Российский производитель
защитных покрытий

Маленький переполох в большом Китае. Российский и мировой рынок стали: 25 июля — 1 августа 2021 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
10 августа 2021
Да, Китай определенно не дает мировому рынку стали заскучать, засохнуть и заржаветь. На широких просторах Великой Китайской равнины разворачиваются события, которые потенциально могут оказать на глобальную металлургическую отрасль не меньшее влияние, чем экспортная экспансия 2014-2016 гг.

Суть новой тенденции заключается в том, что правительство КНР, по-видимому, собирается устроить для экономики страны «мягкую посадку», снизив темпы ее роста. Причины для этого есть — прежде всего, очень высокий уровень внутренней задолженности. Можно (и наверное, нужно) завидовать китайцам в том, что их банки подчинены задаче обеспечения экономического роста. Но это имеет и свою оборотную сторону.

Фактически китайская экономика уже не менее 10-15 лет прочно сидит на «кредитной игле». Политика дешевых и доступных денег для реального сектора, которая в последний год обеспечила подъем в западных странах и спровоцировала рекордный взлет цен на стальную продукцию, имеет в Китае давние и прочные традиции.

Такая стратегия имеет ряд несомненных плюсов, но есть у нее и минусы. Однажды включенный, кредитный поток должен постоянно расширяться. Иначе даже при минимальных ставках возникает проблема невозврата. Между тем, возможности для роста сужаются. Земной шарик, увы, конечный, и спрос на нем тоже конечный.

Первая попытка притормозить этот упирающийся в потолок рост китайской экономики была предпринята в 2013-2015 гг. Да-да, именно тогда в Китае и появились огромные излишки стальной продукции, которые хлынули на внешние рынки, спровоцировав ответную всемирную волну антидемпинговых процессов против китайских компаний.

Весной 2016 г. китайское руководство выбросило «белый флаг», объявив о возобновлении кредитной накачки национальной экономики. Китайский экспорт стали начал падать, что позволило восстановиться мировому рынку. В дальнейшем в Китае принялись развивать внутреннее потребление, снова был запущен конвейер инфраструктурных проектов. Немалые надежды, очевидно, возлагались на «Пояс и Путь», но эта карта по ряду причин не сыграла. Уж слишком коммерческим оказался подход к зарубежным проектам у китайских инвесторов.

Раскрутка внутреннего рынка достигла пика в 2020 г., когда в рамках борьбы с последствиями коронавируса строительный сектор и промышленность буквально залили деньгами. Под конец года свою лепту внесло и резкое увеличение заказов на китайские товары от западных стран, где начался свой потребительский бум с эмиссионно-долговым наполнением. Внутреннее потребление стальной продукции в Китае в 2020 г. возросло почти на 10% по сравнению с предыдущим годом, производство — почти на 7%. При этом китайский нетто-экспорт стали сократился почти на 33 млн. т.

Этот подъем продолжался и в первом полугодии текущего года. А затем в Пекине взяли и сказали: «Стоп!». Почему было принято такое решение и именно в тот момент? Можно предположить, что в экономике КНР появились опасные признаки перегрева. В первой половине 2021 г. потребление электроэнергии в стране выросло более чем на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Конечно, надо учитывать очень холодную зиму и на редкость жаркое лето, но свою роль сыграл и промышленный подъем. Между тем, адекватно нарастить выработку электроэнергии оказалось не так просто. Этим летом во многих провинциях Китая впервые за последние годы вводились жесткие ограничения на энергоснабжение.

Вероятно, до опасных значений увеличилась всеобщая задолженность. В этом году были резко уменьшен объем эмиссии специальных облигаций, за счет которых финансируются инфраструктурные проекты в регионах. За первые шесть месяцев 2021 г. он составил 1,014 трлн. юаней ($156,4 млрд.), что в 2,2 раза меньше, чем в тот же период годом ранее. При этом были ужесточены правила использования средств, полученных от размещения этих ценных бумаг. От местных властей требуют, чтобы эти деньги ни в коем случае не уходили на рынок недвижимости.

Наконец, в ближайшие месяцы сбавит обороты китайская промышленность. Точно не повторится прошлогодний бум экспортных заказов. Коронавирус внес такой хаос в работу портов и судоходных компаний, что разгребать эти завалы точно придется, как минимум, до будущего года. Стоимость контейнерной доставки грузов из Китая в Америку и Европу уже побила все рекорды, но все еще продолжает расти.

По прогнозу Цзяна Ли (Jiang Li), главного аналитика китайской национальной металлургической ассоциации CISA, во втором полугодии потребление стальной продукции в стране снизится на 10-20 млн. т по сравнению с первым. В сходной ситуации семью годами ранее это привело к появлению на китайском рынке значительных излишков стальной продукции, которые были сброшены за рубеж.

Сейчас и экспортировать китайцам особо некуда — уж очень плотно обложили их антидемпинговыми пошлинами, да и не могут они никого задавить дешевизной. Большая часть китайской металлургической промышленности работает на импортном железорудном сырье, платит весьма высокие тарифы на электроэнергию и должна вкладывать значительные средства в модернизацию, в частности, экологическую. Вероятно, именно в этом и заключается основная причина стремления китайского правительства резко сократить производство стали, вернув его на уровень прошлого года. Экология и борьба с глобальным потеплением, скорее всего, играют второстепенную роль, хотя и вполне укладываются в демонстративное следование Пекина в русле глобальной климатической политики. Как заявил на собрании членов CISA представитель Министерства экологии и окружающей среды, если ранее основной задачей металлургической отрасли была ликвидация избыточных и устаревших мощностей, то теперь требуется сокращать реальные объемы производства.

Трудно сказать, действительно ли Китай вернется по итогам года к прошлогодним показателям. Все-таки для этого объем выплавки во втором полугодии нужно уменьшить почти на 60 млн. т или на 11% по сравнению с первым. Очевидно, металлурги, которые получают сейчас рекордные прибыли, будут всячески саботировать это начинание. Тем не менее, в ряде провинций меткомбинаты получили от местных властей требования о снижении выпуска. Причем в число этих регионов вошел и Таншань, крупнейший металлургический центр КНР.

Впрочем, китайцам ничего не мешает действовать по принципу: «Не догоним, так согреемся». Куда больший интерес для участников российского рынка стали представляют последствия этой политики для китайского экспорта и импорта стали.

В последние недели ходили упорные слухи о том, что Китай с 1 августа введет экспортные пошлины на стальную продукцию в размере от 10 до 25%, как минимум, на горячекатаный прокат. Однако пока что все обошлось отменой возврата экспортного НДС для холоднокатаного проката, оцинковки, полимерки и жести, бесшовных труб нефтегазового назначения — всего 23 видов стальной продукции, которые не были охвачены данными мерами 1 мая.

Существенного влияния на мировой рынок эти нововведения не окажут. Да, поднимутся котировки на холоднокатаный прокат и оцинковку китайского производства. Но они и так в последние месяцы были ненормально низкими по сравнению со стоимостью горячекатаного проката. Как отмечает китайское издание «Shanghai Metals Market» (SMM), даже после неизбежного повышения национальная стальная продукция останется дешевле, чем у основных конкурентов.

Как также упомянул SMM, предложение о введении экспортных пошлин на горячекатаный прокат вызвало противоречивую реакцию у китайских производителей. При этом следует ожидать, что внешние поставки данной продукции по-любому сократятся. Меры по уменьшению производства стали в Китае больше всего затронули именно этот сегмент, что привело к росту цен. На торгах Шанхайской фьючерсной биржи 30 июля котировки превысили отметку 6130 юаней за т ($839,5 без НДС). По некоторым данным, для китайских металлургических компаний введены неформальные экспортные квоты, весьма ограниченные по объему.

Вообще, будет очень интересно наблюдать за китайским рынком проката в ближайшие неделю-две. Если курс на снижение выплавки продолжится, цены будут покорять новые высоты. Причем это коснется не только горячекатаного проката, но и арматуры, а также товарной заготовки. Чтобы сдержать их рост, китайским властям придется либо, как в мае, прибегать к административным мерам, либо еще сильнее зажимать экспорт, либо... не так сильно давить на металлургов, требуя от них сокращения выпуска (что, кстати, в итоге и произошло).

Вероятнее всего, итогом все-таки станет повышение цен на мировом рынке. Не очень большое, так как место китайских компаний всегда готовы занять индийские, да и российские экспортеры, а спрос во Вьетнаме и ряде других азиатских стран упал из-за беспощадной борьбы с коронавирусом, но значимое. И тут возникает вопрос: а как прореагирует на это российский рынок?!

У нас как раз наступило 1 августа — день, когда вступили в силу экспортные пошлины на прокат. Весь июль в ожидании этого события цены на стальную продукцию в России снижались. И совершенно правильно, так как прежде они были уж очень сильно завышены по сравнению с внешними рынками.

Некоторые производители сварных труб в России, очевидно, даже надеялись на удешевление горячекатаных рулонов до 70-75 тыс. руб. за т CPT. Эти надежды, к слову, не оправдались, так что перед трубниками теперь стоит задача повышательной ценовой коррекции. Однако теперь возникает немаловажный вопрос: стоит ли вообще ожидать понижения котировок на горячекатаный прокат в России, скажем, до 80-85 тыс. руб. за т CPT, или маятник вообще качнется обратно в сторону роста?

Как правило, цены на листовую продукцию в России проявляют в этом отношении анизотропность, говоря ученым языком. Как только на мировом рынке начинается повышение, они сразу же подхватывают эту тенденцию. Но если за рубежом происходит перелом и цены идут вниз, то российские меткомбинаты предпочитают просто не заметить данные изменения. И «не замечают» - неделями, а то и месяцами.

Однако сейчас против такого повышения будет действовать фактор пошлин. Удорожание российского горячекатаного проката более чем на $120 за т, которое могло бы его полностью нивелировать, выглядит в обозримом будущем крайне маловероятным, чтобы ни творилось в Китае. Даже если он превратится в нетто-импортера стали (что, кстати, возможно, но не быстро), есть еще конкуренты, высокие затраты на логистику и влияние коронавируса.

Наконец, в западных странах проявляют все большее беспокойство по поводу ускорения инфляционных процессов и вопрос о некотором закручивании «денежного краника» там, по крайней мере, уже ставится. Правда, с другой стороны, в США нижняя палата Конгресса утвердила программу инфраструктурного строительства с бюджетом в $550 млрд. Когда за нее проголосуют в Сенате, это будет серьезный инфляционный толчок, так что ситуация очень не однозначная.

Итак, если подытожить, в августе на мировом рынке стали весьма вероятен умеренный рост цен на листовой прокат, а также заготовку под влиянием китайской политики. Ограничениями для него будут слабый спрос за пределами Китая и конкуренция между поставщиками. Эти же факторы помешают российским компаниям существенно поднять внешние котировки и нарастить экспортные поставки. Внутренние цены в России будут находиться выше экспортного паритета, с учетом пошлин. Но насколько выше — вопрос дискуссионный. Это покажет конкретная практика ближайших нескольких недель.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
Подтверждение соответствия системы менеджмента требованиям международных стандартов
17.06.2024
Подтверждение соответствия системы менеджмента требованиям международных стандартов
В мае 2024 года ООО «Уралпротект» в очередной раз подтвердил соответствие системы менеджмента требованиям международных стандартов ISO 9001, ISO 14001, ISO 45001. Аудиторы отметили лидерство и заинтересованность руководства Организации в вопросах системы менеджмента, сохранение и развитие отношений с потребителями, обеспечение безопасных условий работы и постоянное улучшение условий труда, обеспечение минимального воздействия на окружающую среду, обеспечение постоянного улучшения в вопросах управления качеством и повышения удовлетворённости потребителя, разработку и внедрение в производство новых видов продукции, обеспечение всеми видами ресурсов и постоянное улучшение инфраструктуры.

Сертификаты

В ходе ресертификационного аудита были проверены процессы, входящие в интегрированную систему менеджмента (ИСМ) Организации: управление Организацией в части ИСМ; планирование, взаимодействие с потребителями; управление инфраструктурой; управление персоналом и делопроизводством; управление охраной труда, промышленной безопасностью и экологической безопасностью; технический контроль качества продукции; планирование и подготовка производства; разработка и сопровождение производства лакокрасочных материалов; производство продукции и закупки. Аудиторы сертификационного органа отметили, что уровень организации производственных процессов на предприятии соответствует международным стандартам.

Постоянное совершенствование Интегрированной Системы Менеджмента позволяет четко распределять функционал по каждому процессу деятельности Организации, соответствовать применимым требованиям, выполнять принятые обязательства и постоянно улучшать систему менеджмента качества; охраны труда в области безопасности труда и охраны здоровья; экологического менеджмента для улучшения экологических результатов деятельности.

Сертификаты, подтверждающие, что ООО «Уралпротект» отвечает требованиям международных стандартов в области разработки и производства полимерных и текстурированных материалов для рулонного металлопроката, будут действовать до июня 2027 года. Полученные международные сертификаты подтверждают готовность Организации качественно и в срок выполнять стоящие перед ней задачи.
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
02.05.2024
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
Представители нашей компании приняли участие в 4-й международной конференции "Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья", проходившей в городе Баку 18-19 апреля 2024 г.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

О конференции

В последние несколько лет в страны Центральной Азии и Закавказья демонстрируют активные темпы роста потребления металлопродукции: реализуются крупные инвестиционные проекты, активно растут местные производители, иностранные компании расширяют свое присутствие, привнося современные технологии и ноу-хау в национальную экономику.

Особенности развития рынков металлов таких стран, как Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения обсудили участники Международной конференции.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Ключевые темы:

- Текущие тренды и перспективы рынка металлов стран Центральной Азии и Закавказья;
- Факторы, влияющие на конъюнктуру, динамику спроса и предложения на металлопродукцию в Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Киргизии и Туркмении;
- Инвестиционные проекты в черной металлургии в Центрально-Азиатском регионе и Закавказье;
- Возможности российских производителей металлопродукции для потребителей из стран Центральной Азии и Закавказья, особенности логистики;
- Текущая ценовая конъюнктура, особенности развития отдельных регионов;
- Дистрибуция металлопродукции и развитие сервисной металлопереработки на территории Азербайджана, Армении, Грузии, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении.

Участники

Руководители и специалисты коммерческих служб, отделов снабжения и сбыта, департаментов маркетинга металлургических и металлоторговых компаний, сервисных металлоцентров, потребителей металлопродукции из России и стран Центральной Азии и Заказвказья.

Hilton Baku

Место проведения

Hilton Baku (Баку, просп. Азадлыг, 1) - отель с живописным видом на Баку и Каспийское море находится рядом с набережной, в 8 минутах ходьбы от Старого города Баку.

Источник: Металлоснабжение и сбыт, asiaconf.ru
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
13.04.2024
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
На прошлой неделе пришли статистические данные за февраль. И данные эти неплохие, даже с учетом лишнего дня в феврале 2024 г., что дает прибавку в 3,4 п.п. по сравнению с прошлым годом.

Рост ВВП, согласно отчету Росстата, достиг 7,7%, что при отбрасывании «фактора 29 февраля» превращается в 4,3%. Это самый низкий уровень с апреля 2023 г., но сам по себе он достаточно высокий. Существенного замедления экономики несмотря на прошлогодний подъем ключевой ставки пока не наблюдается.

Лидирующее положение в экономике продолжает занимать обрабатывающая промышленность. В феврале она показала рост в 13,5% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Даже по 28 дням месяца прибавка превысила 10%. Промышленность в целом дала 8,5% роста, т. е. фактически 5,1%. В строительной отрасли есть торможение — до 5,1% (1,7% по 28 дням месяца) против +3,9% в январе. Но это тоже замедление роста, а не спад.

Из выступления президента на съезде Федерации независимых профсоюзов России и премьер-министра Михаила Мишустина с ежегодным отчетом правительства в Государственной Думе следует, что промышленность и дальше будет играть роль локомотива российской экономики. Будет по-прежнему увеличиваться государственное финансирование инвестиционных проектов. От частных компаний ждут дальнейшего расширения капиталовложений в новые мощности.

При этом рост в российской экономике отражает далеко не только достижения оборонной промышленности. В стране по-прежнему сохраняется и даже усиливается потребность в импортозамещении по широчайшему спектру промышленных товаров, от уникального оборудования до ширпотреба. Удовлетворить их полностью просто не в человеческих силах, но работа идет по многим направлениям. Это тоже дает весомую добавку и к экономическому росту, и к объемам металлопотребления.

Санкции против России ужесточаются по всем фронтам. Нашу страну стараются всеми возможными силами отрезать от мировых рынков. Сейчас главные удары направлены на экспорт энергоносителей (нефть, сжиженный природный газ, уголь) и международные платежи. И это уже реальная экономическая война на полную мощность. Враг стремится разыграть свой главный козырь — контроль над мировым финансовым сектором. С альтернативными международными финансами пока, увы, сложно. Хотя позади уже два с лишним года испытаний, решить эту проблему не удалось.

Тем не менее, пока что имеющиеся проблемы как-то решаются. Российская нефть продолжает идти на внешние рынки и проносить доход государству. Биржевые котировки на сорт «брент» в конце прошлой недели впервые с октября 2023 г. превысили отметку $90 за баррель. Правда, за этим повышением стоят, в основном, политические риски — боязнь возможного обострения ближневосточного конфликта. Регион уже полгода старательно поджигают. И хотя пока что он демонстрирует негорючесть, претензии и неоплаченные счета к Израилю и его покровителям накапливаются, накапливаются...

Текущее состояние российской экономики приводит в некоторое уныние Банк России, который пока не может похвастаться успешным выполнением своей главной задачи — снижения инфляции до 4%. Как отмечается в Резюме обсуждения ключевой ставки, замедления инвестиционной и потребительской активности пока не происходит. Многие компании получили авансы по госконтрактам и сейчас их увлеченно тратят. Сохраняется острый дефицит квалифицированных специалистов, что приводит к продолжающемуся росту заработной платы.

Как уже неоднократно указывалось, в том числе, на этом сайте, «бюджетный импульс», т. е. интенсивное государственное финансирование госзаказа, инвестиционных и инфраструктурных проектов, различные льготные программы способствует экономическому росту, но препятствует снижению инфляции по методу «замораживания» активной экономики.

Согласно оценкам Совета директоров Банка России, для снижения ключевой ставки необходимы: дальнейшее устойчивое замедление текущей инфляции; охлаждение потребительского кредитования и потребительской активности; снижение жесткости рынка труда; отсутствие реализации проинфляционных рисков со стороны бюджета или внешних условий. Однако этого нет сейчас и не должно быть в обозримом будущем. Сейчас не 2015 г., чтобы российская экономика могла позволить себе полноценный спад.

Вообще, есть такое подозрение, что в борьбе с инфляцией надо делать основную ставку не на монетарные, а на административные инструменты. Например, с их помощью уже несколько месяцев держится на относительно стабильном уровне курс рубля. В ближайшее время можно и нужно будет употребить власть, чтобы повышение цен на нефть на мировом рынке не привело к подорожанию бензина и дизтоплива в России. Вероятно, не лишним будет ценовое регулирование и на российском рынке стальной продукции.

Какие-то виды проката подорожают в апреле, какие-то — в мае, но поднимается в цене все. И это создает проблему. Отдельно — для независимых металлотрейдеров, потому что многие категории стальной продукции стоят дороже на первичном рынке, чем на споте, где как раз очень даже ощущаются высокие процентные ставки. А вообще — для экономики в целом, потому что увеличение стоимости металла тянет за собой рост цен и в смежных секторах.

Впрочем, согласно концепции Минпромторга, ведущую роль в ценообразовании играют затраты на сырье. С металлоломом ситуация достаточно сложная. По данным РА «Русмет», в первом квартале 2024 г. железнодорожные поставки этого сырья на предприятия сократились на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года и примерно в полтора раза — с первыми тремя месяцами 2022 г. Однако вопрос: сколько здесь реального ухудшения снабжения металлоломом российских метзаводов, а сколько — массового перехода с железнодорожной доставки на автотранспорт?

На протяжении последних восьми месяцев цены на лом в России колеблются в достаточно узком интервале — от 28-29 тыс. до 31-32 тыс. руб. за т без НДС с доставкой на завод. И пока нет признаков того, что они готовятся в ближайшем будущем его покинуть.

Подорожанию металлолома мог бы способствовать рост производства стали. Но его пока нет. По данным Росстата, за январь-февраль в стране было выплавлено немногим более 12,0 млн. т углеродистой и легированной стали, что примерно на 0,6% меньше, чем в тот же период годичной давности. С учетом лишнего дня в текущем году спад составил немногим более 2%.

Большого оживления видимого спроса на стальную продукцию на отечественном рынке пока не происходит. Есть активизация в таких секторах как арматура, сварные трубы, прокат с покрытиями (хотя и не везде, а там, где этому способствуют погодные условия), но в секторе горячекатаного проката сохраняется избыток предложения.

Трудно сказать, насколько это сейчас важно для российских меткомбинатов и в какой степени они отделили внутренние цены от мировых, но падение цен на ЖРС и коксующийся уголь за рубежом становится долгосрочной тенденцией. Власти Китая приняли решение об ограничении производства стали и проката в текущем году, так как рынок с этой задачей не справляется.

В 2023 г. официально от металлургов ничего не требовали. Просто намекнули, что превышать прошлогодние объемы выпуска не стоит. Предприятия, выполнив годовой план, действительно прикрутили гайки, так что в декабре 2023 г. среднесуточная выплавка стали в Китае упала до самого низкого значения за семь лет. А по итогам января-февраля этот показатель взял, и скакнул сразу на 28,7%.

Как недавно сообщала китайская консалтинговая компания Mysteel, в конце марта некоторые производители горячекатаного проката увеличили выпуск. Сырье подешевело за последние три месяца в большей степени, чем готовая стальная продукция, так что металлурги в итоге даже оказались в выигрыше несмотря на то, что внутренние и экспортные котировки оказались в непосредственной близости от минимальных отметок с лета 2020 г.

Теперь, когда Национальная комиссия по развитию и реформам КНР (NDRC) возьмет этот вопрос под свой контроль, можно ожидать сокращения выплавки стали в ближайшие месяцы. Скорее всего, это приведет к понижению котировок на ЖРС в Китае до $90-100 за т CFR из-за сужения спроса, если не менее. Уменьшится себестоимость и у других производителей стали, которые считают сырьевые затраты по международным индексам. Может, этот фактор будет способствовать стабилизации и на российском рынке стали?

Хотя по-настоящему серьезных проблем там пока нет. Спрос налицо, обоснованные надежды на его расширение — тоже. Текущих проблем, безусловно, хватает, но в целом у нас все хорошо. Вот пусть бы так и было!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»