Российский производитель
защитных покрытий

Рынок в позе ждуна. Российский и мировой рынок стали: 5-12 июня 2022 г.

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
16 июня 2022
Центральный банк РФ, как и ожидалось, снизил 10 июня ключевую ставку, причем до февральских 9,5%, что можно считать максимально достижимым на данный момент. Следующее заседание состоится 22 июля. Вероятность внеочередного понижения есть, но не так, чтобы очень высокая.

Можно предположить, что на ближайшие, как минимум, полтора месяца финансовая обстановка будет более-менее устойчивая. Курс рубля, в отличие от майского снижения ставки, не просел и даже продолжил укрепляться.

В общем, лучшего повода для прекращения спада цен на стальную продукцию в ближайшее время не предоставится. Однако далеко не факт, что участники рынка смогут им воспользоваться. Скорее, наоборот. Большинство металлотрейдеров и производителей не видят возможностей для улучшения обстановки.

Санкции — это как железный лом или кувалда. Если стукнуть им по чему-то крепкому и прочному, например, экспортным поставкам энергоносителей, эффект будет сравнительно небольшой. Где-то что-то погнется, помнется, но не разрушится. Не понес большого ущерба и потребительский рынок. Торговый бизнес — как вода, которая везде протечет и в любую щелочку просочится.

Однако промышленное производство, скорее, напоминает сложный механизм, состоящий из множества деталей, порой хрупких и незаменимых. Вот если по нему шарахнуть кувалдой, последствия могут оказаться самыми трагичными.

В таком положении «шарахнутых» оказалась сейчас немалая часть российских предприятий. Только сейчас реально осознаешь, насколько обширным был российский импорт продукции промышленного назначения. И хотя немалую часть удалось сохранить, а что-то — заменить, зияющие на оставшихся направлениях прорехи сильно затрудняют или даже делают невозможным нормальный производственный процесс.

Сейчас как раз наступил тот период, когда ущерб, нанесенный санкциями, подходит к пику. Докризисные запасы прочности в основном израсходованы, а торговая блокада реально душит. Платежные проблемы к настоящему времени удалось обойти только на некоторых и, увы, пока немногих направлениях. Вторичные санкции многих партнеров пугают и отпугивают. Зависимость от импортного оборудования и материалов никуда не делась.

Такое впечатление, что правительство оказалось не совсем готово столкнуться с таким масштабом трудностей. Его ресурсы, в первую очередь, кадровые и временные, не позволяют разгребать накопившийся вал проблем достаточно быстро.

Кроме того, в очередной раз убеждаешься, что перфекционизм — это зло. Каждое решение о выделении средств на какие-либо цели должно быть обосновано, проверено и перепроверено, проведено через все положенные процедуры и застраховано от возможных ошибок. Ответственность велика, поэтому прежде чем отрезать, нужно семь раз отмерить, а потом посмотреть, вздохнуть и начать мерить в восьмой раз. Впрочем, и потенциальным "импортозаместителям" нужно время, причем точно больше, чем три с половиной месяца.

Итог здесь такой. В российской экономике возник серьезный дефицит денег. Отсюда — и падение до нуля текущей инфляции. Взлет цен в марте очень сильно урезал спрос, а опускать их не получается, так как это приведет к убыткам. Правда, падение продаж тоже отнюдь не способствует росту прибыли, но разорвать этот заколдованный круг мало, где получается.

Стальная продукция — одно из немногих исключений из правил. Это одна из самых «рыночных» отраслей российской экономики, поэтому основные законы рынка в ней действуют. Как пишется в учебниках, проседание спроса и избыток предложения должны привести к падению цен. И таки да, приводят.

Очередная неделя, очередное переписывание ценников. Арматура идет к рубежу 40 тыс. руб., за т с НДС, сварная труба может вскорости подешеветь до менее 50 тыс. руб. за т, а горячекатаный прокат становится дешевле 60 тыс. руб. за т. Аналогичным образом ведут себя и цены на другие виды стальной продукции. В некоторых сегментах практически обнулен тот рост, что происходил еще с ноября 2020 г.

При этом Минпромторг не видит необходимости принятия срочных мер по поддержке металлургической отрасли. Даже вопрос об отмене акциза на жидкую сталь и повышенной ставки налога на добычу полезных ископаемых будет обсуждаться до конца июня. И не факт, что он будет решен в пользу сталелитейных компаний. Прошлогодние рекордно высокие цены и прибыли таки сыграли для отрасли роль бумеранга. После них жалобы на текущие трудности воспринимаются слабовато.

Логику Министерства понять можно. На общем фоне дела металлургов идут еще не так уж плохо. Есть отрасли, где меры поддержки надо срочно принимать и реализовывать. И то, эффект проявится далеко не сразу. Так, производство автомобилей в России, как ожидается, упадет в этом году вдвое по сравнению с прошлым годом. Налаживание импортозамещения на самых проблемных направлениях — это, самое малое, 2023 г., если не позже.

К тому же, металлурги добились удешевления металлолома более чем на 40% по сравнению с пиком в начале марта. Они сокращают объем производства, но пока не останавливают доменные печи и прокатные станы. Правда, ключевое здесь слово — пока. Еще несколько недель продолжения спада на российском рынке стали, и этот вопрос неизбежно встанет на повестке дня. Падение спроса на прокат и трубы, похоже, имеет системный характер. Простым понижением котировок его не реанимируешь.

Ближайшие несколько недель, возможно, станут решающими. Впереди развилка. По оптимистичному варианту, во второй половине июня или, в крайнем случае, в начале июля благодаря снижению ставок оживится сектор жилищного строительства, в экономику пойдут в значимых объемах государственные деньги, а предприятия получат заказы. Причем, власти все это, в общем, понимают. О необходимости поддержки спроса говорил, в частности, президент на очередном совещании по экономическим вопросам.

Пессимистичный вариант заключается в том, что перейти от заявлений и планов к реальным делам удастся не раньше осени (а самый пессимистичный — не удастся вообще). Тогда понижение цен на стальную продукцию захватит и июль, а затем металлургические компании приступят к остановке мощностей, чтобы, наконец, уравнять предложение со спросом. Кстати, этот вариант является инерционным, т. е. реализуется, если в ближайшее время не произойдет никаких изменений.

За рубежом обстановка в данный момент не лучше. Там тоже существуют большие проблемы с наличием спроса. В частности, ухудшилась экономическая ситуация в Турции, где опять пошел вниз курс национальной валюты. Цены на российский горячекатаный прокат, заготовку, чугун оказались под сильным давлением. Очевидно, они продолжат падение.

На других рынках — все так же беспросветно. В Евросоюзе и США стальная продукция стремительно дешевеет. Но цены там еще не опустились на уровень первой половины февраля, так что им есть еще, куда падать. Индийские металлурги пытаются возобновить экспортные поставки в обход пошлины, переходя на выпуск листового проката, микролегированного бором. Раньше так преодолевали свои ограничения китайские компании, пока им не закрыли эту лазейку.

В самом Китае опять нашли коронавирус. Под конец недели под карантин попали несколько районов Пекина и Шанхая. Если история получит продолжение в виде возвращения к политике локдаунов, вся мировая экономика получит еще один удар. И так, весенние китайские карантины оказали заметное негативное влияние на глобальные цепочки поставок, а «повторение пройденного» может окончательно толкнуть мировую экономику в кризис.

Если для России можно найти относительно оптимистичные варианты, то за рубежом улучшения возможны только в случае отмены антироссийских санкций или хотя бы ослабления накала конфликта. Но этого в обозримом будущем, скорее всего, не произойдет. Поэтому остается только ждать, когда нынешняя депрессия в мировой экономике перейдет в острую кризисную форму.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
02.05.2024
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
Представители нашей компании приняли участие в 4-й международной конференции "Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья", проходившей в городе Баку 18-19 апреля 2024 г.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

О конференции

В последние несколько лет в страны Центральной Азии и Закавказья демонстрируют активные темпы роста потребления металлопродукции: реализуются крупные инвестиционные проекты, активно растут местные производители, иностранные компании расширяют свое присутствие, привнося современные технологии и ноу-хау в национальную экономику.

Особенности развития рынков металлов таких стран, как Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения обсудили участники Международной конференции.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Ключевые темы:

- Текущие тренды и перспективы рынка металлов стран Центральной Азии и Закавказья;
- Факторы, влияющие на конъюнктуру, динамику спроса и предложения на металлопродукцию в Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Киргизии и Туркмении;
- Инвестиционные проекты в черной металлургии в Центрально-Азиатском регионе и Закавказье;
- Возможности российских производителей металлопродукции для потребителей из стран Центральной Азии и Закавказья, особенности логистики;
- Текущая ценовая конъюнктура, особенности развития отдельных регионов;
- Дистрибуция металлопродукции и развитие сервисной металлопереработки на территории Азербайджана, Армении, Грузии, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении.

Участники

Руководители и специалисты коммерческих служб, отделов снабжения и сбыта, департаментов маркетинга металлургических и металлоторговых компаний, сервисных металлоцентров, потребителей металлопродукции из России и стран Центральной Азии и Заказвказья.

Hilton Baku

Место проведения

Hilton Baku (Баку, просп. Азадлыг, 1) - отель с живописным видом на Баку и Каспийское море находится рядом с набережной, в 8 минутах ходьбы от Старого города Баку.

Источник: Металлоснабжение и сбыт, asiaconf.ru
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
13.04.2024
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
На прошлой неделе пришли статистические данные за февраль. И данные эти неплохие, даже с учетом лишнего дня в феврале 2024 г., что дает прибавку в 3,4 п.п. по сравнению с прошлым годом.

Рост ВВП, согласно отчету Росстата, достиг 7,7%, что при отбрасывании «фактора 29 февраля» превращается в 4,3%. Это самый низкий уровень с апреля 2023 г., но сам по себе он достаточно высокий. Существенного замедления экономики несмотря на прошлогодний подъем ключевой ставки пока не наблюдается.

Лидирующее положение в экономике продолжает занимать обрабатывающая промышленность. В феврале она показала рост в 13,5% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Даже по 28 дням месяца прибавка превысила 10%. Промышленность в целом дала 8,5% роста, т. е. фактически 5,1%. В строительной отрасли есть торможение — до 5,1% (1,7% по 28 дням месяца) против +3,9% в январе. Но это тоже замедление роста, а не спад.

Из выступления президента на съезде Федерации независимых профсоюзов России и премьер-министра Михаила Мишустина с ежегодным отчетом правительства в Государственной Думе следует, что промышленность и дальше будет играть роль локомотива российской экономики. Будет по-прежнему увеличиваться государственное финансирование инвестиционных проектов. От частных компаний ждут дальнейшего расширения капиталовложений в новые мощности.

При этом рост в российской экономике отражает далеко не только достижения оборонной промышленности. В стране по-прежнему сохраняется и даже усиливается потребность в импортозамещении по широчайшему спектру промышленных товаров, от уникального оборудования до ширпотреба. Удовлетворить их полностью просто не в человеческих силах, но работа идет по многим направлениям. Это тоже дает весомую добавку и к экономическому росту, и к объемам металлопотребления.

Санкции против России ужесточаются по всем фронтам. Нашу страну стараются всеми возможными силами отрезать от мировых рынков. Сейчас главные удары направлены на экспорт энергоносителей (нефть, сжиженный природный газ, уголь) и международные платежи. И это уже реальная экономическая война на полную мощность. Враг стремится разыграть свой главный козырь — контроль над мировым финансовым сектором. С альтернативными международными финансами пока, увы, сложно. Хотя позади уже два с лишним года испытаний, решить эту проблему не удалось.

Тем не менее, пока что имеющиеся проблемы как-то решаются. Российская нефть продолжает идти на внешние рынки и проносить доход государству. Биржевые котировки на сорт «брент» в конце прошлой недели впервые с октября 2023 г. превысили отметку $90 за баррель. Правда, за этим повышением стоят, в основном, политические риски — боязнь возможного обострения ближневосточного конфликта. Регион уже полгода старательно поджигают. И хотя пока что он демонстрирует негорючесть, претензии и неоплаченные счета к Израилю и его покровителям накапливаются, накапливаются...

Текущее состояние российской экономики приводит в некоторое уныние Банк России, который пока не может похвастаться успешным выполнением своей главной задачи — снижения инфляции до 4%. Как отмечается в Резюме обсуждения ключевой ставки, замедления инвестиционной и потребительской активности пока не происходит. Многие компании получили авансы по госконтрактам и сейчас их увлеченно тратят. Сохраняется острый дефицит квалифицированных специалистов, что приводит к продолжающемуся росту заработной платы.

Как уже неоднократно указывалось, в том числе, на этом сайте, «бюджетный импульс», т. е. интенсивное государственное финансирование госзаказа, инвестиционных и инфраструктурных проектов, различные льготные программы способствует экономическому росту, но препятствует снижению инфляции по методу «замораживания» активной экономики.

Согласно оценкам Совета директоров Банка России, для снижения ключевой ставки необходимы: дальнейшее устойчивое замедление текущей инфляции; охлаждение потребительского кредитования и потребительской активности; снижение жесткости рынка труда; отсутствие реализации проинфляционных рисков со стороны бюджета или внешних условий. Однако этого нет сейчас и не должно быть в обозримом будущем. Сейчас не 2015 г., чтобы российская экономика могла позволить себе полноценный спад.

Вообще, есть такое подозрение, что в борьбе с инфляцией надо делать основную ставку не на монетарные, а на административные инструменты. Например, с их помощью уже несколько месяцев держится на относительно стабильном уровне курс рубля. В ближайшее время можно и нужно будет употребить власть, чтобы повышение цен на нефть на мировом рынке не привело к подорожанию бензина и дизтоплива в России. Вероятно, не лишним будет ценовое регулирование и на российском рынке стальной продукции.

Какие-то виды проката подорожают в апреле, какие-то — в мае, но поднимается в цене все. И это создает проблему. Отдельно — для независимых металлотрейдеров, потому что многие категории стальной продукции стоят дороже на первичном рынке, чем на споте, где как раз очень даже ощущаются высокие процентные ставки. А вообще — для экономики в целом, потому что увеличение стоимости металла тянет за собой рост цен и в смежных секторах.

Впрочем, согласно концепции Минпромторга, ведущую роль в ценообразовании играют затраты на сырье. С металлоломом ситуация достаточно сложная. По данным РА «Русмет», в первом квартале 2024 г. железнодорожные поставки этого сырья на предприятия сократились на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года и примерно в полтора раза — с первыми тремя месяцами 2022 г. Однако вопрос: сколько здесь реального ухудшения снабжения металлоломом российских метзаводов, а сколько — массового перехода с железнодорожной доставки на автотранспорт?

На протяжении последних восьми месяцев цены на лом в России колеблются в достаточно узком интервале — от 28-29 тыс. до 31-32 тыс. руб. за т без НДС с доставкой на завод. И пока нет признаков того, что они готовятся в ближайшем будущем его покинуть.

Подорожанию металлолома мог бы способствовать рост производства стали. Но его пока нет. По данным Росстата, за январь-февраль в стране было выплавлено немногим более 12,0 млн. т углеродистой и легированной стали, что примерно на 0,6% меньше, чем в тот же период годичной давности. С учетом лишнего дня в текущем году спад составил немногим более 2%.

Большого оживления видимого спроса на стальную продукцию на отечественном рынке пока не происходит. Есть активизация в таких секторах как арматура, сварные трубы, прокат с покрытиями (хотя и не везде, а там, где этому способствуют погодные условия), но в секторе горячекатаного проката сохраняется избыток предложения.

Трудно сказать, насколько это сейчас важно для российских меткомбинатов и в какой степени они отделили внутренние цены от мировых, но падение цен на ЖРС и коксующийся уголь за рубежом становится долгосрочной тенденцией. Власти Китая приняли решение об ограничении производства стали и проката в текущем году, так как рынок с этой задачей не справляется.

В 2023 г. официально от металлургов ничего не требовали. Просто намекнули, что превышать прошлогодние объемы выпуска не стоит. Предприятия, выполнив годовой план, действительно прикрутили гайки, так что в декабре 2023 г. среднесуточная выплавка стали в Китае упала до самого низкого значения за семь лет. А по итогам января-февраля этот показатель взял, и скакнул сразу на 28,7%.

Как недавно сообщала китайская консалтинговая компания Mysteel, в конце марта некоторые производители горячекатаного проката увеличили выпуск. Сырье подешевело за последние три месяца в большей степени, чем готовая стальная продукция, так что металлурги в итоге даже оказались в выигрыше несмотря на то, что внутренние и экспортные котировки оказались в непосредственной близости от минимальных отметок с лета 2020 г.

Теперь, когда Национальная комиссия по развитию и реформам КНР (NDRC) возьмет этот вопрос под свой контроль, можно ожидать сокращения выплавки стали в ближайшие месяцы. Скорее всего, это приведет к понижению котировок на ЖРС в Китае до $90-100 за т CFR из-за сужения спроса, если не менее. Уменьшится себестоимость и у других производителей стали, которые считают сырьевые затраты по международным индексам. Может, этот фактор будет способствовать стабилизации и на российском рынке стали?

Хотя по-настоящему серьезных проблем там пока нет. Спрос налицо, обоснованные надежды на его расширение — тоже. Текущих проблем, безусловно, хватает, но в целом у нас все хорошо. Вот пусть бы так и было!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
13.04.2024
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
На российском рынке листового проката все идет в прежнем ритме. Хотя есть новый фактор — заявление металлургических компаний о небольшом повышении цен на горячекатаный лист и рулон в апреле-мае. Однако на споте стоимость листа растет очень медленно, и даже не во всех регионах вследствие относительного избытка предложения и недостаточного спроса. Каких-либо изменений к лучшему здесь с обозримого будущего не ожидается. Вопрос о масштабах сезонного подъема остается открытым.

prokat.jpg

Зато спрос на сварные трубы определенно оживился. Благодаря этому поставщики приступили к подъему котировок в прайс-листах по всему сортаменту. Продолжается подорожание холоднокатаного проката и листовой стали с покрытиями, чему способствует достаточно активный спрос. В этих секторах в ближайшем будущем все также останется по-прежнему.

Мировой рынок листового проката получил передышку благодаря повышению котировок в Китае. Правда, этот рост больше базируется на благоприятных ожиданиях, чем на реальных изменениях, поэтому считать его устойчивой тенденцией пока рано. Европейский рынок практически заблокирован для импорта, так как основные поставщики исчерпали свободные квоты не только на второй, но и на третий квартал. Между тем, цены на листовой прокат в ЕС продолжают снижаться.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»