное финансирование инвестиционных проектов. От частных компаний ждут дальнейшего расширения капиталовложений в новые мощности.

При этом рост в российской экономике отражает далеко не только достижения оборонной промышленности. В стране по-прежнему сохраняется и даже усиливается потребность в импортозамещении по широчайшему спектру промышленных товаров, от уникального оборудования до ширпотреба. Удовлетворить их полностью просто не в человеческих силах, но работа идет по многим направлениям. Это тоже дает весомую добавку и к экономическому росту, и к объемам металлопотребления.

Санкции против России ужесточаются по всем фронтам. Нашу страну стараются всеми возможными силами отрезать от мировых рынков. Сейчас главные удары направлены на экспорт энергоносителей (нефть, сжиженный природный газ, уголь) и международные платежи. И это уже реальная экономическая война на полную мощность. Враг стремится разыграть свой главный козырь — контроль над мировым финансовым сектором. С альтернативными международными финансами пока, увы, сложно. Хотя позади уже два с лишним года испытаний, решить эту проблему не удалось.

Тем не менее, пока что имеющиеся проблемы как-то решаются. Российская нефть продолжает идти на внешние рынки и проносить доход государству. Биржевые котировки на сорт «брент» в конце прошлой недели впервые с октября 2023 г. превысили отметку $90 за баррель. Правда, за этим повышением стоят, в основном, политические риски — боязнь возможного обострения ближневосточного конфликта. Регион уже полгода старательно поджигают. И хотя пока что он демонстрирует негорючесть, претензии и неоплаченные счета к Израилю и его покровителям накапливаются, накапливаются...

Текущее состояние российской экономики приводит в некоторое уныние Банк России, который пока не может похвастаться успешным выполнением своей главной задачи — снижения инфляции до 4%. Как отмечается в Резюме обсуждения ключевой ставки, замедления инвестиционной и потребительской активности пока не происходит. Многие компании получили авансы по госконтрактам и сейчас их увлеченно тратят. Сохраняется острый дефицит квалифицированных специалистов, что приводит к продолжающемуся росту заработной платы.

Как уже неоднократно указывалось, в том числе, на этом сайте, «бюджетный импульс», т. е. интенсивное государственное финансирование госзаказа, инвестиционных и инфраструктурных проектов, различные льготные программы способствует экономическому росту, но препятствует снижению инфляции по методу «замораживания» активной экономики.

Согласно оценкам Совета директоров Банка России, для снижения ключевой ставки необходимы: дальнейшее устойчивое замедление текущей инфляции; охлаждение потребительского кредитования и потребительской активности; снижение жесткости рынка труда; отсутствие реализации проинфляционных рисков со стороны бюджета или внешних условий. Однако этого нет сейчас и не должно быть в обозримом будущем. Сейчас не 2015 г., чтобы российская экономика могла позволить себе полноценный спад.

Вообще, есть такое подозрение, что в борьбе с инфляцией надо делать основную ставку не на монетарные, а на административные инструменты. Например, с их помощью уже несколько месяцев держится на относительно стабильном уровне курс рубля. В ближайшее время можно и нужно будет употребить власть, чтобы повышение цен на нефть на мировом рынке не привело к подорожанию бензина и дизтоплива в России. Вероятно, не лишним будет ценовое регулирование и на российском рынке стальной продукции.

Какие-то виды проката подорожают в апреле, какие-то — в мае, но поднимается в цене все. И это создает проблему. Отдельно — для независимых металлотрейдеров, потому что многие категории стальной продукции стоят дороже на первичном рынке, чем на споте, где как раз очень даже ощущаются высокие процентные ставки. А вообще — для экономики в целом, потому что увеличение стоимости металла тянет за собой рост цен и в смежных секторах.

Впрочем, согласно концепции Минпромторга, ведущую роль в ценообразовании играют затраты на сырье. С металлоломом ситуация достаточно сложная. По данным РА «Русмет», в первом квартале 2024 г. железнодорожные поставки этого сырья на предприятия сократились на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года и примерно в полтора раза — с первыми тремя месяцами 2022 г. Однако вопрос: сколько здесь реального ухудшения снабжения металлоломом российских метзаводов, а сколько — массового перехода с железнодорожной доставки на автотранспорт?

На протяжении последних восьми месяцев цены на лом в России колеблются в достаточно узком интервале — от 28-29 тыс. до 31-32 тыс. руб. за т без НДС с доставкой на завод. И пока нет признаков того, что они готовятся в ближайшем будущем его покинуть.

Подорожанию металлолома мог бы способствовать рост производства стали. Но его пока нет. По данным Росстата, за январь-февраль в стране было выплавлено немногим более 12,0 млн. т углеродистой и легированной стали, что примерно на 0,6% меньше, чем в тот же период годичной давности. С учетом лишнего дня в текущем году спад составил немногим более 2%.

Большого оживления видимого спроса на стальную продукцию на отечественном рынке пока не происходит. Есть активизация в таких секторах как арматура, сварные трубы, прокат с покрытиями (хотя и не везде, а там, где этому способствуют погодные условия), но в секторе горячекатаного проката сохраняется избыток предложения.

Трудно сказать, насколько это сейчас важно для российских меткомбинатов и в какой степени они отделили внутренние цены от мировых, но падение цен на ЖРС и коксующийся уголь за рубежом становится долгосрочной тенденцией. Власти Китая приняли решение об ограничении производства стали и проката в текущем году, так как рынок с этой задачей не справляется.

В 2023 г. официально от металлургов ничего не требовали. Просто намекнули, что превышать прошлогодние объемы выпуска не стоит. Предприятия, выполнив годовой план, действительно прикрутили гайки, так что в декабре 2023 г. среднесуточная выплавка стали в Китае упала до самого низкого значения за семь лет. А по итогам января-февраля этот показатель взял, и скакнул сразу на 28,7%.

Как недавно сообщала китайская консалтинговая компания Mysteel, в конце марта некоторые производители горячекатаного проката увеличили выпуск. Сырье подешевело за последние три месяца в большей степени, чем готовая стальная продукция, так что металлурги в итоге даже оказались в выигрыше несмотря на то, что внутренние и экспортные котировки оказались в непосредственной близости от минимальных отметок с лета 2020 г.

Теперь, когда Национальная комиссия по развитию и реформам КНР (NDRC) возьмет этот вопрос под свой контроль, можно ожидать сокращения выплавки стали в ближайшие месяцы. Скорее всего, это приведет к понижению котировок на ЖРС в Китае до $90-100 за т CFR из-за сужения спроса, если не менее. Уменьшится себестоимость и у других производителей стали, которые считают сырьевые затраты по международным индексам. Может, этот фактор будет способствовать стабилизации и на российском рынке стали?

Хотя по-настоящему серьезных проблем там пока нет. Спрос налицо, обоснованные надежды на его расширение — тоже. Текущих проблем, безусловно, хватает, но в целом у нас все хорошо. Вот пусть бы так и было!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
13.04.2024
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
На российском рынке листового проката все идет в прежнем ритме. Хотя есть новый фактор — заявление металлургических компаний о небольшом повышении цен на горячекатаный лист и рулон в апреле-мае. Однако на споте стоимость листа растет очень медленно, и даже не во всех регионах вследствие относительного избытка предложения и недостаточного спроса. Каких-либо изменений к лучшему здесь с обозримого будущего не ожидается. Вопрос о масштабах сезонного подъема остается открытым.

prokat.jpg

Зато спрос на сварные трубы определенно оживился. Благодаря этому поставщики приступили к подъему котировок в прайс-листах по всему сортаменту. Продолжается подорожание холоднокатаного проката и листовой стали с покрытиями, чему способствует достаточно активный спрос. В этих секторах в ближайшем будущем все также останется по-прежнему.

Мировой рынок листового проката получил передышку благодаря повышению котировок в Китае. Правда, этот рост больше базируется на благоприятных ожиданиях, чем на реальных изменениях, поэтому считать его устойчивой тенденцией пока рано. Европейский рынок практически заблокирован для импорта, так как основные поставщики исчерпали свободные квоты не только на второй, но и на третий квартал. Между тем, цены на листовой прокат в ЕС продолжают снижаться.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Борьба с призраками. Российский и мировой рынок стали: 24-31 марта 2024 г.
12.04.2024
Борьба с призраками. Российский и мировой рынок стали: 24-31 марта 2024 г.
На прошлой неделе для российского рынка стальной продукции весьма важными стали вопросы регулирования. Так, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) направила на согласование в Минпромторг и Минстрой приказ о введении обязательного минимума биржевых торгов арматурой — не менее 5% от месячного производства крупнейших производителей.

Затем ассоциация «Русская сталь» своим письмом на имя главы Минэкономразвития Максима Решетникова привлекла внимание к законопроекту о внесении поправок к закон №35-ФЗ «О защите конкуренции». В соответствии с ними предлагается «отвязать» внутренние цены в России от индикаторов мировых товарных рынков.

Попробуем рассмотреть обе эти проблемы. Идея перенесения торговли конкретно арматурой на биржу не нова. Она неоднократно выдвигалась на протяжении последних нескольких лет и потом благополучно затухала. Сейчас под нее «подкладывается» административное принуждение.

Группа «Промсорт» в соответствии с условиями утверждения ее сделки по приобретению активов НЛМК обязана продавать 5% производимой арматуры на Санкт-Петербургской Международной Товарно-сырьевой Биржи (СпбМТСБ). Данные торги стартовали в начале ноября, но пока не стали знаковым явлением на российском рынке арматуры. Не слишком изменило ситуацию и подключение к ним второго поставщика.

ФАС, очевидно, ставит своей целью расширение оборотов биржевой торговли за счет «обязательности», декларируя в качестве конечных целей получение «рыночного» биржевого ценового индикатора и противодействие злоупотреблению доминирующим положением со стороны крупнейших производителей.

Что на это можно сказать? Прежде всего, биржевая торговля стальной продукцией — сама по себе идея мертворожденная. Слишком широкий сортамент, сложно найти какой-либо эталон, на который могли бы ориентироваться все участники рынка. Да, в отношении арматуры решить эту задачу проще, чем в других секторах, но все равно есть сложности.

На ряде мировых товарных бирж действительно идет торговля стальной продукцией, но ее обороты сравнительно невелики, а итоги торгов не считаются значимым рыночным индикатором. Исключением здесь является Шанхайская фьючерсная биржа, где ежедневные обороты по наиболее торгуемым контрактам по арматуре измеряются миллионами лотов по 10 тонн. Но львиную долю сделок осуществляют инвестиционные компании и прочие спекулянты.

Биржа СпбМТСБ по своей направленности совсем другая. Здесь в торгах должны принимать участие конкретные продавцы и покупатели реального товара. По такому же принципу работает и Белорусская универсальная товарная биржа (БУТБ), на которой и арматура, в частности, может продаваться. Однако в Белоруссии такая система складывалась годами, там есть только один крупный производитель арматуры в лице БМЗ, не считая импорта. Но российский рынок устроен совсем по-другому.

Можно заставить металлургов отправлять часть своей продукции на биржу. Кстати, а почему именно только 5%? Кому-то хочется на практике испытать, что значит быть немного беременной? Но основной вопрос другой: кто будет эту арматуру покупать? У металлургов есть весьма обширный и, увы, по большей части, печальный опыт попыток выстраивания долгосрочных отношения со строительными компаниями. Пробовали даже хеджировать цены. Однако оказывалось, что никто не готов покупать арматуру по такому контракту, когда она в данный конкретный момент стоит дороже текущего рынка.

Проблема номер два. ФАС, полагая, что именно биржевая цена станет «справедливой рыночной», борется с призраками. А именно с конкретным событием осени прошлого года, когда арматура действительно внезапно и необоснованно подорожала. Пожалуй, здесь можно с достаточно высокой уверенностью заявить, что повторения этого инцидента не будет. Минпромторг все очень популярно разъяснил, большое спасибо.

Нынешний механизм ценообразования на российском рынке арматуры категорически не предусматривает наличия биржи. В данный момент, и вообще большую часть времени заводские цены на арматуру находятся выше уровня спотового рынка. Независимые металлотрейдеры зарабатывают на волатильности, прежде всего, в период сезонного подъема в строительной отрасли, когда котировки на споте поднимаются и в моменте становятся выше заводских. В прошлом году, если не считать осеннего скачка, такая ситуация наблюдалась в июне и июле.

Для потребителей покупки на бирже будут иметь смысл только в том случае, если арматуру там удастся покупать, как минимум, не дороже с учетом логистики, чем, скажем, у торговых домов металлургических компаний. Но производителям тогда какой с того интерес? Даже если таким сомнительным образом стимулировать продажи, 5% от объемов производства — это ни о чем.

Нет, ФАС, конечно, может власть употребить и добиться, чтобы пара сотен тысяч тонн арматуры в год прошла через биржу, позволив ей немного заработать на сборах. Но пока у нас не появится обширный пул покупателей, а механизм биржевой торговли не станет реально выгодным всем его участникам, это так и будет никому не нужная обязаловка.

Теперь по поводу отвязки российских цен от мировых, по поводу чего обеспокоилась ассоциация «Русская сталь». Во-первых, чтобы осуществить импортозамещение международных ценовых индикаторов, их надо чем-нибудь заместить. Нельзя сказать, что на российском рынке стальной продукции эта работа совсем не ведется. Да и потребность в отечественных ценовых индикаторах реально есть. Но этому сильно мешает информационная закрытость российских металлургических компаний.

Однако, во-вторых, «Русскую сталь» больше беспокоит ситуация, когда российские цены, законодательно отвязанные от мировых, окажутся существенно ниже экспортных. Тогда, якобы, появятся «посредники, которые будут использовать возможность купить в России дешево с целью последующего экспорта», и на отечественном рынке возникнет дефицит металла.

Можно сказать, что и в данном случае обе стороны борются с призраками, вернее, сильно запоздало реагируют на конкретные события конца 2020-го и первой половины 2021 г. Тогда российские металлургические компании действительно мужественно не допустили дефицита металла в России, подняв цены на все виды стальной продукции в 2-2,5 раза в полном соответствии с тенденциями мирового рынка. Там же все подорожало по той причине, что западные страны в рамках борьбы с ковидом влили в свою экономику два десятка триллионов долларов, часть из которых просочилась на реальный товарный рынок.

К слову сказать, тогдашний «импорт инфляции» при стабильном курсе рубля нанес много бед российской экономике. Именно тогда стартовали те инфляционные процессы, которые сейчас гасит Банк России, проводя сложную внутриполостную операцию с помощью одного лишь топора и без наркоза. И в связи с этим очень даже понятно и очень даже приветствуется стремление авторов законопроекта избежать повторения подобной сомнительной радости.

А нужно ли опасаться повторения? Хороший вопрос. Вообще-то, вероятность подобного головотяпства есть. Ежели действия руководства России и дружественных стран поспособствуют созданию альтернативной международной финансовой системы без доллара и санкций, то самому доллару от этого уж точно поплохеет. Добавим к этому стремительное нарастание американского госдолга, который прибавляет со скоростью в триллион долларов каждые три месяца, и увеличение стоимости его обслуживания до 15% от общего объема расходов бюджета.

Вы точно уверены, что в какой-то момент это не приведет к росту долларовой инфляции и скачку долларовых цен на ресурсы? Я бы на это гарантии точно не дал. При этом, в 2020-2021 гг. рубль не стал укрепляться по отношению к доллару, хотя по-хорошему это следовало бы сделать. Да, объективные причины для этого были, они могут сохранить актуальность и в следующий раз. А если российские цены удастся удержать на месте и не пустить их в безудержный рост вслед за мировыми, для экономики это будет не так уж и плохо. Во всяком случае, сейчас, когда Россия существенно продвинулась по пути импортозамещения.

Но долларовая гиперинфляция (по отношению к ресурсам) — это все-таки достаточно гипотетический вариант. А в нынешней обстановке «Русская сталь» немного так шарахается от призраков. На мировом рынке сейчас спад, экспортные котировки на стальную продукцию российских компаний заметно ниже внутренних. И продать что-либо в дальнее зарубежье сейчас весьма непросто в принципе из-за санкций и неблагоприятной рыночной конъюнктуры. А что касается гипотетических «посредников-перепродавцов», так на то и Федеральная таможенная служба на страже со всем прочим созвездием трехбуквенных аббревиатур.

Собственно по рынку в данный момент сказать что-либо кардинально новое сложно. В России металлургические компании поднимают цены. На все, хотя и с разной скоростью. На спотовом рынке продолжают ждать начала сезона и надеются на то, что в апреле и там получится подтянуть вверх котировки на прокат, трубы и все остальное. Только не надо думать, что Банк России, борющийся с инфляцией, не жалея живота своего (и животов чужих), скажет им за это «Спасибо».

На мировом рынке снова пошли вниз цены в Китае. До участников местного рынка, похоже, дошло, что в ближайшие месяцы со стройкой будет плохо, а предложение стальной продукции сильно избыточно. Металлургические компании будут сокращать производство, но сложно сказать, сколько времени им понадобится для балансирования рынка.

Зато железная руда, скорее всего, подешевеет. Интересно, это хорошо или все-таки не очень для российских вертикально интегрированных компаний, использующих международные индикаторы?!.

Но вообще, пора уже спросу в России подниматься. А то, когда нет возможности заниматься реальными делами, так и лезут без спроса всякие призраки.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»