Российский производитель
защитных покрытий

На переломе года. Российский и мировой рынок стали: 21-28 июня

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
4 июля 2020
Нынешнее время — действительно переломное. Состоявшийся на прошлой неделе парад Победы, голосование за поправки к Конституции на нынешней — это символы, за которыми стоят реальные процессы.

Выход мировой экономики из кризиса буксует. Да и был ли он реально, этот выход?! Пандемия никуда не делась. В ряде стран количество заразившихся и умерших от коронавируса снова пошло вверх — впору снова карантин объявлять.

Но этого делать никто не станет, разве что слишком уж припрет. Свою попытку все уже использовали, и второй не будет. Экономика просто не выдержит еще нескольких недель простоя. Однако и возвращение к нормальной жизни, в том числе экономической откладывается на еще более поздний срок. Впрочем, есть еще надежда, что осенью появится хоть какая-то вакцина, что позволит несколько снизить уровень напряженности.

Основная проблема заключается в том, что все закладывались на сравнительно непродолжительный срок выведения из экономики наиболее подверженных коронавирусу секторов. Июль, самый максимум, август — это крайний срок действия чрезвычайных программ, направленных просто на снижение потерь. После них надо переходить к новой стадии — запуску экономического роста. Но тут уже некоторые поспешили с отменой ограничений на авиаперелеты, туризм и футбольные матчи. Как говорится, в неясной обстановке лучше перебдеть, чем недобдеть.

На мировом рынке стали первая половина июня выглядела оптимистичной. Спрос увеличивался, цены росли. Но сейчас, когда июнь практически подошел к концу, дела выглядят не так благополучно, даже если не учитывать эпидемиологическую обстановку.

В конце июня снизилось видимое потребление стальной продукции на самых активных рынках — в Китае, Вьетнаме и Турции. Прежде всего, их просто насытили. Закупки в первой половине месяца удовлетворили отложенный спрос и позволили потребителям создать запасы на ближайшее будущее. А закладываться на более отдаленную перспективу сложно. Ведь если коронавирус снова наступает, политическая борьба в США будет продолжаться, как минимум, до ноября, а, скорее всего, и позже, то какая тут может быть уверенность в будущем?!

Второй фактор — сырьевой. Цены на металлолом прошли через свой локальный пик и начали опять снижаться. В Турции его стоимость пока уменьшилась только на $10-12 за т по сравнению с максимальными отметками двухнедельной давности, но она, очевидно, будет падать и дальше. По крайней мере, арматура в стране дешевеет. Японски й металлолом за последние две недели понизился на $20-25 за т. Как говорится, заготовке на Дальнем Востоке приготовиться.

Наконец, определенное влияние на рынки оказывает сезонный фактор. Где-то это жара, негативно воздействующая на стройки. В Азии — дождливый сезон, играющий аналогичную отрицательную роль. Некоторые районы Китая заливает, там наводнения. Рассчитывать на существенное расширение спроса можно будет только ближе к осени.

Впрочем, как бы там ни было, на Китай можно и нужно надеяться. Там и до начала кризиса проводились беспрецедентные по своим масштабам работы по модернизации промышленности. По оценкам Platts, только за вторую половину текущего года в строй должны войти мощности по выплавке 61 млн. т чугуна и 83 млн. т стали в год. Причем, за немногими исключениями, эти новые доменные и электродуговые печи, конвертеры, МНЛЗ и прокатные станы должны заменить выводимые из строя устаревшие производственные линии.

Не менее радикальная перестройка проводится в Китае и в других отраслях, в частности, в алюминиевой, цементной, угледобывающей промышленности, энергетике. И каждый такой проект — это масса заказов для китайских же производителей оборудования, комплектующих и материалов. В таких условиях не удивительно, что коронавирус и падение экспортных заказов стали для китайской экономики достаточно серьезными, но в целом преодолимыми неприятностями. При всей своей интегрированности в мировую экономику Китай достаточно успешно решает задачу по замещению внешнего спроса внутренним.

Кроме того, Китай по старой привычке делает ставку на инфраструктуру. Страна большая, развернуться там еще есть, где. При этом если ранее китайцы запускали всякие пафосные «мегастройки» наподобие самых длинных в мире мостов и самых быстрых железнодорожных поездов, то сейчас речь идет о множестве сравнительно небольших проектов на локальном уровне. Кстати, то же самое планируется и в России, только с некоторым уклоном в автодорожное строительство, тогда как китайцы строят, по большей части, железные дороги, метро и аэропорты.

Вообще, вопрос о приоритетных направлениях инвестиций, особенно, со стороны государства и крупных корпораций принципиально важен. Так, например, в Евросоюзе в последнее время началось настоящее «климатическое» безумие, напрямую затронувшее и металлургическую промышленность. Ведущие компании отрасли наперегонки заявляют о внедрении технологий «водородной металлургии», замене доменных печей электрическими, а железной руды — на металлолом и восстановленное железо, переходе на питание от солнечных батарей и ветряных мельниц... то есть, конечно же, турбин.

На Украине есть такая поговорка: мол, что занадто, то не здраво. И вот эта борьба с выбросами углекислого газа производит впечатление сильно избыточной и поэтому нездоровой. Во-первых, потому что никого уже не интересует истинность научных исследований, которые стали основанием для ее запуска. Климатическая политика превратилась в вероучение, в догмах которого нельзя сомневаться, словно в какой-то тоталитарной секте.

Во-вторых, борьбу с глобальным потеплением яро и с пеной у рта (а как еще назвать призывы к прямому административному запрету бензиновых автомобилей и угольных электростанций?) ведут те же самые люди, которые одновременно клеймят «тоталитарную Россию», сражаются за права ЛГБТ и прочих интеллектуальных меньшинств, а в последнее время еще и дирижируют «памятникопадом» в США. Как говорится, есть такое понятие — модус операнди...

В-третьих, климатическая политика — очень недешевое удовольствие. Группа ArcelorMittal, обнародовавшая свою программу достижения «углеродной нейтральности» к 2050 г. за счет перевода всех своих мощностей в Евросоюзе на использование металлолома и горячебрикетированного железа, замену природного газа водородом, улавливания и захоронения углекислого газа, оценивает свои затраты в 45-65 млрд. евро без учета расходов на создание новой инфраструктуры. И прямо намекает, что рассчитывает на финансовую поддержку со стороны правительств и общеевропейских структур.

Особенно умиляют планы Германии и еще полудюжины европейских стран перевести свою промышленность, транспорт и коммунальное хозяйство с нефти, природного газа и угля на «чистый» водород. Причем этот газ хотят получать в электролизерах, энергию для которых будут давать исключительно ветряные и солнечные установки. Атомная энергия не катит, хотя она-то углекислый газ никак не эмитирует.

«Изюминка» здесь заключается в том, что стоимость такого «зеленого водорода» составляет в настоящее время около 4 евро за килограмм. Тогда как природного газа (правда, при нынешних низких ценах на него) — что-то типа 7-10 евроцентов. Да, у водорода теплотворная способность в три с лишним раза выше, так что разница в цене будет не в 40 раз, а только в 13-15.

По оценкам ассоциации Hydrogen Europe, создание полноценной водородной отрасли в пределах ЕС с инфраструктурой и потреблением на уровне 16,9 млн. т в год к 2030 г. потребует порядка 430 млрд. евро, из которых 145 млрд. евро должно быть предоставлено в виде государственных грантов или капиталовложений. А если планы «безуглеродной экономики» предусматривают такие астрономические затраты на внедрение водородных технологий и прочую климатическую политику, то очевидно, что кто-то рассчитывает эти средства «заработать». И теперь готовит почву, проплачивая соответствующую агитацию и пропаганду.

Причем, ни конечным потребителям, ни государствам, которые так или иначе будут оплачивать данный банкет, он не принесет ничего, кроме, так сказать, морального удовлетворения. Потому что миллиарды, которые будут потрачены той же ArcelorMittal на борьбу с углекислым газом, не будут использованы для повышения качества стальной продукции, разработки новых материалов, внедрения цифровых технологий, модернизации производственных мощностей и т. д. А чтобы иметь возможность перенести свои мегарасходы на стоимость готовой продукции, та же корпорация лоббирует введение в ЕС «углеродных тарифов» на металл из стран, где сталелитейные компании не выбрасывают в прямом смысле средства на воздух.

Безусловно, здесь можно сказать, что каждый сходит с ума по-своему. Но исповедания той же «климатической религии» требуют и, в частности, от российских компаний, интересующихся европейским рынком. И вот уже наш отечественный бизнес вынужден внедрять принципы «устойчивого развития», бороться с углекислым газом (хорошо, если одновременно и с сернистым) и вообще активно «зеленеть».

Нет, прекрасно, если наши промышленники вкладывают в понятие «устойчивого развития» такие направления как социальная политика, охрана окружающей среды, энергоэффективность и другие общественно полезные мероприятия. Однако почему-то вспоминается, как точно так же в 2014 г. ведущим российским компаниям пришлось присоединиться к западным антироссийским санкциям... Если правила игры определяешь не ты, то в один далеко не прекрасный момент могут возникнуть всякие мерзопакостные сюрпризы.

При этом для российской экономики нынешнее время тоже будет переломным. По идее, уже сейчас, с начала третьего квартала, должен запуститься и заработать «План восстановления экономики России» со всеми изменениями и дополнениями, принятыми в течение последнего месяца. Прежнее правительство в похожих (хотя и не таких экстремальных) обстоятельствах не смогло быстро и уверенно запустить Национальные проекты (и, возможно, именно потому стало прежним). Сейчас шанс кардинально изменить ситуацию и, наконец, запустить в России полноценный экономический рост получила новая команда.

Тяжелый второй квартал с карантином, запретами и ограничениями наша страна перенесла с относительно небольшими потерями. Эпидемия постепенно идет на спад, хотя здесь, конечно, нужно очень серьезно поработать, чтобы не допустить рецидива. Теперь надо начинать выходить из кризиса.


Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Вам также может быть интересно
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
02.05.2024
4-я Конференция «Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья»
Представители нашей компании приняли участие в 4-й международной конференции "Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья", проходившей в городе Баку 18-19 апреля 2024 г.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

О конференции

В последние несколько лет в страны Центральной Азии и Закавказья демонстрируют активные темпы роста потребления металлопродукции: реализуются крупные инвестиционные проекты, активно растут местные производители, иностранные компании расширяют свое присутствие, привнося современные технологии и ноу-хау в национальную экономику.

Особенности развития рынков металлов таких стран, как Азербайджан, Армения, Грузия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения обсудили участники Международной конференции.

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Рынок металлов Центральной Азии и Закавказья

Ключевые темы:

- Текущие тренды и перспективы рынка металлов стран Центральной Азии и Закавказья;
- Факторы, влияющие на конъюнктуру, динамику спроса и предложения на металлопродукцию в Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Киргизии и Туркмении;
- Инвестиционные проекты в черной металлургии в Центрально-Азиатском регионе и Закавказье;
- Возможности российских производителей металлопродукции для потребителей из стран Центральной Азии и Закавказья, особенности логистики;
- Текущая ценовая конъюнктура, особенности развития отдельных регионов;
- Дистрибуция металлопродукции и развитие сервисной металлопереработки на территории Азербайджана, Армении, Грузии, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении.

Участники

Руководители и специалисты коммерческих служб, отделов снабжения и сбыта, департаментов маркетинга металлургических и металлоторговых компаний, сервисных металлоцентров, потребителей металлопродукции из России и стран Центральной Азии и Заказвказья.

Hilton Baku

Место проведения

Hilton Baku (Баку, просп. Азадлыг, 1) - отель с живописным видом на Баку и Каспийское море находится рядом с набережной, в 8 минутах ходьбы от Старого города Баку.

Источник: Металлоснабжение и сбыт, asiaconf.ru
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
13.04.2024
У нас все хорошо. Российский и мировой рынок стали: 31 марта — 7 апреля 2024 г.
На прошлой неделе пришли статистические данные за февраль. И данные эти неплохие, даже с учетом лишнего дня в феврале 2024 г., что дает прибавку в 3,4 п.п. по сравнению с прошлым годом.

Рост ВВП, согласно отчету Росстата, достиг 7,7%, что при отбрасывании «фактора 29 февраля» превращается в 4,3%. Это самый низкий уровень с апреля 2023 г., но сам по себе он достаточно высокий. Существенного замедления экономики несмотря на прошлогодний подъем ключевой ставки пока не наблюдается.

Лидирующее положение в экономике продолжает занимать обрабатывающая промышленность. В феврале она показала рост в 13,5% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Даже по 28 дням месяца прибавка превысила 10%. Промышленность в целом дала 8,5% роста, т. е. фактически 5,1%. В строительной отрасли есть торможение — до 5,1% (1,7% по 28 дням месяца) против +3,9% в январе. Но это тоже замедление роста, а не спад.

Из выступления президента на съезде Федерации независимых профсоюзов России и премьер-министра Михаила Мишустина с ежегодным отчетом правительства в Государственной Думе следует, что промышленность и дальше будет играть роль локомотива российской экономики. Будет по-прежнему увеличиваться государственное финансирование инвестиционных проектов. От частных компаний ждут дальнейшего расширения капиталовложений в новые мощности.

При этом рост в российской экономике отражает далеко не только достижения оборонной промышленности. В стране по-прежнему сохраняется и даже усиливается потребность в импортозамещении по широчайшему спектру промышленных товаров, от уникального оборудования до ширпотреба. Удовлетворить их полностью просто не в человеческих силах, но работа идет по многим направлениям. Это тоже дает весомую добавку и к экономическому росту, и к объемам металлопотребления.

Санкции против России ужесточаются по всем фронтам. Нашу страну стараются всеми возможными силами отрезать от мировых рынков. Сейчас главные удары направлены на экспорт энергоносителей (нефть, сжиженный природный газ, уголь) и международные платежи. И это уже реальная экономическая война на полную мощность. Враг стремится разыграть свой главный козырь — контроль над мировым финансовым сектором. С альтернативными международными финансами пока, увы, сложно. Хотя позади уже два с лишним года испытаний, решить эту проблему не удалось.

Тем не менее, пока что имеющиеся проблемы как-то решаются. Российская нефть продолжает идти на внешние рынки и проносить доход государству. Биржевые котировки на сорт «брент» в конце прошлой недели впервые с октября 2023 г. превысили отметку $90 за баррель. Правда, за этим повышением стоят, в основном, политические риски — боязнь возможного обострения ближневосточного конфликта. Регион уже полгода старательно поджигают. И хотя пока что он демонстрирует негорючесть, претензии и неоплаченные счета к Израилю и его покровителям накапливаются, накапливаются...

Текущее состояние российской экономики приводит в некоторое уныние Банк России, который пока не может похвастаться успешным выполнением своей главной задачи — снижения инфляции до 4%. Как отмечается в Резюме обсуждения ключевой ставки, замедления инвестиционной и потребительской активности пока не происходит. Многие компании получили авансы по госконтрактам и сейчас их увлеченно тратят. Сохраняется острый дефицит квалифицированных специалистов, что приводит к продолжающемуся росту заработной платы.

Как уже неоднократно указывалось, в том числе, на этом сайте, «бюджетный импульс», т. е. интенсивное государственное финансирование госзаказа, инвестиционных и инфраструктурных проектов, различные льготные программы способствует экономическому росту, но препятствует снижению инфляции по методу «замораживания» активной экономики.

Согласно оценкам Совета директоров Банка России, для снижения ключевой ставки необходимы: дальнейшее устойчивое замедление текущей инфляции; охлаждение потребительского кредитования и потребительской активности; снижение жесткости рынка труда; отсутствие реализации проинфляционных рисков со стороны бюджета или внешних условий. Однако этого нет сейчас и не должно быть в обозримом будущем. Сейчас не 2015 г., чтобы российская экономика могла позволить себе полноценный спад.

Вообще, есть такое подозрение, что в борьбе с инфляцией надо делать основную ставку не на монетарные, а на административные инструменты. Например, с их помощью уже несколько месяцев держится на относительно стабильном уровне курс рубля. В ближайшее время можно и нужно будет употребить власть, чтобы повышение цен на нефть на мировом рынке не привело к подорожанию бензина и дизтоплива в России. Вероятно, не лишним будет ценовое регулирование и на российском рынке стальной продукции.

Какие-то виды проката подорожают в апреле, какие-то — в мае, но поднимается в цене все. И это создает проблему. Отдельно — для независимых металлотрейдеров, потому что многие категории стальной продукции стоят дороже на первичном рынке, чем на споте, где как раз очень даже ощущаются высокие процентные ставки. А вообще — для экономики в целом, потому что увеличение стоимости металла тянет за собой рост цен и в смежных секторах.

Впрочем, согласно концепции Минпромторга, ведущую роль в ценообразовании играют затраты на сырье. С металлоломом ситуация достаточно сложная. По данным РА «Русмет», в первом квартале 2024 г. железнодорожные поставки этого сырья на предприятия сократились на 20% по сравнению с тем же периодом прошлого года и примерно в полтора раза — с первыми тремя месяцами 2022 г. Однако вопрос: сколько здесь реального ухудшения снабжения металлоломом российских метзаводов, а сколько — массового перехода с железнодорожной доставки на автотранспорт?

На протяжении последних восьми месяцев цены на лом в России колеблются в достаточно узком интервале — от 28-29 тыс. до 31-32 тыс. руб. за т без НДС с доставкой на завод. И пока нет признаков того, что они готовятся в ближайшем будущем его покинуть.

Подорожанию металлолома мог бы способствовать рост производства стали. Но его пока нет. По данным Росстата, за январь-февраль в стране было выплавлено немногим более 12,0 млн. т углеродистой и легированной стали, что примерно на 0,6% меньше, чем в тот же период годичной давности. С учетом лишнего дня в текущем году спад составил немногим более 2%.

Большого оживления видимого спроса на стальную продукцию на отечественном рынке пока не происходит. Есть активизация в таких секторах как арматура, сварные трубы, прокат с покрытиями (хотя и не везде, а там, где этому способствуют погодные условия), но в секторе горячекатаного проката сохраняется избыток предложения.

Трудно сказать, насколько это сейчас важно для российских меткомбинатов и в какой степени они отделили внутренние цены от мировых, но падение цен на ЖРС и коксующийся уголь за рубежом становится долгосрочной тенденцией. Власти Китая приняли решение об ограничении производства стали и проката в текущем году, так как рынок с этой задачей не справляется.

В 2023 г. официально от металлургов ничего не требовали. Просто намекнули, что превышать прошлогодние объемы выпуска не стоит. Предприятия, выполнив годовой план, действительно прикрутили гайки, так что в декабре 2023 г. среднесуточная выплавка стали в Китае упала до самого низкого значения за семь лет. А по итогам января-февраля этот показатель взял, и скакнул сразу на 28,7%.

Как недавно сообщала китайская консалтинговая компания Mysteel, в конце марта некоторые производители горячекатаного проката увеличили выпуск. Сырье подешевело за последние три месяца в большей степени, чем готовая стальная продукция, так что металлурги в итоге даже оказались в выигрыше несмотря на то, что внутренние и экспортные котировки оказались в непосредственной близости от минимальных отметок с лета 2020 г.

Теперь, когда Национальная комиссия по развитию и реформам КНР (NDRC) возьмет этот вопрос под свой контроль, можно ожидать сокращения выплавки стали в ближайшие месяцы. Скорее всего, это приведет к понижению котировок на ЖРС в Китае до $90-100 за т CFR из-за сужения спроса, если не менее. Уменьшится себестоимость и у других производителей стали, которые считают сырьевые затраты по международным индексам. Может, этот фактор будет способствовать стабилизации и на российском рынке стали?

Хотя по-настоящему серьезных проблем там пока нет. Спрос налицо, обоснованные надежды на его расширение — тоже. Текущих проблем, безусловно, хватает, но в целом у нас все хорошо. Вот пусть бы так и было!

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
13.04.2024
Остается только ждать и гадать. Российский и мировой рынок листового проката: 2-9 апреля
На российском рынке листового проката все идет в прежнем ритме. Хотя есть новый фактор — заявление металлургических компаний о небольшом повышении цен на горячекатаный лист и рулон в апреле-мае. Однако на споте стоимость листа растет очень медленно, и даже не во всех регионах вследствие относительного избытка предложения и недостаточного спроса. Каких-либо изменений к лучшему здесь с обозримого будущего не ожидается. Вопрос о масштабах сезонного подъема остается открытым.

prokat.jpg

Зато спрос на сварные трубы определенно оживился. Благодаря этому поставщики приступили к подъему котировок в прайс-листах по всему сортаменту. Продолжается подорожание холоднокатаного проката и листовой стали с покрытиями, чему способствует достаточно активный спрос. В этих секторах в ближайшем будущем все также останется по-прежнему.

Мировой рынок листового проката получил передышку благодаря повышению котировок в Китае. Правда, этот рост больше базируется на благоприятных ожиданиях, чем на реальных изменениях, поэтому считать его устойчивой тенденцией пока рано. Европейский рынок практически заблокирован для импорта, так как основные поставщики исчерпали свободные квоты не только на второй, но и на третий квартал. Между тем, цены на листовой прокат в ЕС продолжают снижаться.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»