Российский производитель
защитных покрытий

Рынки настолько волатильны, что любые прогнозы могут быть бессмысленны

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
13 февраля 2020
28 января. FINMARKET.RU - Глава "Северстали" Александр Шевелев в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе рассказал "Интерфаксу" о перспективах развития мировой стальной отрасли, поделился производственными планами компании при стагнирующем спросе в РФ и дал оценку новым направлениям развития компании.

sst.jpg

- В 2019 году "Северсталь" неоднократно пересматривала прогноз потребления стали на внутреннем рынке в сторону увеличения. Какая цифра получилась по итогам года, и есть ли основания и в этом году рассчитывать на рост?

- Завершившийся год был неоднозначным для всей сталелитейной отрасли. Цены на глобальных рынках показали достаточно существенное снижение, спрос упал на фоне наблюдающегося замедления темпов роста мировой экономики. По нашим предварительным оценкам, рост спроса в Российской Федерации по итогам 2019 года был выше 4%. В начале прошлого года мы были более пессимистично настроены, затем ситуация улучшилась. Основным драйвером роста явилась строительная отрасль - наш крупнейший сегмент.

Что касается прогноза по этому году, World Steel Association прогнозирует рост спроса на сталь в России на 1,5%. Мы считаем, что это излишне оптимистичный прогноз. По нашим прогнозам, динамика будет в районе нуля.

- Это из-за высокой базы 2019 года?

- Да, база была довольно высока, это с одной стороны. А с другой, мы считаем, что именно в стройке рост продолжится, хотя он будет уже не такой значительный, примерно на уровне 1,5%.

- Что тогда просядет?

- Машиностроение и энергетика, скорее всего, снизят потребление. Машиностроение - примерно на 1%, энергетика - на 5-7%.

- Что может выступить в качестве такого неожиданного позитивного фактора, как стройка в прошлом году, когда изменения в законодательстве способствовали стремительному росту в отрасли в первом полугодии?

- Факторы есть, и мы на них рассчитываем. Хотя рынки настолько волатильны, что любые прогнозы могут быть абсолютно бессмысленными. Ситуация может очень стремительно развернуться по иному из-за совершенно разных причин. И это касается как мирового рынка, так и российского.

На российском рынке, безусловно, мощнейшим драйвером для улучшения может стать более агрессивная реализация национальных проектов. Если нацпроекты войдут в более зрелую фазу реализации, будет обеспечено необходимое финансирование и внимание со стороны всех структур, отвечающих за это, то спрос на сталь точно улучшится.

- Какие у вас прогнозы по ценам на сталь? В прошлом году Arcelor, еще ряд сталепроизводителей объявили о сокращении мощностей. Как вы считаете, этого достаточно для поддержания мировых цен на сталь? Что будет основным ориентиром в этом году - усиливающийся протекционизм, Китай, что-то еще? Может быть, есть основания рассчитывать на какую-то более благоприятную конъюнктуру?

- В прошлом году цена на металлопрокат снизилась в среднем на 15%. Это достаточно значительное падение, и этот год мы начинали с низкой базы. Если в начале прошлого года мы ориентировались на цену примерно в районе $500-510/тонна стали FOB Черное море, то в этом году мы пока более пессимистично настроены.

Что касается ограничений производственных мощностей в прошлом году, они, действительно, были. В целом - более чем на 10 млн тонн. В основном это делал Arcelor в таких странах как Италия, Испания, Германия. Но мы наблюдали эту тенденцию и у других производителей, это и US Steel, и Salzgitter Steel, и некоторые другие. Это улучшило баланс спроса и предложения, и поддержало цены на рынке.

В начале этого года стоимость стали несколько повысилась - примерно на 5-10%. Это хороший сигнал. Подорожание объясняется, в том числе, пополнением запасов основными потребителями стали и ожиданием сезонного спроса, которое тоже помогает цене. При этом сложно прогнозировать, насколько устойчив этот тренд, поскольку мы не видим существенного мирового роста деловой активности в основных металлопотребляющих отраслях таких как автомобилестроение и строительство. Очевидно, что благоприятными факторами могут стать как урегулирование торговых переговоров между Китаем и США, так и повышение покупательной способности населения.

- В 2019 году "Северсталь" сократила производство из-за того, что из состава группы выбыл проданный минимилл в Балаково. Какие у вас ожидания по уровню производства на этот год?

- Мы вышли из Балаково, который производил порядка 900 тыс. тонн металлопродукции в год, во втором полугодии. Несмотря на это, снижение производства в 2019 году составило лишь 2% благодаря тому, что нам удалось повысить производительность основных агрегатов на Череповецком металлургическом комбинате.

Но за ближайшие 2 года, в том числе за счет реализации инвестиционных проектов, мы планируем увеличить объемы производства до уровня, сопоставимого с наличием мощностей Балаково.

- Не вводя новые мощности?

- Совершенно верно. К 2022-2023 году за счет программ повышения операционной эффективности, реализации локальных инвестиционных проектов, расшивки узких мест мы рассчитываем выйти на уровень объема производства 2018 года.

- У компании есть стратегический таргет: ежегодный дополнительный прирост к EBITDA на 10-15%. Есть ли уже понимание - удалось выполнить эту задачу по итогам 2019 года? Какие ожидания на 2020 год?

- Наша цель - 10-15% рост EBITDA. Но нужно учитывать, то это таргет без учета различных внешних факторов, в том числе макрофакторов.

Есть такое выражение, его приписывают Джону Кеннеди, что "прилив все лодки поднимает". То есть когда рыночная ситуация хорошая, все зарабатывают на этом, и можно демонстрировать результат. Когда становится хуже - все теряют, цена драматически падает, и никакими программами по эффективности ты не сможешь удержать валовую EBITDA или валовую прибыль. Поэтому мы выключаем этот рыночный фактор и смотрим только на нашу внутреннюю операционную эффективность.

За счет внутренней операционной эффективности и уникальных предложений для клиентов мы обеспечим прирост по итогам 2019 года, без учета макрофакторов, примерно на уровне 10%.

- Год назад вы говорили, что "Северсталь" наращивает поставки в ЕС для повышения эффективности экспортных продаж, так как Европа традиционно привлекательный для компании рынок. По итогам года насколько выросли поставки в этот регион? Какие прогнозы на 2020 год?

- Основным для компании продолжает оставаться российский рынок, где мы фокусируемся на росте нашей доли, обслуживании основных ключевых клиентов, производстве продукции с более высокой добавленной стоимостью. Тем не менее, европейский рынок мы считаем своим вторым домашним рынком. Он очень большой по емкости. В прошлом году, несмотря на слабый спрос в этом регионе, прежде всего в автопроме, мы реализовали в Европу около 2,5 млн тонн стали.

- Исторические объемы экспорта в регион, если я не путаю - в районе 1,5 млн тонн?

- Мы нашли возможность реализовать чуть больший объем, чем в 2018 году. Но по сравнению с размерами европейского рынка это не существенные масштабы.

Мы продавали в прошлом году не только в Европу. Мы продавали и в страны СНГ, страны MENA. У нас были поставки на дальний экспорт, но они не такие существенные.

Мы продолжаем считать для себя комфортной долю экспортных продаж в 35-40% в зависимости от макроситуации и спроса рынка.

- Если исходить из того, что российский рынок, как вы сказали, в этом году будет flat, а мировой - подрастет, то, может быть, и доля экспорта в продажах "Северстали" тоже подрастет?

- Мы не рассчитываем, что доля экспорта будет расти, потому что российский рынок более привлекателен: мы ставим себе задачу увеличить долю на российском рынке, который даже в условиях снижения мирового спроса и замедления потребления в России показывал более устойчивое состояние и более устойчивую динамику цен по сравнению с европейским рынком.

В конце года цена на российском рынке была существенно лучше, чем на европейском, и в течение всего года российский рынок демонстрировал небольшую, но премию к экспортным рынкам.

Так что доля экспортных поставок существенно не изменится. При этом у нас есть возможность и гибкость для переключения наших объемов с одного рынка на другой.

- Частью вашей стратегии является создание СП. Вы уже сделали несколько шагов в этом направлении. Это СП с Windar и "Роснано", вы также вошли в СП, созданное "Силовыми машинами" и Linde. Вы идентифицировали еще какие-то точки, где можете реализовать вот эту часть вашей стратегии?

- Безусловно, идентифицировали. Мы фокусируемся на обслуживании наших клиентов в строительной отрасли, энергетике и машиностроении. В конце 2018 года и в течение всего 2019 года мы как раз занимались поиском привлекательных для нас ниш. На сегодня эти ниши идентифицированы, и у нас есть pipeline проектов, возможных партнерств, создания совместных предприятий. Но я не готов сейчас их озвучивать.

Тем не менее, идеи есть. Мы ведем разные переговоры для того, чтобы найти взаимовыгодные условия для партнерства и сотрудничества.

- Вы уже какое-то время присутствуете на рынке производства для ветроэнергетики. Он оправдывает ваши ожидания? Все-таки это новая для российской экономики отрасль.

- Мы считаем это направление очень перспективным, в том числе и для Российской Федерации.

Безусловно, Россия исторически обладает некоторыми особенностями, которые не способствуют развитию ветроэнергетики. В нашей стране крупнейшие мировые запасы газа, она является второй по запасам энергетического угля. И эти ресурсы достаточно дешевые.

Сегодня в РФ производится примерно 50% электрической энергии на газе, 16% - на угле. В то же время в Дании, например, 50% электроэнергии производится от солнца и ветра. С одной стороны - совершенно другие факторы конкуренции. А с другой - Россия будет двигаться в этом направлении, поскольку основной тренд сегодня - это sustainability в целом, и в частности, снижение углеродного следа бизнеса. Я думаю, мы будем видеть все большее и большее внимание со стороны клиентов, инвесторов, российского правительства, изменения законодательства, что будет двигать российскую экономику в направлении еще большего использования возобновляемых источников энергии.

Если говорить про наше СП с Windar и "Роснано", то мы в следующем году собираемся увеличить объем производства на 40% и выпустить около 130 башен.

- То есть, оставаясь пока внутри нынешних производственных мощностей в 140 башен? Наращивать мощности собираетесь?

- В 2020 году этот вопрос не стоит. Но спрос начинает расти. Возможно, в ближайшем будущем мы придем к обсуждению вопроса о расширении производственных мощностей.

- У "Северстали" достаточно масштабный capex приходился на конец года: на четвертый квартал - около $500 млн при запланированных в целом на 2019 год капзатратах в $1,5 млрд. Были ли эти планы реализованы?

- На 2019 год мы планировали инвестировать около $1,5 млрд. Инвестировали чуть меньше от планов - примерно на 12%. Но, тем не менее, это существенный рост по сравнению с 2018 годом. Все наши инвестиционные планы соблюдаются.

- То есть оценка capex на 2020 год в $1,7 млрд остается актуальной?

- Да. Мы сохраняем свои планы на уровне $1,7 млрд. При этом, как мы и говорили, сохраним гибкость и, в случае существенного ухудшения макропрогноза, мы действительно можем поставить менее существенные проекты в лист ожидания, приостановив их реализацию. Но пока таких сигналов таких нет.

- В прошлом году "Северсталь" протестировала новый формат выплаты дивидендов, проведя раньше годовое собрание акционеров и сами выплаты. Инвесторы вряд ли откажутся от повторения этой практики. Будете ли вы ее повторять в этом году? Станет ли она постоянной?

- Нет, пока не планируем. Мы планируем в рамках стандартной практики проводить ГОСА летом в этом году и, собственно, произвести выплаты. То есть мы вернемся к стандартному таймингу и стандартному для нас подходу.

- В 2019 году "Северсталь" первой из крупных российских эмитентов открыла рынок внешних заимствований после летней паузы и удачно разместилась. Какие у вас планы на этот год? Нужны ли заимствования?

- У нас очень хорошее финансовое состояние, сильный баланс, по итогам 2019 года мы ожидаем хороший денежный поток. В ближайшее время мы не видим потребности в дополнительных займах.

При этом, возможно, ближе к концу года мы будем снова смотреть на возможности, которые предложит рынок, и, если они будут привлекательными, возможно, рассмотрим очередные займы. Но пока так вопрос не стоял, и острой потребности в займах нет.

- Какой у вас ориентир по коэффициенту net debt/EBITDA на 2020 год?

- На конец третьего квартала у нас net debt/EBITDA находился на отметке 0,4х. Комфортным уровнем для нас в долгосрочной перспективе по-прежнему является леверидж не выше 1,5х. Нет никаких оснований считать, что он будет как-то нарушен.

В то же время, наш внутренний фокус - держать net debt/EBITDA ниже 1х, потому что в этом случае мы выплачиваем в качестве дивидендов более 100% денежного потока.

То есть в краткосрочной перспективе мы ориентируемся на коэффициент менее 1х, в долгосрочной перспективе - менее 1,5х.

- В проспекте к евробондам было написано, что "Северсталь" ищет стратегического инвестора для проекта Putu в Либерии и покупателя на 12% в бразильской Amapa. Они, конечно, в масштабах группы несущественные, но тем не менее, есть здесь какие-то новости? И остались в вашем портфеле еще активы, которые не соответствуют заявленной стратегии?

- И в Либерии, и в Бразилии - это нематериальные для нас активы. В принципе, материальных активов, которые не вписывались бы в стратегию "Северстали", у компании на сегодняшний день нет. Мы видели низкую стратегическую значимость "Балаково", и мы решили эту задачу, найдя достойного покупателя. Все остальные активы хорошо структурированы, высокоэффективны и полностью укладываются в стратегию компании.

- "Северсталь" вместе с ОМК и ММК просила вернуть пошлину в 5% на ввоз в РФ горячекатаного толстолистового проката. Было ли ваше предложение поддержано Минпромторгом?

- Предложение обсуждалось, но решение пока не принято. Мы считаем, что пошлины нужно вводить по нескольким причинам.

Эта пошлина была отменена в период 2008-2009 годов, когда производство толстого листа в стране было ограничено и приходилось его импортировать. После этого в сегмент были осуществлены серьезные инвестиции - около 100 млрд рублей. "Северсталь" в 2018-2019 годах увеличила производительность на стане-5000 с 500 тыс. до 800 тыс. тонн. Сейчас мы расширяем мощности еще на несколько сотен тысяч тонн на более сложном сортаменте. То есть все основные производители либо реконструировали, либо увеличили свои производственные мощности, и сегодня недостатка в толстом листе нет.

Другая причина: 5-процентная пошлина выравнивает условия с горячекатаным рулоном, на который сейчас имеется такая же ввозная пошлина.

Мы считаем справедливым, если эта пошлина будет введена, потому что сегодня нет никаких оснований импортировать толстый лист.

- На какой стадии находится реализация проекта строительства завода по выпуску сварных OCTG в ХМАО? Когда начнется строительство, которое, по плану, должно быть завершено в 2021 году? В августе компания заявляла, что обсуждает возможность использования механизма СПИК при строительстве завода. Приняты ли решения?

- Проект, который мы реализуем вместе с Tenaris, идет в соответствии с графиком. До конца 2021 года мы завершим строительство завода. Мы получили все необходимые разрешения, земельные участки, сделали проект, провели тендер на закупку оборудования, выбрали поставщиков. В следующем году мы планируем выпустить первую продукцию и затем в течение трех лет выйти на полную мощность.

По СПИКу идея не реализована. Но если она будет реализована, это, конечно, даст дополнительные преимущества проекту.

- Какая ситуация сейчас со спросом на ТБД? В отсутствие новых проектов и, соответственно, новых заказов "Газпрома", где можно компенсировать хотя бы частично этот спад спроса?

- Действительно, про новые крупные проекты мы не знаем и видим снижение спроса. Тем не менее, у нас еще есть заказы "Газпрома", прежде всего, для Харасавейского месторождения. У нас есть и другие клиенты - это, например, "Транснефть", "НОВАТЭК". Но при этом мы все активнее и активнее смотрим на экспортный рынок. Мы уже поставляли ТБД на газопровод "Польша-Словакия". В 2020 году будем смотреть на такие направления как страны СНГ, Европа, страны MENA. Для этого мы создаем группу продаж на экспорт и активно прорабатываем возможные экспортные рынки.


Источник: ИА "Финмаркет"

Вам также может быть интересно
Подтверждение соответствия системы менеджмента требованиям международных стандартов
17.06.2024
Подтверждение соответствия системы менеджмента требованиям международных стандартов
В мае 2024 года ООО «Уралпротект» в очередной раз подтвердил соответствие системы менеджмента требованиям международных стандартов ISO 9001, ISO 14001, ISO 45001. Аудиторы отметили лидерство и заинтересованность руководства Организации в вопросах системы менеджмента, сохранение и развитие отношений с потребителями, обеспечение безопасных условий работы и постоянное улучшение условий труда, обеспечение минимального воздействия на окружающую среду, обеспечение постоянного улучшения в вопросах управления качеством и повышения удовлетворённости потребителя, разработку и внедрение в производство новых видов продукции, обеспечение всеми видами ресурсов и постоянное улучшение инфраструктуры.

Сертификаты

В ходе ресертификационного аудита были проверены процессы, входящие в интегрированную систему менеджмента (ИСМ) Организации: управление Организацией в части ИСМ; планирование, взаимодействие с потребителями; управление инфраструктурой; управление персоналом и делопроизводством; управление охраной труда, промышленной безопасностью и экологической безопасностью; технический контроль качества продукции; планирование и подготовка производства; разработка и сопровождение производства лакокрасочных материалов; производство продукции и закупки. Аудиторы сертификационного органа отметили, что уровень организации производственных процессов на предприятии соответствует международным стандартам.

Постоянное совершенствование Интегрированной Системы Менеджмента позволяет четко распределять функционал по каждому процессу деятельности Организации, соответствовать применимым требованиям, выполнять принятые обязательства и постоянно улучшать систему менеджмента качества; охраны труда в области безопасности труда и охраны здоровья; экологического менеджмента для улучшения экологических результатов деятельности.

Сертификаты, подтверждающие, что ООО «Уралпротект» отвечает требованиям международных стандартов в области разработки и производства полимерных и текстурированных материалов для рулонного металлопроката, будут действовать до июня 2027 года. Полученные международные сертификаты подтверждают готовность Организации качественно и в срок выполнять стоящие перед ней задачи.
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
02.05.2024
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
Представители нашей компании приняли участие в 4-й международной конференции "Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья", проходившей в городе Баку 18-19 апреля 2024 г.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

О конференции

В последние несколько лет в страны Центральной Азии и Закавказья демонстрируют активные темпы роста потребления металлопродукции: реализуются крупные инвестиционные проекты, активно растут местные производители, иностранные компании расширяют свое присутствие, привнося современные технологии и ноу-хау в национальную экономику.

Особенности развития рынков металлов таких стран, как Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения обсудили участники Международной конференции.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Ключевые темы:

- Текущие тренды и перспективы рынка металлов стран Центральной Азии и Закавказья;
- Факторы, влияющие на конъюнктуру, динамику спроса и предложения на металлопродукцию в Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Киргизии и Туркмении;
- Инвестиционные проекты в черной металлургии в Центрально-Азиатском регионе и Закавказье;
- Возможности российских производителей металлопродукции для потребителей из стран Центральной Азии и Закавказья, особенности логистики;
- Текущая ценовая конъюнктура, особенности развития отдельных регионов;
- Дистрибуция металлопродукции и развитие сервисной металлопереработки на территории Азербайджана, Армении, Грузии, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении.

Участники

Руководители и специалисты коммерческих служб, отделов снабжения и сбыта, департаментов маркетинга металлургических и металлоторговых компаний, сервисных металлоцентров, потребителей металлопродукции из России и стран Центральной Азии и Заказвказья.

Hilton Baku

Место проведения

Hilton Baku (Баку, просп. Азадлыг, 1) - отель с живописным видом на Баку и Каспийское море находится рядом с набережной, в 8 минутах ходьбы от Старого города Баку.

Источник: Металлоснабжение и сбыт, asiaconf.ru
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
13.04.2024
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
На прошлой неделе пришли статистические данные за февраль. И данные эти неплохие, даже с учетом лишнего дня в феврале 2024 г., что дает прибавку в 3,4 п.п. по сравнению с прошлым годом.

Рост ВВП, согласно отчету Росстата, достиг 7,7%, что при отбрасывании «фактора 29 февраля» превращается в 4,3%. Это самый низкий уровень с апреля 2023 г., но сам по себе он достаточно высокий. Существенного замедления экономики несмотря на прошлогодний подъем ключевой ставки пока не наблюдается.

Лидирующее положение в экономике продолжает занимать обрабатывающая промышленность. В феврале она показала рост в 13,5% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Даже по 28 дням месяца прибавка превысила 10%. Промышленность в целом дала 8,5% роста, т. е. фактически 5,1%. В строительной отрасли есть торможение — до 5,1% (1,7% по 28 дням месяца) против +3,9% в январе. Но это тоже замедление роста, а не спад.

Из выступления президента на съезде Федерации независимых профсоюзов России и премьер-министра Михаила Мишустина с ежегодным отчетом правительства в Государственной Думе следует, что промышленность и дальше будет играть роль локомотива российской экономики. Будет по-прежнему увеличиваться государственное финансирование инвестиционных проектов. От частных компаний ждут дальнейшего расширения капиталовложений в новые мощности.

При этом рост в российской экономике отражает далеко не только достижения оборонной промышленности. В стране по-прежнему сохраняется и даже усиливается потребность в импортозамещении по широчайшему спектру промышленных товаров, от уникального оборудования до ширпотреба. Удовлетворить их полностью просто не в человеческих силах, но работа идет по многим направлениям. Это тоже дает весомую добавку и к экономическому росту, и к объемам металлопотребления.

Санкции против России ужесточаются по всем фронтам. Нашу страну стараются всеми возможными силами отрезать от мировых рынков. Сейчас главные удары направлены на экспорт энергоносителей (нефть, сжиженный природный газ, уголь) и международные платежи. И это уже реальная экономическая война на полную мощность. Враг стремится разыграть свой главный козырь — контроль над мировым финансовым сектором. С альтернативными международными финансами пока, увы, сложно. Хотя позади уже два с лишним года испытаний, решить эту проблему не удалось.

Тем не менее, пока что имеющиеся проблемы как-то решаются. Российская нефть продолжает идти на внешние рынки и проносить доход государству. Биржевые котировки на сорт «брент» в конце прошлой недели впервые с октября 2023 г. превысили отметку $90 за баррель. Правда, за этим повышением стоят, в основном, политические риски — боязнь возможного обострения ближневосточного конфликта. Регион уже полгода старательно поджигают. И хотя пока что он демонстрирует негорючесть, претензии и неоплаченные счета к Израилю и его покровителям накапливаются, накапливаются...

Текущее состояние российской экономики приводит в некоторое уныние Банк России, который пока не может похвастаться успешным выполнением своей главной задачи — снижения инфляции до 4%. Как отмечается в Резюме обсуждения ключевой ставки, замедления инвестиционной и потребительской активности пока не происходит. Многие компании получили авансы по госконтрактам и сейчас их увлеченно тратят. Сохраняется острый дефицит квалифицированных специалистов, что приводит к продолжающемуся росту заработной платы.

Как уже неоднократно указывалось, в том числе, на этом сайте, «бюджетный импульс», т. е. интенсивное государственное финансирование госзаказа, инвестиционных и инфраструктурных проектов, различные льготные программы способствует экономическому росту, но препятствует снижению инфляции по методу «замораживания» активной экономики.

Согласно оценкам Совета директоров Банка России, для снижения ключевой ставки необходимы: дальнейшее устойчивое замедление текущей инфляции; охлаждение потребительского кредитования и потребительской активности; снижение жесткости рынка труда; отсутствие реализации проинфляционных рисков со стороны бюджета или внешних условий. Однако этого нет сейчас и не должно быть в обозримом будущем. Сейчас не 2015 г., чтобы российская экономика могла позволить себе полноценный спад.

Вообще, есть такое подозрение, что в борьбе с инфляцией надо делать основную ставку не на монетарные, а на административные инструменты. Например, с их помощью уже несколько месяцев держится на относительно стабильном уровне курс рубля. В ближайшее время можно и нужно будет употребить власть, чтобы повышение цен на нефть на мировом рынке не привело к подорожанию бензина и дизтоплива в России. Вероятно, не лишним будет ценовое регулирование и на российском рынке стальной продукции.

Какие-то виды проката подорожают в апреле, какие-то — в мае, но поднимается в цене все. И это создает проблему. Отдельно — для независимых металлотрейдеров, потому что многие категории стальной продукции стоят дороже на первичном рынке, чем на споте, где как раз очень даже ощущаются высокие процентные ставки. А вообще — для экономики в целом, потому что увеличение стоимости металла тянет за собой рост цен и в смежных секторах.

Впрочем, согласно концепции Минпромторга, ведущую роль в ценообразовании играют затраты на сырье. С металлоломом ситуация достаточно сложная. По данным РА «Русмет», в первом квартале 2024 г. железнодорожные поставки этого сырья на предприятия сократились на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года и примерно в полтора раза — с первыми тремя месяцами 2022 г. Однако вопрос: сколько здесь реального ухудшения снабжения металлоломом российских метзаводов, а сколько — массового перехода с железнодорожной доставки на автотранспорт?

На протяжении последних восьми месяцев цены на лом в России колеблются в достаточно узком интервале — от 28-29 тыс. до 31-32 тыс. руб. за т без НДС с доставкой на завод. И пока нет признаков того, что они готовятся в ближайшем будущем его покинуть.

Подорожанию металлолома мог бы способствовать рост производства стали. Но его пока нет. По данным Росстата, за январь-февраль в стране было выплавлено немногим более 12,0 млн. т углеродистой и легированной стали, что примерно на 0,6% меньше, чем в тот же период годичной давности. С учетом лишнего дня в текущем году спад составил немногим более 2%.

Большого оживления видимого спроса на стальную продукцию на отечественном рынке пока не происходит. Есть активизация в таких секторах как арматура, сварные трубы, прокат с покрытиями (хотя и не везде, а там, где этому способствуют погодные условия), но в секторе горячекатаного проката сохраняется избыток предложения.

Трудно сказать, насколько это сейчас важно для российских меткомбинатов и в какой степени они отделили внутренние цены от мировых, но падение цен на ЖРС и коксующийся уголь за рубежом становится долгосрочной тенденцией. Власти Китая приняли решение об ограничении производства стали и проката в текущем году, так как рынок с этой задачей не справляется.

В 2023 г. официально от металлургов ничего не требовали. Просто намекнули, что превышать прошлогодние объемы выпуска не стоит. Предприятия, выполнив годовой план, действительно прикрутили гайки, так что в декабре 2023 г. среднесуточная выплавка стали в Китае упала до самого низкого значения за семь лет. А по итогам января-февраля этот показатель взял, и скакнул сразу на 28,7%.

Как недавно сообщала китайская консалтинговая компания Mysteel, в конце марта некоторые производители горячекатаного проката увеличили выпуск. Сырье подешевело за последние три месяца в большей степени, чем готовая стальная продукция, так что металлурги в итоге даже оказались в выигрыше несмотря на то, что внутренние и экспортные котировки оказались в непосредственной близости от минимальных отметок с лета 2020 г.

Теперь, когда Национальная комиссия по развитию и реформам КНР (NDRC) возьмет этот вопрос под свой контроль, можно ожидать сокращения выплавки стали в ближайшие месяцы. Скорее всего, это приведет к понижению котировок на ЖРС в Китае до $90-100 за т CFR из-за сужения спроса, если не менее. Уменьшится себестоимость и у других производителей стали, которые считают сырьевые затраты по международным индексам. Может, этот фактор будет способствовать стабилизации и на российском рынке стали?

Хотя по-настоящему серьезных проблем там пока нет. Спрос налицо, обоснованные надежды на его расширение — тоже. Текущих проблем, безусловно, хватает, но в целом у нас все хорошо. Вот пусть бы так и было!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»