Российский производитель
защитных покрытий

Большой привет из 2008 года! Российский и мировой рынок стали: 12-19 марта 2023 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
30 марта 2023
О том, что западная экономика балансирует на грани кризиса, говорят давно. Однако прошедшая неделя таки заставила вспомнить события 2008 г. Конкретно, самое их начало, когда обрушение американского инвестиционного банка Lehman Brothers стало тем первым камешком, что вызвал обвал.

В этот раз ситуация была поначалу весьма нервозная. Проблемы обнаружились как в США, где навернулся 16-й в местном рейтинге Silicon Valley Bank (SVB), а еще нескольким резко поплохело, так и в Европе, где в пике вошел Credit Suisse, один из двух столпов банковской системы Швейцарии. Но обвала не случилось. Опыт кризиса без малого 15-летней давности позволил найти и быстро применить меры противодействия. Правда, вопрос о продолжительности действия этого «лекарства» остается открытым.

Основных проблем и у американских банков средней руки, и у швейцарского гиганта было две. Во-первых, SVB и Credit Suisse столкнулись с оттоком депозитов. Во-вторых, оба они пострадали из-за повышения процентных ставок в последние месяцы. Особенно сильно это задело SVB, который ранее вложил большие средства в гособлигации с низкой по тем временам доходностью, а потом, когда срочно понадобились деньги, смог продать их только с серьезным убытком. В результате отток средств из банка резко ускорился, что и закончилось крахом.

Если бы ситуация развивалась и дальше самотеком, последствия были бы крайне тяжелыми. В США уже начинали валиться банки среднего уровня, входящие в третью десятку местного рейтинга. Возникла реальная опасность, что клиенты постараются вынуть оттуда свои деньги, чтобы переложить их в самые крупные и надежные финучреждения. Тогда банкротства бы пошли волной.

Что касается Credit Suisse, то его падение могло бы обвалить весь европейский финансовый сектор. Швейцарский банк входит в первую тридцатку мирового рейтинга и соединен со всеми ведущими банками Европы и США многочисленными деловыми связями. Рвануло бы еще сильнее, чем в случае с Lehman просто за счет многократно больших масштабов.

Поэтому гасить кризис в зародыше было архинеобходимо. Но как это было сделано?! Американские власти, во-первых, пообещали возврат средств всем вкладчикам SVB и двух других обанкротившихся одновременно с ним банков. Причем не $250 тыс. с одного счета, как предусматривает американская система страхования вкладов, а вообще всех денег — на сумму порядка $150-170 млрд. Это резко успокоило вкладчиков и прекратило процесс оттока денег из других американских банков среднего уровня.

Во-вторых, ФРС США за неделю выдала банкам по различным программам экстренного кредитования около $300 млрд. В 2008 г. совокупный объем финансовой помощи достиг $1,3 трлн., но эти суммы выделялись в течение девяти недель, а тут сразу такой транш. При этом банки получили право брать у ФРС кредиты под залог тех самых обесценившихся облигаций, учитывая их по балансовой, а не по рыночной стоимости.

В Швейцарии поступили проще. Местный Центробанк гарантировал предоставление Credit Suisse до 50 млрд. франков ($54 млрд.) по программе краткосрочной поддержки ликвидности. Это был четкий сигнал о том, что ему не позволят обанкротиться. Потом сумма возросла до 100 млрд. франков и появилось предложение о принудительном выкупе банка с активами более $550 млрд. вторым столпом швейцарской банковской системы UBS вроде бы за $3,2 млрд., по последним данным.

Итак, кризис удалось предотвратить. Или хотя бы оттянуть. Но при этом американские и швейцарские власти вернулись к политике 2008-го, а также 2020-2021 гг., которая заключается в том, что любые проблемы заливаются деньгами, а любые потери возмещаются. Причем, источником данных средств в конечном итоге оказывается «тумбочка». Или, говоря другими словами, «печатный станок».

С одной стороны, такие шаги, вроде бы, не раскручивают инфляцию. Ведь возмещаются те средства вкладчиков, которые в других обстоятельствах просто «сгорели» бы. Но включение «денежного станка» само по себе является мощным инфляционным фактором. Причем в последние месяцы ФРС США и Европейский Центральный банк, наоборот, боролись с инфляцией, поднимая процентные ставки. И тем самым создали условия для кризисов, подобных тому, что утопил SVB.

В результате возникает развилка. С одной стороны, жесткая денежная политика неблагоприятна для экономики. Но с другой, стоит вернуться к прежней щедрости, и снова начнет раскручиваться инфляция — тоже с выраженными негативными последствиями. Можно предположить, что власти западных стран сделают вид, что ничего особенного не случилось. Тогда они будут продолжать прежнюю политику с умеренно высокими ставками, а возникающие кризисы будут точечно гаситься — благо, уже понятно, как надо действовать.



Но в этом случае возникнет резонный вопрос: а можно ли доверять доллару, евро, швейцарскому франку? Или лучше ускорить создание нового механизма международных расчетов без использования этих валют, что становятся все более токсичными?

Все это имеет самое прямое отношение и к мировому рынку стали. Банковский кризис вызвал резкое падение нефтяных котировок. На торгах 15 марта стоимость «брента» в течение дня опускалась до менее $72 за баррель, что стало наименьшим уровнем с сентября 2021 г. Участники рынка были обеспокоены возможным экономическим спадом в западных странах, который может, в свою очередь, привести к обвалу спроса на нефть.

Но разве не то же самое может произойти и со стальной продукцией? Европейский рынок сортового проката, например, уже почувствовал последствия повышения процентных ставок. Из-за удорожания кредитов в регионе произошел спад в строительном секторе. Так, в Германии в январе количество выданных разрешений на строительство жилья уменьшилось на 26% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Подъем цен на листовой прокат в Европе, продолжавшийся в первом квартале, вследствие этого может смениться стабилизацией во втором и спадом в летние месяцы. Впрочем, цены на стальную продукцию в настоящее время сейчас больше определяет не спрос, а себестоимость. Энергоносители в обозримом будущем, вероятно, сохранят тенденцию к понижению (которая может смениться новым ростом, если лето будет жарким и засушливым), но вот с сырьевыми затратами картина более сложная.

Железная руда в середине марта поднялась до более $130 за т — самой высокой отметки с июня прошлого года. Случилось это, в первую очередь, благодаря Китаю, где в начале года увеличилась выплавка стали. Причем если Worldsteel более-менее правильно оценила январский объем производства (79,5 млн. т), то в феврале среднесуточная выплавка должна была превысить 3,15 млн. т, что сравнимо с рекордными показателями второго квартала 2021 г.!

В связи с этим вопрос о реальных объемах производства стали в Китае выходит на первый план. Ранее китайские власти заявляли, что не заинтересованы в увеличении выплавки в текущем году. А эксперты, представлявшие как китайские, так и зарубежные организации, прогнозировали на 2023 г. крайне незначительный рост видимого потребления стальной продукции.

Однако в прошлом году китайская экономика снизила темпы роста из-за локдаунов, а в жилищном строительстве разразился беспрецедентный кризис. Поэтому на национальном рынке стали просто не может не произойти подъема просто из-за эффекта низкой базы. И у китайских металлургов впереди есть два возможных варианта. Или увеличение выплавки с дальнейшим подорожанием ЖРС и ростом цен на стальную продукцию на внутреннем рынке и на экспорте, или ограничительные меры со стороны государства, умеренные цены на прокат и удешевление сырья.

Проблемы с экономикой в мире сейчас есть, и они очевидны. Поэтому можно предположить, что естественного роста мирового рынка стали по причине активного спроса в ближайшие месяцы все-таки не произойдет, а западные страны не решатся на денежную накачку своей экономики с новым скачком инфляции. В связи с этим более вероятным выглядит вариант с постепенным затуханием роста цен на стальную продукцию во втором квартале с перспективой дальнейшего перехода к понижению.

Если этот вариант реализуется, снизится и давление на российском рынке, где в последние недели происходит резкое подорожание арматуры, горячекатаного и холоднокатаного проката. По крайней мере, экспортный паритет не должен устремиться в запредельные выси, хотя тут есть риск ослабления рубля по причине удешевления нефти.

Вопрос о ценовом скачке вышел на уровень правительства. Причем, более сильное подорожание арматуры признано объективным, так как отправной точкой для него стал подъем цен на металлолом. Как и предупреждали поставщики данного сырья, введение экспортных пошлин на лом не привело к расширению объемов его предложения на внутреннем рынке. Скорее, наоборот.

Ломосбор, согласно данным ассоциации НСРО РУСЛОМ.КОМ, упал в 2022 г. на 30%. Это гораздо больше той величины, на которую уменьшилась выплавка стали. Лом сегодня стал дефицитным и дорогостоящим ресурсом. При этом, у данной проблемы пока нет решения. Ассоциация предлагает снизить административное давление на бизнес и ослабить ограничения, в том числе, экспортные. Но такие вещи не делаются у нас ни быстро, ни легко.

В то же время, повышение цен на листовой прокат вызвало вопросы у Минпромторга. Металлургическим компаниям рекомендовано умерить аппетиты и не заглядываться на внешние рынки. Однако рост в этом секторе происходит (и, скорее всего, будет происходить и дальше) по вполне объективным причинам. Прежде всего, это ограниченный объем предложения на внутреннем рынке из-за ремонтов, в том числе, незапланированных, а также определенного восстановления объемов экспорта. Кроме того, цены на ЖРС в России в той или иной степени зависят от мировых, а те в последние месяцы растут.

Стоимость стальной продукции на отечественном рынке, скорее всего, продолжит рост, хотя и с меньшей скоростью. Но вот как поведет она себя в апреле, мае, и дальше, будет зависеть от многих факторов. В первую очередь, это будет реальный уровень спроса, особенно, в строительстве. Также на цены будут влиять курс рубля, металлолом, мировой рынок и текущие экономические и политические события.

В выступлении президента на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей в очередной раз отмечалось, что для российского бизнеса сейчас открыто множество направлений, а государство готово оказать весомую поддержку в реализации проектов в приоритетных секторах. Новыми идеями стали призывы к повышению социальной ответственности бизнеса и обсуждение статуса «дружественных компаний из недружественных стран». Также в очередной раз была озвучена проблема кадрового голода, для решения которой, вероятно, придется корректировать подходы к уровню оплаты труда в производственном секторе.

В целом обстановка в российской экономике выглядит более-менее стабильной. В ряде отраслей продолжается достаточно успешное восстановление после прошлогоднего санкционного шока. Впрочем, работы там — еще на годы. В то же время, все более заметными становятся нарастающие негативные тенденции в строительном секторе. Не только в Германии, но и у нас резко упало количество новых жилищных проектов. Подорожание жилья в последние годы негативно воздействует на спрос. Но пока не видно, за счет чего этот процесс можно повернуть вспять.

Еще один возможный фактор риска заключается в дальнейшем падении цен на нефть. Хотя министр финансов Антон Силуанов заявил, что бюджетные расходы после скачка в начале года сократятся, но надо думать и о доходах. Вообще, с военно-политической точки зрения кризис уровня 2008 г. в западной экономике был бы нам в помощь, но возвращаться в эти тяжелые времена все-таки не слишком хочется.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Подтверждение соответствия системы менеджмента требованиям международных стандартов
17.06.2024
Подтверждение соответствия системы менеджмента требованиям международных стандартов
В мае 2024 года ООО «Уралпротект» в очередной раз подтвердил соответствие системы менеджмента требованиям международных стандартов ISO 9001, ISO 14001, ISO 45001. Аудиторы отметили лидерство и заинтересованность руководства Организации в вопросах системы менеджмента, сохранение и развитие отношений с потребителями, обеспечение безопасных условий работы и постоянное улучшение условий труда, обеспечение минимального воздействия на окружающую среду, обеспечение постоянного улучшения в вопросах управления качеством и повышения удовлетворённости потребителя, разработку и внедрение в производство новых видов продукции, обеспечение всеми видами ресурсов и постоянное улучшение инфраструктуры.

Сертификаты

В ходе ресертификационного аудита были проверены процессы, входящие в интегрированную систему менеджмента (ИСМ) Организации: управление Организацией в части ИСМ; планирование, взаимодействие с потребителями; управление инфраструктурой; управление персоналом и делопроизводством; управление охраной труда, промышленной безопасностью и экологической безопасностью; технический контроль качества продукции; планирование и подготовка производства; разработка и сопровождение производства лакокрасочных материалов; производство продукции и закупки. Аудиторы сертификационного органа отметили, что уровень организации производственных процессов на предприятии соответствует международным стандартам.

Постоянное совершенствование Интегрированной Системы Менеджмента позволяет четко распределять функционал по каждому процессу деятельности Организации, соответствовать применимым требованиям, выполнять принятые обязательства и постоянно улучшать систему менеджмента качества; охраны труда в области безопасности труда и охраны здоровья; экологического менеджмента для улучшения экологических результатов деятельности.

Сертификаты, подтверждающие, что ООО «Уралпротект» отвечает требованиям международных стандартов в области разработки и производства полимерных и текстурированных материалов для рулонного металлопроката, будут действовать до июня 2027 года. Полученные международные сертификаты подтверждают готовность Организации качественно и в срок выполнять стоящие перед ней задачи.
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
02.05.2024
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
Представители нашей компании приняли участие в 4-й международной конференции "Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья", проходившей в городе Баку 18-19 апреля 2024 г.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

О конференции

В последние несколько лет в страны Центральной Азии и Закавказья демонстрируют активные темпы роста потребления металлопродукции: реализуются крупные инвестиционные проекты, активно растут местные производители, иностранные компании расширяют свое присутствие, привнося современные технологии и ноу-хау в национальную экономику.

Особенности развития рынков металлов таких стран, как Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения обсудили участники Международной конференции.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Ключевые темы:

- Текущие тренды и перспективы рынка металлов стран Центральной Азии и Закавказья;
- Факторы, влияющие на конъюнктуру, динамику спроса и предложения на металлопродукцию в Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Киргизии и Туркмении;
- Инвестиционные проекты в черной металлургии в Центрально-Азиатском регионе и Закавказье;
- Возможности российских производителей металлопродукции для потребителей из стран Центральной Азии и Закавказья, особенности логистики;
- Текущая ценовая конъюнктура, особенности развития отдельных регионов;
- Дистрибуция металлопродукции и развитие сервисной металлопереработки на территории Азербайджана, Армении, Грузии, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении.

Участники

Руководители и специалисты коммерческих служб, отделов снабжения и сбыта, департаментов маркетинга металлургических и металлоторговых компаний, сервисных металлоцентров, потребителей металлопродукции из России и стран Центральной Азии и Заказвказья.

Hilton Baku

Место проведения

Hilton Baku (Баку, просп. Азадлыг, 1) - отель с живописным видом на Баку и Каспийское море находится рядом с набережной, в 8 минутах ходьбы от Старого города Баку.

Источник: Металлоснабжение и сбыт, asiaconf.ru
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
13.04.2024
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
На прошлой неделе пришли статистические данные за февраль. И данные эти неплохие, даже с учетом лишнего дня в феврале 2024 г., что дает прибавку в 3,4 п.п. по сравнению с прошлым годом.

Рост ВВП, согласно отчету Росстата, достиг 7,7%, что при отбрасывании «фактора 29 февраля» превращается в 4,3%. Это самый низкий уровень с апреля 2023 г., но сам по себе он достаточно высокий. Существенного замедления экономики несмотря на прошлогодний подъем ключевой ставки пока не наблюдается.

Лидирующее положение в экономике продолжает занимать обрабатывающая промышленность. В феврале она показала рост в 13,5% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Даже по 28 дням месяца прибавка превысила 10%. Промышленность в целом дала 8,5% роста, т. е. фактически 5,1%. В строительной отрасли есть торможение — до 5,1% (1,7% по 28 дням месяца) против +3,9% в январе. Но это тоже замедление роста, а не спад.

Из выступления президента на съезде Федерации независимых профсоюзов России и премьер-министра Михаила Мишустина с ежегодным отчетом правительства в Государственной Думе следует, что промышленность и дальше будет играть роль локомотива российской экономики. Будет по-прежнему увеличиваться государственное финансирование инвестиционных проектов. От частных компаний ждут дальнейшего расширения капиталовложений в новые мощности.

При этом рост в российской экономике отражает далеко не только достижения оборонной промышленности. В стране по-прежнему сохраняется и даже усиливается потребность в импортозамещении по широчайшему спектру промышленных товаров, от уникального оборудования до ширпотреба. Удовлетворить их полностью просто не в человеческих силах, но работа идет по многим направлениям. Это тоже дает весомую добавку и к экономическому росту, и к объемам металлопотребления.

Санкции против России ужесточаются по всем фронтам. Нашу страну стараются всеми возможными силами отрезать от мировых рынков. Сейчас главные удары направлены на экспорт энергоносителей (нефть, сжиженный природный газ, уголь) и международные платежи. И это уже реальная экономическая война на полную мощность. Враг стремится разыграть свой главный козырь — контроль над мировым финансовым сектором. С альтернативными международными финансами пока, увы, сложно. Хотя позади уже два с лишним года испытаний, решить эту проблему не удалось.

Тем не менее, пока что имеющиеся проблемы как-то решаются. Российская нефть продолжает идти на внешние рынки и проносить доход государству. Биржевые котировки на сорт «брент» в конце прошлой недели впервые с октября 2023 г. превысили отметку $90 за баррель. Правда, за этим повышением стоят, в основном, политические риски — боязнь возможного обострения ближневосточного конфликта. Регион уже полгода старательно поджигают. И хотя пока что он демонстрирует негорючесть, претензии и неоплаченные счета к Израилю и его покровителям накапливаются, накапливаются...

Текущее состояние российской экономики приводит в некоторое уныние Банк России, который пока не может похвастаться успешным выполнением своей главной задачи — снижения инфляции до 4%. Как отмечается в Резюме обсуждения ключевой ставки, замедления инвестиционной и потребительской активности пока не происходит. Многие компании получили авансы по госконтрактам и сейчас их увлеченно тратят. Сохраняется острый дефицит квалифицированных специалистов, что приводит к продолжающемуся росту заработной платы.

Как уже неоднократно указывалось, в том числе, на этом сайте, «бюджетный импульс», т. е. интенсивное государственное финансирование госзаказа, инвестиционных и инфраструктурных проектов, различные льготные программы способствует экономическому росту, но препятствует снижению инфляции по методу «замораживания» активной экономики.

Согласно оценкам Совета директоров Банка России, для снижения ключевой ставки необходимы: дальнейшее устойчивое замедление текущей инфляции; охлаждение потребительского кредитования и потребительской активности; снижение жесткости рынка труда; отсутствие реализации проинфляционных рисков со стороны бюджета или внешних условий. Однако этого нет сейчас и не должно быть в обозримом будущем. Сейчас не 2015 г., чтобы российская экономика могла позволить себе полноценный спад.

Вообще, есть такое подозрение, что в борьбе с инфляцией надо делать основную ставку не на монетарные, а на административные инструменты. Например, с их помощью уже несколько месяцев держится на относительно стабильном уровне курс рубля. В ближайшее время можно и нужно будет употребить власть, чтобы повышение цен на нефть на мировом рынке не привело к подорожанию бензина и дизтоплива в России. Вероятно, не лишним будет ценовое регулирование и на российском рынке стальной продукции.

Какие-то виды проката подорожают в апреле, какие-то — в мае, но поднимается в цене все. И это создает проблему. Отдельно — для независимых металлотрейдеров, потому что многие категории стальной продукции стоят дороже на первичном рынке, чем на споте, где как раз очень даже ощущаются высокие процентные ставки. А вообще — для экономики в целом, потому что увеличение стоимости металла тянет за собой рост цен и в смежных секторах.

Впрочем, согласно концепции Минпромторга, ведущую роль в ценообразовании играют затраты на сырье. С металлоломом ситуация достаточно сложная. По данным РА «Русмет», в первом квартале 2024 г. железнодорожные поставки этого сырья на предприятия сократились на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года и примерно в полтора раза — с первыми тремя месяцами 2022 г. Однако вопрос: сколько здесь реального ухудшения снабжения металлоломом российских метзаводов, а сколько — массового перехода с железнодорожной доставки на автотранспорт?

На протяжении последних восьми месяцев цены на лом в России колеблются в достаточно узком интервале — от 28-29 тыс. до 31-32 тыс. руб. за т без НДС с доставкой на завод. И пока нет признаков того, что они готовятся в ближайшем будущем его покинуть.

Подорожанию металлолома мог бы способствовать рост производства стали. Но его пока нет. По данным Росстата, за январь-февраль в стране было выплавлено немногим более 12,0 млн. т углеродистой и легированной стали, что примерно на 0,6% меньше, чем в тот же период годичной давности. С учетом лишнего дня в текущем году спад составил немногим более 2%.

Большого оживления видимого спроса на стальную продукцию на отечественном рынке пока не происходит. Есть активизация в таких секторах как арматура, сварные трубы, прокат с покрытиями (хотя и не везде, а там, где этому способствуют погодные условия), но в секторе горячекатаного проката сохраняется избыток предложения.

Трудно сказать, насколько это сейчас важно для российских меткомбинатов и в какой степени они отделили внутренние цены от мировых, но падение цен на ЖРС и коксующийся уголь за рубежом становится долгосрочной тенденцией. Власти Китая приняли решение об ограничении производства стали и проката в текущем году, так как рынок с этой задачей не справляется.

В 2023 г. официально от металлургов ничего не требовали. Просто намекнули, что превышать прошлогодние объемы выпуска не стоит. Предприятия, выполнив годовой план, действительно прикрутили гайки, так что в декабре 2023 г. среднесуточная выплавка стали в Китае упала до самого низкого значения за семь лет. А по итогам января-февраля этот показатель взял, и скакнул сразу на 28,7%.

Как недавно сообщала китайская консалтинговая компания Mysteel, в конце марта некоторые производители горячекатаного проката увеличили выпуск. Сырье подешевело за последние три месяца в большей степени, чем готовая стальная продукция, так что металлурги в итоге даже оказались в выигрыше несмотря на то, что внутренние и экспортные котировки оказались в непосредственной близости от минимальных отметок с лета 2020 г.

Теперь, когда Национальная комиссия по развитию и реформам КНР (NDRC) возьмет этот вопрос под свой контроль, можно ожидать сокращения выплавки стали в ближайшие месяцы. Скорее всего, это приведет к понижению котировок на ЖРС в Китае до $90-100 за т CFR из-за сужения спроса, если не менее. Уменьшится себестоимость и у других производителей стали, которые считают сырьевые затраты по международным индексам. Может, этот фактор будет способствовать стабилизации и на российском рынке стали?

Хотя по-настоящему серьезных проблем там пока нет. Спрос налицо, обоснованные надежды на его расширение — тоже. Текущих проблем, безусловно, хватает, но в целом у нас все хорошо. Вот пусть бы так и было!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»