Российский производитель
защитных покрытий

Кризис спроса как кризис жанра. Российский и мировой рынок стали: 15-22 мая 2020 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
27 мая 2020
На каком мы живем свете? Этот вопрос приобрел сейчас предельную актуальность. Эпидемия явно проходит пик, и на повестку дня встают новые проблемы. Например, во что нам обошлись недели карантина, и чего ожидать в ближайшие месяцы?

bswan.jpg

Прежде всего, следует отметить, что точных ответов на последний вопрос пока нет. Многое, очень многое будет зависеть от того, какие меры примет государство для восстановления экономики, и что оно реально сможет сделать. Не все участники рынка вышли из режима неопределенности и не конкретизировали свои планы на ближайшее будущее.

Поэтому начнем с того, что мы точно имеем в наличии. В частности, с данных Росстата. В соответствии с ними, промышленное производство в апреле сократилось на 6,6% по сравнению с тем же месяце прошлого года. При этом спад в обрабатывающих отраслях достиг 10%. Производство легковых автомобилей упало на 79,2% по сравнению с апрелем 2019 г., прочих транспортных средств – на 39,4%, электрического оборудования – на 28,4%. Железнодорожные перевозки черных металлов уменьшились на 19%, правда, само производство стали – только на 1,5%.

Металлургические предприятия, особенно, крупные и находящиеся недалеко от портов, утверждают, что чувствуют себя вполне неплохо. Сокращение внутреннего потребления они в целом смогли компенсировать за счет экспортных заказов. В последние несколько недель на внешнем рынке несмотря на все кризисные явления пользовались спросом полуфабрикаты, горячекатаный прокат и даже арматура и катанка отечественного производства. При этом металлурги рассчитывают, что экспорт будет выручать их и дальше, ведь большинство стран ослабляют свои карантинные ограничения, и спрос на стальную продукцию там восстанавливается.

В принципе, это так, но на этой «торной дороге», как всегда, имеются несколько малозаметных ухабов. Прежде всего, в настоящее время мировой рынок стали как никогда сильно зависит от Китая. Крупнейший в мире экспортер в последние месяцы играет роль импортера, обеспечивая сбыт российским поставщикам товарного чугуна, заготовки, слябов и горячекатаного проката. На данном рынке также широко представлены индийские и иранские компании.

Однако почему Китай вдруг повернул вспять свои товарные потоки? По самой простой причине – цены на внутреннем рынке сейчас более высокие, чем на мировом. Причем не потому, что Китай как-то вырос. Наоборот, упали все остальные.

Стоимость арматуры в Китае составляет в последнее время около $430-445 за т без НДС. Товарной заготовки – более $400 за т. Все бы неплохо, но металлолом в Китае – под $300 за т. Местный рынок из-за общего запрета на импорт промышленных отходов варится в собственном соку, вариантов расширения объемов предложения за счет закупок за рубежом нет. Поэтому многие китайские электрометаллургические предприятия простаивают, а прокатчики и даже мини-заводы готовы импортировать полуфабрикаты, пока они стоят не более $370-385 за т CFR. Станут дороже – интерес мигом пропадет.

Точно такое же соотношение – и на китайском рынке горячекатаного проката. Он тоже поставляется местными производителями по $430-440 за т без НДС. И некоторым покупателям из портовых городов, где рядом нет «своего» меткомбината, весьма привлекательно привозить аналогичную продукцию из-за границы, пока она стоит около $400 за т CFR. Все равно, во внутреннем потреблении горячекатаного проката доля импорта не превышает нескольких процентов.

В общем, Китай покупает стальную продукцию за рубежом, пока она дешева. Может ли она подорожать на его собственном рынке? В принципе, да. Скажем, вслед за железной рудой, которая к концу прошлой недели скакнула до более $100 за т, прибавив порядка 20% по сравнению с началом текущего месяца. Причем для такого скачка были объективные причины – а именно, вспышка коронавируса в бразильском штате Пара, где корпорация Vale добывает более трети железной руды. По этой причине она предупредила, что в 2020 г. ее клиенты могут недосчитаться 20-30 млн. т ЖРС.

Тем не менее, Китай так или иначе устанавливает «потолок», выше которого ценам на стальную продукцию не прыгнуть. А будут ли они вообще стремиться к этому пределу, во многом зависит от Индии. В апреле местное производство стали из-за карантина упало почти на 70% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, но потребление обрушилось более чем на 90%. В мае индийские металлурги начали возвращаться к жизни, а вот национальный рынок стали – не совсем. Для половины городского населения страны жесткие ограничения продлены до 31 мая. На минимальной отметке остается спрос на автомобили и бытовую технику. А строительный сектор, по мнению местных экспертов, только приступит к выходу из комы лишь после завершения дождливого сезона в октябре.

До этого времени индийская металлургия будет всецело экспортно ориентированной. В апреле-мае национальные меткомбинаты, работая с 30-40%-ной загрузкой, не вызвали избытка предложения листового проката в Азии и странах Персидского залива. Но если летом они увеличат выпуск, то вполне могут перегрузить региональный рынок.

Еще одна группа рисков связана с Евросоюзом. Местная промышленность медленно и тяжело выходит из кризиса. Прежде всего, на дне лежит автопром, а это, на минуточку, более 30% регионального спроса на стальную продукцию. Ненамного лучше дела у производителей оборудования – у них обвалились новые заказы. Сейчас, в кризис, все «режут косты», и первыми под нож идут программы капиталовложений. Очень плохи дела с потребительским рынком. И, как подозревает региональная ассоциация Eurofer, спрос на металл в Европе сможет хотя бы приблизиться к докризисному уровню не раньше 2021 г.

В связи с этим европейские металлурги усиленно лоббируют кардинальное урезание импортных квот, начиная с июля. Кроме того, Европейская комиссия начала антидемпинговое расследование против турецкого горячекатаного проката. Если демпинговая маржа будет определена на достаточно высоком уровне, это будет настоящее потрясение для всего регионального рынка. Сами турки тоже включили протекционистский режим, подняв пошлины на ряд видов стальной продукции до 10-15%, причем на страны ЕС и Балканского полуострова эти меры не распространяются.

В общем, российским металлургам во второй половине текущего года будет совсем не просто увеличить экспортные поставки в «дальнее зарубежье», чтобы за их счет компенсировать спад внутри страны. Поэтому нам, так или иначе, надо возвращаться к проблемам отечественного рынка. А они, собственно, те же самые, что и за рубежом, - обрушение потребительского и инвестиционного спроса, скачкообразное увеличение безработицы, снижение доходов населения и компаний, потеря уверенности в будущем, жесточайшая экономия как залог выживания. Кризис спроса во всей его красе.

Длительность, глубина и острота этого кризиса во многом будут зависеть от государственной политики. Только оно в обозримом будущем может смягчить падение инвестиционного спроса и поддержать население. Объемы государственных капиталовложений в инфраструктуру, меры стимулирования спроса и масштаб отраслевых программ будут, в первую очередь, определять спрос на стальную продукцию – и не только.

В настоящее время приоритет отдается помощи населению, в частности, в виде повышения детских пособий, стимулированию спроса на жилье за счет субсидирования ипотечных кредитов, умеренным налоговым льготам для малого бизнеса и самозанятых. Разрабатываются определенные меры поддержки для ряда пострадавших отраслей и программа восстановления экономики в целом, рассчитанная до 2022 г. Правда, какова в реальности эффективность данной политики, станет ясно через несколько недель, когда начнут снимать запреты в сфере услуг и непродовольственной торговле. О расширении госинвестиций в инфраструктурные проекты пока только ведутся разговоры, конкретики на этот счет нет, хотя именно этих мер больше всего ждут на рынке стали.

По-видимому, прояснение обстановки произойдет только в июне одновременно со снятием основной части карантинных ограничений. А пока что остается сидеть на удаленке, держаться и следить за меняющейся ситуацией.


Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
02.05.2024
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
Представители нашей компании приняли участие в 4-й международной конференции "Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья", проходившей в городе Баку 18-19 апреля 2024 г.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

О конференции

В последние несколько лет в страны Центральной Азии и Закавказья демонстрируют активные темпы роста потребления металлопродукции: реализуются крупные инвестиционные проекты, активно растут местные производители, иностранные компании расширяют свое присутствие, привнося современные технологии и ноу-хау в национальную экономику.

Особенности развития рынков металлов таких стран, как Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения обсудили участники Международной конференции.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Ключевые темы:

- Текущие тренды и перспективы рынка металлов стран Центральной Азии и Закавказья;
- Факторы, влияющие на конъюнктуру, динамику спроса и предложения на металлопродукцию в Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Киргизии и Туркмении;
- Инвестиционные проекты в черной металлургии в Центрально-Азиатском регионе и Закавказье;
- Возможности российских производителей металлопродукции для потребителей из стран Центральной Азии и Закавказья, особенности логистики;
- Текущая ценовая конъюнктура, особенности развития отдельных регионов;
- Дистрибуция металлопродукции и развитие сервисной металлопереработки на территории Азербайджана, Армении, Грузии, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении.

Участники

Руководители и специалисты коммерческих служб, отделов снабжения и сбыта, департаментов маркетинга металлургических и металлоторговых компаний, сервисных металлоцентров, потребителей металлопродукции из России и стран Центральной Азии и Заказвказья.

Hilton Baku

Место проведения

Hilton Baku (Баку, просп. Азадлыг, 1) - отель с живописным видом на Баку и Каспийское море находится рядом с набережной, в 8 минутах ходьбы от Старого города Баку.

Источник: Металлоснабжение и сбыт, asiaconf.ru
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
13.04.2024
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
На прошлой неделе пришли статистические данные за февраль. И данные эти неплохие, даже с учетом лишнего дня в феврале 2024 г., что дает прибавку в 3,4 п.п. по сравнению с прошлым годом.

Рост ВВП, согласно отчету Росстата, достиг 7,7%, что при отбрасывании «фактора 29 февраля» превращается в 4,3%. Это самый низкий уровень с апреля 2023 г., но сам по себе он достаточно высокий. Существенного замедления экономики несмотря на прошлогодний подъем ключевой ставки пока не наблюдается.

Лидирующее положение в экономике продолжает занимать обрабатывающая промышленность. В феврале она показала рост в 13,5% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Даже по 28 дням месяца прибавка превысила 10%. Промышленность в целом дала 8,5% роста, т. е. фактически 5,1%. В строительной отрасли есть торможение — до 5,1% (1,7% по 28 дням месяца) против +3,9% в январе. Но это тоже замедление роста, а не спад.

Из выступления президента на съезде Федерации независимых профсоюзов России и премьер-министра Михаила Мишустина с ежегодным отчетом правительства в Государственной Думе следует, что промышленность и дальше будет играть роль локомотива российской экономики. Будет по-прежнему увеличиваться государственное финансирование инвестиционных проектов. От частных компаний ждут дальнейшего расширения капиталовложений в новые мощности.

При этом рост в российской экономике отражает далеко не только достижения оборонной промышленности. В стране по-прежнему сохраняется и даже усиливается потребность в импортозамещении по широчайшему спектру промышленных товаров, от уникального оборудования до ширпотреба. Удовлетворить их полностью просто не в человеческих силах, но работа идет по многим направлениям. Это тоже дает весомую добавку и к экономическому росту, и к объемам металлопотребления.

Санкции против России ужесточаются по всем фронтам. Нашу страну стараются всеми возможными силами отрезать от мировых рынков. Сейчас главные удары направлены на экспорт энергоносителей (нефть, сжиженный природный газ, уголь) и международные платежи. И это уже реальная экономическая война на полную мощность. Враг стремится разыграть свой главный козырь — контроль над мировым финансовым сектором. С альтернативными международными финансами пока, увы, сложно. Хотя позади уже два с лишним года испытаний, решить эту проблему не удалось.

Тем не менее, пока что имеющиеся проблемы как-то решаются. Российская нефть продолжает идти на внешние рынки и проносить доход государству. Биржевые котировки на сорт «брент» в конце прошлой недели впервые с октября 2023 г. превысили отметку $90 за баррель. Правда, за этим повышением стоят, в основном, политические риски — боязнь возможного обострения ближневосточного конфликта. Регион уже полгода старательно поджигают. И хотя пока что он демонстрирует негорючесть, претензии и неоплаченные счета к Израилю и его покровителям накапливаются, накапливаются...

Текущее состояние российской экономики приводит в некоторое уныние Банк России, который пока не может похвастаться успешным выполнением своей главной задачи — снижения инфляции до 4%. Как отмечается в Резюме обсуждения ключевой ставки, замедления инвестиционной и потребительской активности пока не происходит. Многие компании получили авансы по госконтрактам и сейчас их увлеченно тратят. Сохраняется острый дефицит квалифицированных специалистов, что приводит к продолжающемуся росту заработной платы.

Как уже неоднократно указывалось, в том числе, на этом сайте, «бюджетный импульс», т. е. интенсивное государственное финансирование госзаказа, инвестиционных и инфраструктурных проектов, различные льготные программы способствует экономическому росту, но препятствует снижению инфляции по методу «замораживания» активной экономики.

Согласно оценкам Совета директоров Банка России, для снижения ключевой ставки необходимы: дальнейшее устойчивое замедление текущей инфляции; охлаждение потребительского кредитования и потребительской активности; снижение жесткости рынка труда; отсутствие реализации проинфляционных рисков со стороны бюджета или внешних условий. Однако этого нет сейчас и не должно быть в обозримом будущем. Сейчас не 2015 г., чтобы российская экономика могла позволить себе полноценный спад.

Вообще, есть такое подозрение, что в борьбе с инфляцией надо делать основную ставку не на монетарные, а на административные инструменты. Например, с их помощью уже несколько месяцев держится на относительно стабильном уровне курс рубля. В ближайшее время можно и нужно будет употребить власть, чтобы повышение цен на нефть на мировом рынке не привело к подорожанию бензина и дизтоплива в России. Вероятно, не лишним будет ценовое регулирование и на российском рынке стальной продукции.

Какие-то виды проката подорожают в апреле, какие-то — в мае, но поднимается в цене все. И это создает проблему. Отдельно — для независимых металлотрейдеров, потому что многие категории стальной продукции стоят дороже на первичном рынке, чем на споте, где как раз очень даже ощущаются высокие процентные ставки. А вообще — для экономики в целом, потому что увеличение стоимости металла тянет за собой рост цен и в смежных секторах.

Впрочем, согласно концепции Минпромторга, ведущую роль в ценообразовании играют затраты на сырье. С металлоломом ситуация достаточно сложная. По данным РА «Русмет», в первом квартале 2024 г. железнодорожные поставки этого сырья на предприятия сократились на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года и примерно в полтора раза — с первыми тремя месяцами 2022 г. Однако вопрос: сколько здесь реального ухудшения снабжения металлоломом российских метзаводов, а сколько — массового перехода с железнодорожной доставки на автотранспорт?

На протяжении последних восьми месяцев цены на лом в России колеблются в достаточно узком интервале — от 28-29 тыс. до 31-32 тыс. руб. за т без НДС с доставкой на завод. И пока нет признаков того, что они готовятся в ближайшем будущем его покинуть.

Подорожанию металлолома мог бы способствовать рост производства стали. Но его пока нет. По данным Росстата, за январь-февраль в стране было выплавлено немногим более 12,0 млн. т углеродистой и легированной стали, что примерно на 0,6% меньше, чем в тот же период годичной давности. С учетом лишнего дня в текущем году спад составил немногим более 2%.

Большого оживления видимого спроса на стальную продукцию на отечественном рынке пока не происходит. Есть активизация в таких секторах как арматура, сварные трубы, прокат с покрытиями (хотя и не везде, а там, где этому способствуют погодные условия), но в секторе горячекатаного проката сохраняется избыток предложения.

Трудно сказать, насколько это сейчас важно для российских меткомбинатов и в какой степени они отделили внутренние цены от мировых, но падение цен на ЖРС и коксующийся уголь за рубежом становится долгосрочной тенденцией. Власти Китая приняли решение об ограничении производства стали и проката в текущем году, так как рынок с этой задачей не справляется.

В 2023 г. официально от металлургов ничего не требовали. Просто намекнули, что превышать прошлогодние объемы выпуска не стоит. Предприятия, выполнив годовой план, действительно прикрутили гайки, так что в декабре 2023 г. среднесуточная выплавка стали в Китае упала до самого низкого значения за семь лет. А по итогам января-февраля этот показатель взял, и скакнул сразу на 28,7%.

Как недавно сообщала китайская консалтинговая компания Mysteel, в конце марта некоторые производители горячекатаного проката увеличили выпуск. Сырье подешевело за последние три месяца в большей степени, чем готовая стальная продукция, так что металлурги в итоге даже оказались в выигрыше несмотря на то, что внутренние и экспортные котировки оказались в непосредственной близости от минимальных отметок с лета 2020 г.

Теперь, когда Национальная комиссия по развитию и реформам КНР (NDRC) возьмет этот вопрос под свой контроль, можно ожидать сокращения выплавки стали в ближайшие месяцы. Скорее всего, это приведет к понижению котировок на ЖРС в Китае до $90-100 за т CFR из-за сужения спроса, если не менее. Уменьшится себестоимость и у других производителей стали, которые считают сырьевые затраты по международным индексам. Может, этот фактор будет способствовать стабилизации и на российском рынке стали?

Хотя по-настоящему серьезных проблем там пока нет. Спрос налицо, обоснованные надежды на его расширение — тоже. Текущих проблем, безусловно, хватает, но в целом у нас все хорошо. Вот пусть бы так и было!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
13.04.2024
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
На российском рынке листового проката все идет в прежнем ритме. Хотя есть новый фактор — заявление металлургических компаний о небольшом повышении цен на горячекатаный лист и рулон в апреле-мае. Однако на споте стоимость листа растет очень медленно, и даже не во всех регионах вследствие относительного избытка предложения и недостаточного спроса. Каких-либо изменений к лучшему здесь с обозримого будущего не ожидается. Вопрос о масштабах сезонного подъема остается открытым.

prokat.jpg

Зато спрос на сварные трубы определенно оживился. Благодаря этому поставщики приступили к подъему котировок в прайс-листах по всему сортаменту. Продолжается подорожание холоднокатаного проката и листовой стали с покрытиями, чему способствует достаточно активный спрос. В этих секторах в ближайшем будущем все также останется по-прежнему.

Мировой рынок листового проката получил передышку благодаря повышению котировок в Китае. Правда, этот рост больше базируется на благоприятных ожиданиях, чем на реальных изменениях, поэтому считать его устойчивой тенденцией пока рано. Европейский рынок практически заблокирован для импорта, так как основные поставщики исчерпали свободные квоты не только на второй, но и на третий квартал. Между тем, цены на листовой прокат в ЕС продолжают снижаться.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»